Юрины жопострадания

Страница: 4 из 5

натиском врага. Но... Она сказала твёрдо:

— НЕТ! Отпусти меня сейчас же, иначе произойдёт плохое... я тебя ударю... А мне бы не хотелось.

— Что плохое? — отпуская свою мечту, не понял я, — ты девственница?

— Нет, конечно, — ответила она, — но я не хочу так. Не хочу и всё!

— Знаешь, — завёл я свою песенку, — что бывает с мужчиной, когда он не удовлетворён?

— Знаю, — кивнула головой Юля, — тебе будет больно. Хорошо, я не хочу этого, я тебе помогу.

Она ласково взяла одной рукой за мой член, а другой за мошонку и стала с ними играть. Я охнул и, обняв её за плечи, стал осторожно поглаживать спинку, медленно опуская руки вниз.

Женщина смотрела мне в глаза, сосредоточившись на мастурбировании моего члена. Ей хотелось, чтобы я быстрее кончил, поэтому она ласково улыбнулась и сказала:

— Юрочка, не бойся. Делай, что тебе нравится. Хочу, чтобы тебе было приятно.

Я тут же ухватил её за сладкую жопу и стал гладить, мять, одним словом, делать, что мне очень хотелось. Мои губы вновь целовали её соски, грудь, шею. Я добрался до её сладких щёчек, и мы стали страстно целоваться в губы. Это-то и было завершающим аккордом. Я громко прерывисто застонал: «А... а... а... а-а-а-ааххххх, уй ю-ю-уй... «. Это продолжалось с полминуты. Пока я забрызгивал её животик. Юля осторожно намазала моё семя себя на пальчик и попробовала его на вкус.

— Хочешь? — протягивая мне ещё одну порцию, спросила она.

— Нет, — покачал я головой.

Тогда она закрыла свои глазки-смородинки, призывно открыла свой сладкий ротик, ожидая поцелуя от меня. Я страстно поцеловал её.

— Ты спишь одна? У тебя своя комната на даче?

— Да, — ответила моя любовь, — а зачем ты спрашиваешь?

— Я приду к тебе ночью... После двенадцати. Если окно будет открыто и на нём не будет препятствий, типа вазы с цветами или статуэтки, а если...

— Я поставлю вазу, — перебила меня Юля.

Но я прочитал по её губам: «Да! Приходи. Я буду ждать»

— Где твои окна? — спросил неудачник, представив, как залазает через окно в комнату к родителям или к сестре, которая была лет на десять старше Юлии.

— В торце дачи, сзади, — объяснила она, — увидишь вазу с цветами, беги прочь...

***

— Ну, чё? Как дела? — Спросил Мишаня, после того, как я проводил Юлю до дому.

По всему было видно, что тот основательно приложился к бутылке, и уже хлопал покрасневшими глазами, готовясь спать. Было всего-то восемь вечера. Но мы здорово напахались, да и после баньки, обычно тянуло на сон...

— Никак, — соврал я, — у неё кровавый четверг.

— Сегодня же суббота? — подивился дружбан, но резво сообразив, о чём я, пошатываясь, отправился спать.

«Его теперь с пушки не разбудишь», — подумал я и, поставив будильник на без десяти двенадцать, тоже бросил свои кости на скрипучий диван. Мне снился эротический кошмарик. Проснувшись от вселенского грохота (так громогласно тарахтел будильник), быстро приведя себя в порядок, бегом отправился к своей возлюбленной. Было холодно. Окно в её комнату было чуть приоткрыто, но вазы там не стояло. Не успел я его открыть, как в проёме замаячила фигура в белом. Это была Юля в ночнушке. Она прошептала:

— Лезь скорее. Мы не подумали, что ночи холодные.

Через миг я был в комнате. Мы закрыли окно. Я быстро разделся и юркнул под одело, чтобы согреть свою любимую.

— Сейчас тебе будет жарко, — шептал я ей, — я тебя согрею.

— Посмотрим, посмотрим, — тихонько хихикала моя любовь и прижималась ко мне со страшной силой.

На своей территории она чувствовала себя значительно уверенней, не то что в бане и позволяла практически всё. Я гладил её попу, а потом развернувшись под одеялом, стал её целовать со всею страстью, на которую был способен.

— Теперь я верю, — шептала она, — что ты жопострадатель. Другой бы целовал мою грудь, но ни как ни жопу.

