Морпех

Страница: 2 из 4

его рук, спины и бедер завораживали своими движениями, то напрягаясь, то расслабляясь. Вот он встал в стойку и принялся боксировать с невидимым противником, легко двигаясь на цыпочках и нанося уверенные удары. А я наконец призналась себе, что я действительно испытываю не что иное, как неудержимое сексуальное влечение к этому юноше.

Усилием воли, я заставила себя пойти дальше, по пути зайдя в ванную и ополоснув лицо холодной водой, что слегка остудило мой жар, хотя между ножек уже было влажно и горячо.

Пройдя на кухню, я обратилась к Виктору, стараясь не показывать дрожь в голосе:

— Виктор, доброе утро. Я завтрак приготовила.

— Доброе утро, теть Лен, уже иду — отозвался Виктор и через миг был на кухне. На нем были спортивные штаны и свободная безрукавка, а мне вдруг очень-очень захотелось оказаться хоть на миг в объятиях этих сильных, покрытых венами рук.

— Виктор, ну какая я тебе тётя? Как-то еще хочется себя молодой чувствовать, мне всего-то 35, а уже тетя. Называй меня просто Лена.

Он улыбнулся, пожал плечами и кивнул в знак согласия, а когда я отвернулась к плите, услышала за спиной, как Виктор произнес:

— Я бы дал гораздо меньше, на вокзале думал к Пашке сестра приехала.

А я улыбнулась и кажется, залилась краской.

Мы разговорились, пока Виктор не спеша ел, а я хлопотала по кухне. Он рассказал о планах на жизнь, о свое6й семье, родителях, службе, нашлись общие интересы по книгам и фильмам, как то легко было, словно знали друг друга сто лет, да и какая то граница из-за разницы в возрасте куда-то испарилась.

— Вить, я тебе в дорогу пожарю курицу и картошки отварю, еще пирожков напечь хочу.

— Ой теть Лен... Лена (поправился) спасибо, да к чему хлопоты, я бы магазине лапши взял да колбаски, неудобно как то...

— Все удобно! А на обед Вам с Пашкой плов наготовлю, вообще Пашка любит мою стряпню.

— Мне тоже все очень нравится!, — отозвался Виктор.

Весна нынче выдалась жаркой, отопление еще не отключили и я ходила по дому в коротеньком сарафанчике и босиком (никогда не ношу тапки). Стряпая на кухне, я все больше находилась к Виктору спиной или полубоком и снова у меня появилось ощущение, словно он оценивающе осматривает мою фигурку, а у меня от этого по всему телу прокатилась какая то тёплая волна, хоть и стало чуть жарко.

Но в принципе, а почему бы и нет, я действительно (и Виктор не льстил) выгляжу моложе своих лет, сумела сохранить фигуру после родов, хотя и не скажешь что всегда была стройняшка, но я никогда и не стремилась к аннорексичной фигуре, потому что природа наградила меня нашей настоящей русской красотой. Ну может бедра, попа и талия у меня чуть больше чем у супермодели, но мне во мне все нравится, а это главное!

Я на миг задумалась: «Риса в емкости для сыпучих было мало, на плов не хватит, в магазин идти неохота, а!, так у меня на кухне есть небольшие антресоли, там хранится запас продуктов на черный день (а мало ли что!) и там наверняка есть рис!»

Антресоли находились высоко, над кухонной дверью, и я, позабыв о госте, ну или о том, что он все же гость, увлеченная своими кулинарными мыслями, подставила табурет, на миг мелькнула мысль, что табуретка шаткая и как бы не навернуться с нее, но пока эта мысль формировалась и неслась к нужному закоулку мозга, я уже забралась на табуретку и встав на цыпочки (а роста я невысокого), шерудила среди консервных банок и кульков с макаронами, отыскивая пакет с рисом... и едва я дотянулась до него, то меня словно холодной водой облили...

Виктор! Он ведь наверняка все это время наблюдает за мной, а снизу ему открывается прекрасный вид на мои ноги, округлую попку и трусики-стринги, которые он наверняка увидел, под коротким сарафаном, пока я тянулась за рисом. порно рассказы Мне стало жутко стыдно, я густо залилась краской и излишне поспешно вынырнула из шкафчика, сжимая заветный пакет... ну и, конечно же, подлая табуретка покачнулась, я не удержала равновесие... и полетела!

