Хитрый фотограф

Страница: 7 из 8

ты прячешь там между своих обалденных бедер, но сейчас я художник. — я выдержал почти театральную паузу, — а эротичнее и привлекательнее твоих бездонных глаз, нет ничего для художника.

Ксюха взглянула на меня.

— Ты странный, — задумчиво протянула она — Но я тебе верю. Хочешь, я уберу руку и буду полностью голой?

Я задумался. Это слишком просто. Неужели мой монолог о художнике произвел такой эффект. Вряд ли. Если я скажу «да, хочу» то вся моя тирада не имела бы смысла. Значит я лгу. Это было бы явно.

— Нет, я скажу даже больше. Тебе надо будет другой рукой прикрыть грудь. Я хочу сделать фото, которые не стыдно будет повесть в галереи искусств. Ты будешь обнажена, но ничего не будет видно. Я хочу сделать самым эротичный элементом на фото твое лицо и взгляд.

Она широко улыбнулась, но в глазах читалось удивление. И еще что-то... Возможно я все же добился ее полного доверия.

— Продолжим! — я хлопнул в ладоши — В этом вся суть. Так, теперь прикрой все, что можешь но одновременно с этим оттопырь попку и прими максимально сексуальное и...

Ксюха прикрыла одной рукой грудь, другую руку продвинула чуть дальше и вместе с щелкой прикрыла свой анус.

— Так?

— Да так. Но оттопырь свои милые булочки сильнее. И лицо! Сделай более страстным его!

Она, прогнувшись, смотрела в камеру. Ее длинные пальцы прикрывали все. Даже когда она была в стрингах я видел гораздо больше. Но, тем не менее, ее поза была более чем развратной в данный момент. Ксюха нагнувшись, томно смотрела в камеру.

— Мило! Отлично! Помни! Первое, это лицо. Больше сексуальности в глаза. Подумай о чем то приятном, эротическом, о чем то, что тебя возбуждает.

Я увидел, как ее зрачки чуть расширились и она облизнула губы.

Продолжая щелкать, я просил принимать ее разные позы. Она послушно все делала. Через пару минут она уже стояла на коленях раком предо мной, но все еще прикрывая самое главное.

— Отлично! Великолепно! Твое тело и твои глаза нечто невероятное. Нужна портретная съемка. Нужно запечатлеть эти глаза крупным планом, — я в художественном запале подбежал к ней и стал брать крупные планы. — Больше эротизма в глазах, Ксюхин. Да, да умница, вспомни свой самый бурный роман свой самый бурный секс! Покажи мне страсть!

Я накручивал ее, внимательно наблюдая за реакцией. Она доверяла мне.

— Отличные фотографии! Взгляни.

Я показал ей действительно отличные портретные сьемки. Прекрасный свет, полуоткрытые губы, больше карие глаза, призывно смотрящие в объектив.

— Ого...

— Видишь? Простой крупный план, а насколько он эротичен. Думаю, все будут грызть ногти от зависти в универе. Но есть способ сделать еще лучше.

— Кажется лучше не получиться, — она неуверенно улыбнулась, продолжая стоять раком.

— Если хочешь, я сделаю самые потрясающие фотографии твоего лица что ты кода либо видела. Если все сделаешь, как я говорю. Ты мне доверяешь?

— Да.

Я отметил про себя, что она ответила довольно быстро. Не задумываясь. Похоже, я окончательно уверил ее в моей высоко духовной и художественной натуре.

— Ты должна возбудиться. Сексуальное возбуждение сделает твое лицо еще прекраснее на фото.

Она на несколько секунд задумалась.

— Каким образом?

— Твоя рука уже лежит на твоей киске, единственно, что тебя нужно сделать, это просто хорошо потереть ее. Ничего не измениться кроме твоего лица. Это мне и нужно, я улыбнулся, — ты и так лежишь сейчас передо мной абсолютно обнаженная и прекрасная и ты ведь абсолютно расслаблена? Ты ведь не чувствуешь скованности или стыда?

— Ну, разве что самую малость.

— Вот эту самую малость, нам и нужно убрать, что бы получились хорошие фото. Давай Ксюха, расслабься полностью пусть приятное возбуждение придет и поможет нам закончить эту фото сессию. Сейчас все зависит от тебя. Насколько ты смелая и не зажатая.

