Юрины жопострадания

Страница: 2 из 5

хозяйка, — но мы же едва знакомы. Точнее, совсем не знакомы?

— Там и познакомимся, — заявил нахал, — душевная беседа как нельзя лучше располагает к знакомству. Ты мне расскажешь о себе, а я о тебе.

— А о себе ты мне не будешь рассказывать? — удивилась такому обороту девушка.

— Там посмотрим, ну так мы идём, или ты меня отшиваешь?

— Идём! — решилась, Юля.

И мы пошли на восьмой этаж девятиэтажного дома. Лифт не работал.

Я сильно устал с непривычки. Жил-то я на втором этаже, и приотстал, исподтишка подглядывая под юбку новой знакомой, симулируя, что у меня развязался шнурок. Мне удалось разглядеть краешек её чёрных трусиков. Признаюсь, будь они красными или, на худой конец, белыми, я бы возбудился сильнее. Они бы контрастировали с тёмной юбкой. Стася более подчёркивала светлыми тонами необъятность своей кормы. Юля, наоборот, любила всё тёмное, чтобы обмануть восприятия засматривающихся на неё.

— Юра, иди рядом, как не стыдно! Ты подглядываешь?! — возмутилась она на каком-то этаже.

— Дай мне руку, — попросил непривычный к таким восхождениям, — я устал с непривычки.

Наконец, Рубикон был пройден, и мы оказались на кухне прелестницы. Кухни, наверное, и посейчас являются главным местом для приёма гостей, а тогда и тем более. Заварив ароматного чая, подрезав булочек с масло-сыром-колбасой, Юля притулила свою прекрасную попу рядом со мной и мы продолжили знакомство. Как оказалось, мы поступили в один и тот же институт и даже на один поток.

— Вот будет здорово, если ещё и в одной аудитории будем заниматься, — обрадовался я.

— Всяко может быть, — призналась девушка, — мне бы было приятно видеть там знакомых мне людей.

Беседа тянулась неспешно, но я страдал словесным недержанием и вскоре выложил новой подруге о себе почти всё. Она же, напротив, очень мало. Чтобы закрепить наше знакомство, Юля достала бутылку вина. После пары бокалов молодые люди прошли в святую святых, обитель хозяйки. У нас немного кружились головы, и поэтому мы завалились на её кровать, а точнее — на широченную тахту.

— Юра, а какая у тебя мечта? — подложив руку под щёчку, лежа в пол-оборота ко мне, спросила, Юля.

— Погладить твою попу. И ещё прильнуть лицом к твоей груди, — ответил мечтатель.

— Нуууу, — ласково толкнув меня в плечо, улыбнулась чуть окосевшая девица, — я же серьёзно спрашиваю.

— Я и отвечаю серьёзно, затем я протянул руку в сторону её жопы и спросил, — позволишь?

Она серьёзно посмотрела на меня, но ничего не ответила. Подумав, что получил разрешение, я положил свою длань на тёплую, мягкую, вместе с тем, упругую попку подружки и стал ласково её гладить. Мы лежали достаточно близко, чтобы Юля почувствовала, как на меня это влияет, но не подала вида. Она даже подвигала ножкой вверх-вниз, чтобы ощутить получше твёрдость и упругость этого чего-то. В конце этого чего-то был сосредоточен жар моего сердца. Он полыхал, отдаваясь молоточным стуком в моей голове. А приятные иглы веретеном страстно покалывали мою спину. Девушке тоже было приятно, она закатила глазки и внезапно сказала:

— Блядь, как-приятно-то, ах... Ой! То есть я хотела сказать: «Боже как приятно!», — поправилась она.

— Не всё ли равно? — сказал я и придвинувшись сильнее, утонул своим лицом в её груди.

Моя мечта сбылась. Юля сильно забеспокоилась о возможном нежелательном продолжении. Да и нельзя так сразу же в первое свидание, вероятно, думала она, и извинившись, попросила меня уйти. Я ничуть не обиделся, уверенный, что мы ещё встретимся, и распрощавшись, счастливый поплёлся домой. Мои руки всё ещё чувствовали теплоту sexytales.org и упругость её попы, а лицо — мягкость и округлость грудей. Дома я хорошенько помастурбировал, беспокоясь о болях, которые возникают от неудовлетворённости...

