Хитрый фотограф

Страница: 6 из 8

обстоятельств был вынужден, именно вынужден, посещать зал, следить за питанием и устраивать себе адские выматывающие марафоны хотя бы раз в месяц. Я это ненавидел, да и в моей богемной «тусовке», это мало кого интересовало, но на Ксюшу мое сложение произвело впечатление.

— Неплохо, — она закусила губу, — ты сам мог бы быть для себя моделью.

— Да, — я нервно усмехнулся, — не повезло с генетикой.

— НЕ повезло?

— Долгая история. И жуткая.

— Расскажи! — в карих глазах проскользнуло любопытство.

— Это слишком жутко для женских ушей, — сказал я хриплым замогильным голосом, — я ее никому не рассказываю. Но ради тебя я сделаю исключение, как только начнем фото сет твоих прелестей. Так что, марш приседать!

Ее заинтриговали мои слова. Искра любопытства заплясала в ее глазах.

Ксюха стала под свет ламп. Выдохнула, положила руки на пояс и стала приседать, в одних трусиках, как прилежная ученица на физкультуре.

— Делай до конца, не халтурь, — я пытался сохранить спокойствие в голосе.

Было трудно не потерять самообладание, так как Ксюхин давал насладиться видом своей трясущейся жопы во всей красе.

Ее спортивная подготовка была на высоком уровне. Ксюха опускалась и вскакивала очень резво. Половинки невероятной жопы, перетянутые стрингами, дрожали и шлепались друг о друга. Ягодицы раздвигались в нижней точке приседа, полностью обнажая спрятанный шнурок, скромно прикрывающий анус Ксюхи. Но эта развратная картина была перед моими глазами всего миг. Ксения была полна сил и делала все настолько быстро, что я не мог насладиться видом ее раздвинутой задницы.

— Ух! Трудновато! — улыбаясь сказала она, начиная второй подход, почти не отдохнув.

Она вскакивала очень быстро, ее миниатюрные грудки колыхались, с торчащих сосков каждый раз слетали капельки пота. Ее зад покрыли сверкающие бисеринки.

— Давай, давай, Ксюхин! Хорошенько прокачай эту красоту!

У нее была потрясающая жопа. Она трясла и потрясала ей перед моими глазами. Я боролся с диким искушением сорвать с нее трусики, засунуть свой агрегат в ее горячий анал, и спустить все возбуждение прямо в нее.

— Вот Блин. Это не настолько легко как я думала — сказала она, начав третий подход.

Уже, достаточно устав, моя милая соседка не могла так быстро подниматься с корточек как раньше. Постанывая, она с трудом поднимала свой взмокший зад.

Я взял фотоаппарат со стола.

Увидев это, она удивилась:

— Что все? Но я еще не закончила! Не надо поблажек!

— Продолжай приседать, — улыбнулся я, — капли так красиво переливаются на твоем теле. Я хочу запечатлеть это. Никаких поблажек. Не останавливайся.

Несколько раз я сфотографировал ее спереди-суровая нахмуренная Ксюха и ее милые грудки с напряженными сосками.

Как аперитив, я запечатлел ее оттопыренную попку сбоку.

— Отлично.

И переведя свой фотоаппарат режим видео съёмки, так как не хотел упустить не одного мгновение, перешел к главному блюду.

Я стал снимать ее сзади.

Изящная смуглая спина, переходящая в соблазнительные холмы, тонкая веревочка стрингов, одна на поясе другая, исчезает между пышными половинками.

Ксюха, выдохнув, начала приседать.

Ее ягодцы медленно открывали то что было спрятано. Чем она ниже опускалась, тем сильнее задница моей юной соседки раскрывалась передо мной.

Наконец, в нижней точке седа, когда ее корма почти коснулся пола, ягодицы раздвинулись максимально. Я увидел и запечатлел Ксюхин милый анал скромно прикрытый влажной тканью. Сфинктер поблескивал из-за тоненького шнурка. Наивная Ксюха поддавшись на мои уговоры даже не догадывалась насколько соблазнительно, развратно и бесстыдно выглядит в этот момент.

Наконец она закончила приседать и, выдохнув, улыбнулась.

— Нелегко было, но у меня были тренировки и по круче!

— Умница! Я в тебе и не сомневался. Давай времени терять не будем. Ты сейчас отлично выглядишь. Попа стала еще пышнее, и похожа на большой, сладкий, спелый фрукт. Давай, давай! Пока эффект не прошел!