Я вновь сыграл на правильных нотах ее души. Ксюха улыбнулась, кивнула и я заметил как ее рука прикрывающая сладкую щелку легонько задвигалась.

— Умница.

В тишине студии слышались щелчки фотоаппарата. Через пару кадров к этому звуку присоединились легкие стоны Ксюшки.

— Обалденно! В тебе и сила и эротизм одновременно. Уф... Как же жарко.

Ксюха оттопырив попку тихонько постанывая, терла свою киску. Она уже была хорошо возбуждена, но не потеряла контроль над собой. Ладонь терла бугорок, а длинные красивые пальцы еще прикрывая анал и все остальное. Я же быстрым движением стянул с себя брюки и остался в одних плавках.

Мне показалось или он стала теребить свою киску чуть быстрее?

Нет, не показалось. Ибо эти развратные плавки были не намного больше ее стринг и в них мой, хороший, крепко стоячий член, грозился вот-вот вывалиться, порвав резинку. По сути, они ничего не скрывали. Обтягивая настолько сильно, трусы полностью обрисовывала яйца, ствол и головку моего агрегата. Мне было трудно различить, но, кажется, даже взбухшие вены проглядывали сквозь ткань.

Как будто не замечая своего стояка, я продолжал фотографировать прекрасную, мастурбирующую модель.

Ее возбуждение росло все сильнее и сильнее. Стоны, срывавшиеся с ее губ стали чуть более громкими. Она облизывала губы и поглядывала украдкой на мой пах.

— Прекрасно, отлично получается!

Я продолжил фотографировать ее лицо и глаза, в которых горело пламя вожделение.

— Давай перестанем стесняться друг, друга, — шёпотом сказал я потирая член сквозь ткань — давай раскрепостимся. Между нами не должно быть тайн. Ты все еще зажата.

— Оооох... Ооо... чем ты говоришь? — с придыханием сказала она.

— Об этом, — я быстрым движением скинул развратные мужские стринги обнажив полностью стоячую елду с пульсирующими венами — я весь перед тобой и не пытаюсь прикрыться. Это и есть доверие? Покажи, что и ты мне доверяешь.

Вывали я свое хозяйство в середине съемок или даже пол часа назад, Ксюха посчитала бы меня больным извращенцем, оглушила бы сумкой и ушла. Но сейчас все было по другому, моя милая соседка была возбужденная и мокрая, во власти древних инстинктов затмивших сознание.

— Давай малыш, потри хорошенько свою бусинку, ты ведь хочешь этого? — я, фотографирую ее, стал легонько дрочить.

На лбу у этого прелестного создания выступила испарина. Она, что-то прошептав, стала надрачивать свою розовую вагину все сильнее и сильнее. Пламя возбуждения полностью поглотило ее.

Наконец то!

Она, ничего не стесняясь лежа на спине стала не истово стонать, лаская себя. Изящные пальцы теребили клитор, половые губы набухли и взмокли.

Другой рукой она ласкал и щипала свою аккуратные грудки, распаляя себя все больше и больше.

— Прекрасные кадры получаются, — я продолжал фотографировать ее.

Ксюха буквально истекала соками. Вся предо мною — милая, стеснительная девушка в начале сьемок, теперь лежала бесстыдно раскинув ноги, надрачивая свою писечку и украдкой поглядывая на мой член.

— Вот это я понимаю — доверие, — сказал я, фотографирую ее дырочку и спортивные бедра.

Я старался, что бы в кадр помимо ее текучей киски еще и попадало ее возбужденное лицо. Я хотел видеть, как с каждым кадром поток ее соков становится все сильнее и сильнее, а глаза все более и более безумными от похоти.

Пора.

Отложив в сторону фотоаппарат, я подошел к лежащей и текущей Ксюхе. Молча и быстро я заключил ее в свои объятия, придавив к полу, раздвинул ноги и вошел на всю длину, погрузив свой член в ее хлюпающую развратную дырочку.

Ксюха вскрикнула. В крике смешалось удивление, возмущение и наслаждение. Стенки влагалища жадно обхватили мой ствол.

— Что?! Что ты делаешь?!!! — ее голос дрожал не только от возмущения.

— Я трахаю тебя, Ксюхин, — с этими словами я стал размашисто долбить милую и наивную соседку.

Она пыталась выползти из под меня, но без успешно. Я хорошо прижал ее к полу, держал за плечи и беспощадно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

наверх