— Я не другой, — шептал я, — я особенный, покусывая и пощипывая свой фетиш.

Но тогда ещё не было таких слов. А жопострадатель, похожее на другое, но не красиво звучавшее, подходило ко мне как нельзя лучше. Мы лежали валетом. Пока я играл с Юлиной попой, она ласкала мой член руками. Мне даже показалось, что она его поцеловала.

— Ты поцеловала его? — спросил сомневающийся.

— Да, а что это плохо?

— Нет что ты, мне приятно! Поцелуй ещё.

Юля стала целовать его с разных сторон, удерживая в ладошке. Потом она лизнула головку и немного пососала её. Но, вероятно, застеснялась и перестала это делать. Я развернулся к ней и крепко обняв, присосался к её губам страстным поцелуем. Потом ласково прошептал ей на ушко:

— Так приятно было! Ты мне его пососёшь?

— А ты мне полижешь? — сильно смущаясь попросила скромная девушка.

Я, ни слова не говоря, вновь развернулся. Чтобы поцеловаться, она поворачивалась на спину, и лежала, томно вздыхая. Я стал целовать её животик, медленно приближаясь к кисуле. Юля просунула руки под одеяло и ласково гладила мне волосы, что-то шепча при этом, но я не слышал. Когда я прикоснулся язычком к её губкам там, внизу, Юльча вздрогнула и, вероятно, чтобы успокоиться, ухватила мой член в руку и стала страстно его сосать, лишь бы не раскричаться. Она была просто взрывная натура. Могла невольно сматериться, как было в её спальне у неё дома или громко застонать, что в нашем положении было не комильфо. Вдруг услышат в соседней комнате.

Мы не слишком сильно отдавались игре в шестьдесят девять. Юлии, да и мне, чего греха таить, нужно было полное доверие, что перед нами нет никаких запретов. Мы жили в том Мире, где некоторые вещи, происходящие между мужчиной и женщиной, порицалось обществом. Но нам было плевать на это общество. Мы не собирались делиться ни с кем, что с нами произошло. Конечно, Юля понимала, что я расскажу Мишке, что лазил к ней за любовью через окно, но отделаюсь стандартными фразами, типа дала и всё, а вот что она расскажет своей старшой сестре, с которой у неё не было секретов, с её же слов, мне оставалось только догадываться. Я обо всём этом думал специально, чтобы отвлечься, боясь быстро кончить. Но у Юли всё было такое особенное — и жопа, и сиси, и даже глаза, что сдержаться было очень затруднительно. К тому же, она так сладко и нежно сосала, боясь произвести лишний шум, и поигрывала пальчиками другой руки с моими шариками, что казалось, они звенят, будто натянутая тетива любовного лука, и вскоре оттуда полетят любовные стрелы в горлышко любимой.

Я тоже не терял времени даром, пытаясь не концентрироваться на своих чувствах, ласково лизал её кисулю, будто игривый котёночек лакал из плошки молоко. А лакать было что. Юля подтекала от любовных откровений, пододвигая своё сладкое местечко в такт полизываний любимого. Внезапно она заговорила громче, её стало основательно забирать. Демон страсти вонзил свои пламенные когти в её сердце и мозг и, отшвырнул подальше в глубины сознания страх, стыдливость, но главное восприятие этого Мира, что мы были не одни. Я испугался, что родители или сестра проснутся, и нам будет не очень удобно от того, что произойдёт. Пусть даже они постесняются зайти в комнату взрослой дочери, но всё равно...

Поэтому, резво развернувшись, запечатал губы своей любимой страстным поцелуем, и шептал ей на ушко: «Тише, моя хорошая, ты разбудишь весь дом!». Она тихонько подхихикивая от счастья, согласилась. Ухватив рукой моего бойца, потянула его к себе. Его владелец не сопротивлялся и последовал за ним. Вскоре мы были внутри Юлиной киски и молча радовались её жару и вкусной гладкости, приятно обволакивающей нашу любовную сущность. Мне сильно захотелось поласкаться там внутри. Для этого больше всего подходило потереться и потереть у Юли там. Лучшим методом было не лежать бревном, а подвигаться взад-вперёд, что я и не преминул тут же сделать. И хотя страсть тыкала нас иголками в жопы, чтобы мы двигались быстро и сильно, по методу отбойных молотков, влюблённые старались делать это плавно, ...  Читать дальше →

Показать комментарии (41)

Последние рассказы автора

наверх