Вновь зардевшись от моей похвалы она, повернувшись к стене передом, а ко мне задом развязала трусишки. Лёгким движением руки они превратились в неприметную тряпочку, и полетел в угол комнаты.

Она стояла абсолютно голая, сверкая своими прелестями. Да, я всё-таки этого добился. Начался новый этап моей эротической фото сессии. Ксюха немного стеснялась, но с каждым щелчком фотоаппарата я видел, как она раскрепощается.

— Вот видишь практически никакой разницы, что ты в трусиках, что без них, — уверенно заявил я, — в такую жару так даже легче. Чем меньше одежды, тем лучше ты себя чувствуешь. А вот парюсь.

Она улыбнулась и кинула. Похоже, ощущение обнаженного тела ей начало доставлять удовольствие. Несколько раз она довольно широко расставила ноги и я увидел очертания аккуратной писечки. Но, к сожалению, я был прав — ее зад был реально большим настолько, что тень от него полностью скрывала киску.

Пару раз я фотографировал ее сбоку, пытаясь поймать в кадр самое сокровенное, но она сразу же прикрывала свой бритый лобок, хитро улыбаясь.

После нескольких безуспешных попыток я понял — все стало еще сложнее. Она с легкостью давала фотографировать свой зад и грудь, но самое ценное прятала.

Это злило и бесило меня. Я хотел увидеть эту девушку абсолютно голой с развратно раздвинутыми ногами! Я хотел ее!

Но виду не подал и, шутя, улыбаясь, восхваляя ее тело, продолжал щелкать. Шестеренки в моем мозгу крутились, пытаясь выработать новую стратегию. Психологически она чувствовала себя комфортно и я сумел ее убедить что грудь и зад можно демонстрировать во всей красе, это ее не смущало. Как то надо поломать барьер в ее голове или же обойти. Возможно, стоит отойти на пару шагов назад и зайти в эдакий психологический тыл. Хм...

— Так, Ксюхин. Прекрасно получается — подойдя, я показал несколько действительно очень красивых фото. Она была, похожу на смуглую нимфу Востока, если такие кончено существуют, — это все твоя заслуга. Я вижу, что ты раскрепостилась и не особо стесняешься, это самое главное. Я чувствую, что тебе хорошо и комфортно. Зачем нужна сногсшибательная внешность, если нельзя ее показать?

— В целом красиво, — она хихикнула, — ну будь тут прохладнее, все было бы не так комфортно. А в такую жару самое-то побегать голышом.

— Отлично. Но знаешь самое главное в обнаженной съемке? Даже не грудь и не попка, какой бы красивой она не была.

Она вновь хитро и властно улыбнулась:

— Если ты пытаешься заставить меня убрать руку от... киски. Этому не бывать!

— Что? — я по-доброму улыбнулся, — что за глупости, я про лицо говорил. Самое главное это лицо. Ну, ты даешь! Хах! — я засмеялся и отошёл.

Ксюха выглядела сконфуженной.

— Прости, Ксюха, но ты ведь сама понимаешь, ты, прежде всего моя модель, а я художник, создающий картину. Ты очень красивая, поверь, но без обид, вагины почти у всех одинаковы. Для меня, как для фотографа, это самая не интересная часть. Раздевая тебя целью было, прежде всего, раскрепостить твою мимику. Что бы фотографируясь обнаженной, ты выглядела расслабленно, играла лицом. Это моя цель. Лицо. Глаза. Вот что главное.

Она, похоже, была немного разочарованной. Возможно, в ней взыграла женская натура, и ей хотелось показать: «Я хозяйка положения. Имея эту сочную щелку между ног, могу дергать за ниточки любого мужчину».

Но я слишком хорошо знал женщин.

Подойдя, я взял ее за плечи. В этом жесте не было ничего сексуального, лишь дружеская поддержка. Если, кончено, не считать, что аккуратные сиськи смотрели прямо на меня, а мой член готов был трахать ее прям сейчас.

— Поверь мне, мало кто видит, насколько ты великолепна. Но я вижу. Ты можешь полностью доверять мне. Моя цель показать именно то насколько ты прекрасна. Меня сейчас интересуют твои глаза, твои чувства. Возможно, как мужчину меня интересует, что же ...  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

наверх