***

Мы сговаривались встретиться с Юлей на следующий день, но случилось страшное. Был дачный сезон и родители моей подружки увезли её на дачу. На меня опустилась грусть и печаль. Хандра опутала меня своими сетями и заставила позвонить другу, у которого была элегантная жилетка, в неё можно было поплакаться. «Приходи, — сказал друг Миша, — на месте расскажешь».

— И что, она тебе не дала бы ни в какую? — участливо спросил Мишаня, усаживая на диван перед телевизором.

— Откуда мне знать? — подивился я. — Может и дала бы, будь я настойчивей и напористей.

— Вы же вместе лежали на её постели, и ты немного руки распускал, выражаясь твоим языком, — удивлялся друг, — чего ж не взял?

— Она меня прогнала, — чуть не хлюпая носом, признался я, — мы сговорились встретится сегодня, но родители силой увезли её на дачу.

— Ну и ты поезжай на дачу, мне тебя учить? А ночью прокрадёшься к ней в спальню. Она побоится закричать и отдастся тебе нежно и тихо.

— Кабы знать где эта дача?

— Те не спросил?

— Не, — загрустил тупоголовый молодой человек.

«А, действительно, хрен ли бы было не спросить?», — думал я

— Ладно не грусти, — участливо сказал друг, — поехали ко мне на дачу.

— Зачем? — удивился не имевший приусадебного участка.

— Да там работы — кони не валялись, — стал объяснять друг. — Папусик с мамусиком в понедельник приедут, дадут мне втык, а вдвоём мы враз управимся. Ты же друг, поехали, а? Без тебя мне не справиться.

Я согласился, сбегал домой за сумкой и оставил своим записку. У Мишки была своя тачка. То ли Москвич, то ли Жигули, а может, Запорожец. Он резво гнал по просёлочной дороге, расписывая прелести курортной жизни на даче.

— Река там, — мечтательно закатывая глаза, рассказывал он, — вода тёплая, как парное молоко.

— Иня, что ли? — сказал я, фыркнув. — Пятьдесят метров шириной, река.

— И рыба, — не обращая внимания на не патриота своего края, продолжил водитель, — любишь рыбачить? — допытывался он.

— Нет, — признался я, — шашлыки люблю, малину, баню, а грибы и рыбалку — нет.

— Мы не пойдём, некогда нам по рыбалкам и грибам ходить, там просто заросли сорняков.

Сорняки я не любил, но кормить комаров своей кровушкой, предпочёл сорнякам. Долго ли коротко мы ехали, но вскоре стояли написано для sexytales.org раком, в купальных плавках и дёргали треклятые сорняки. Похоже, Мишка впервые за всё лето решил посетить дачу. Но я не роптал, а со остервенением вырывал врагов овощного и ягодного народа. Малины там было, кстати, завались. В перекур мне пришлось тщательно объесть три куста. Глаза наши боялись, но ближе к часам четырём дня мы выдрали всю нечисть. Миша занялся мангалом, чтобы приготовить шашлыки, а я, вооружившись инструментом, пошёл чинить кран для воды.

— Напор хороший, — пояснил друг, — но вода еле-еле сикает. Полить, может, успеем, но надо же и для бани... Но ты Юрка не сделаешь, — усомнился он в моих сантехнических особенностях.

— Твоё дело шашлыки пожарить, и баньку истопить, а об остальном я позабочусь, — горделиво заявил сантехник всех времён и народов.

Мне пришлось истратить много сил, чтобы отвернуть пригоревший кран с помощью молотка, зубила и природной смекалки. К счастью, я был только в плавках, потому что напор был, действительно мощнейшим. Обескраненная труба хлестала на три метра водой, но предварительно эта вода облила меня с ног до головы три раза. Несколько попыток прикрутить другой кран не увенчались успехом. Вода была сильнее меня. Звать друга на помощь не представлялось возможным. Жарка шашлыков была в самом разгаре. Сообразив, что я немного дубоватый, открыл новенький кран на полную, и вскоре он был завёрнут на трубу, весело поливая дорогу между грядками. Подсоединив шланги, герой дня принялся поливать овощи и фрукты прекрасным напором воды. Потом мы быстро набрали воду в банный котёл.

— Ну, ты мастер, признаю! — восхищался мной дружбан. — Ты, Юрка, достоин награды!

Он выбрал из вороха ...  Читать дальше →

Показать комментарии (41)

Последние рассказы автора

наверх