Пока летела, вспомнила всю свою жизнь, представила как падаю плашмя, разбиваю голову, ломаю позвоночник, теряю сознание... только сейчас до меня стало доходить, что я больше не падаю, а сильные руки сжимают меня за талию и прижимают к себе, я почувствовала спиной, как напряглись мышцы у него на груди, кажется, я даже ощутила кубики пресса на его животе, и мне кажется еще я ощутила что-то твердеющее своими ягодицами, но была слишком напугана, чтоб думать сейчас об этом. Начался отходняк, мандраж, колени затряслись и начали подгибаться, и лишь благодаря крепким рукам Виктора я не сползла на пол, а осталась стоять на ногах. Тело и лоб вмиг покрылись испариной, во рту пересохло, а сердце барабанило где-то в горле. Я еле сдерживалась, чтоб не расплакаться.

— Ты в порядке, Лена?, — неуверенно спросил Виктор и начал ослаблять свой хват, но я вцепилась в его руки вспотевшими ладонями и дрожащим голоском прошептала:

— голова кружится, подожди, сейчас все пройдет.

От соприкосновения наших обнаженных рук меня, кажется, пронзил разряд тока, и я вновь ощутила дрожь во всем теле, но теперь уже не от испуга, а от желания. Я чувствовала, как кровь приливает к моей розочке, как набухают ее лепестки и распускается бутон, как выступают на ней капельки росы, как вся она трепещет и изнывает от желания и тогда я просто перестала контролировать и сдерживать себя и отдалась потоку чувств.

Я развернулась, так и оставаясь в кольце его объятий, привстала на цыпочки и закрыв глаза, инстинктивно приблизила к его лицу свои губы, почувствовала упругость его губ и напористость его поцелуя, мелкие щетинки на лице приятно царапнули нежную кожу на моем лице, я вдыхала его горячее дыхание, а наши губы и вовсе выписывали самостоятельный неистовый танец, я облизывала и посасывала его губы, а он мои, кажется наши губы целовались друг другом независимо от нас, а наши языки независимо от них, наши тела, сердца и даже души в тот миг сплелись в единых объятиях. Его крепкие руки были у меня за спиной, а я положила свои ему на грудь, и блаженно сжимали упругие мышцы своими пальцами. Его член упирался мне в живот, а у меня в трусиках все полыхало и текло.

И тут я засомневалась, вдруг Виктор одумается, не захочет, застыдится, прекратит все это, поэтому взяла инициативу в свои руки. Прервав жадный поцелуй, я заглянула на миг в его карие глаза (они стали почти черными), и к моей радости не увидела там ни сожаления, ни стыда, а лишь пламя страсти и удивление.

— Пойдем, — прохрипела я и за руку потянула его на кровать.

Мы встали около заправленной кровати, я потянула снизу вверх его безрукавку и стянула ее, после чего положила на его грудь ладони, принялась гладить ее и покрывать поцелуями.

Виктор на миг замер, но (словно спохватившись) перехватил инициативу в свои сильные мужские руки. Он вновь притянул меня к себе и принялся целовать еще более неистово, порой мне просто не хватало дыхания, а его руки, его пальцы путались в моих волосах, блуждали по спине, то поглаживая, то крепко прижимая к себе, с каждым разом его действия становились все смелее и увереннее, вот он уже проводит ладонями по ягодицам слегка сжимая их (от чего я сладострастно постанываю), вот от крепче прижимается восставшим твердым членом к моему животу и делает им еле заметные движения вверх и вниз. Вот его губы скользят по моей щеке и осыпают страстными поцелуями шею до самой ключицы, от чего я выгибаюсь в его объятиях дугой и бьюсь словно рыба угодившая в сеть.

Виктор на миг ослабляет натиск и прекращает поцелуи, он заглядывает в мои глаза, хочет прочесть, все ли он делает правильно, едва заметно киваю и уже я тянусь снова к его губам, словно жаждущий, к столь долгожданному прохладному роднику! Но потом слегка отстраняюсь:

— мне снять платье?

Легкий кивок.

Берусь снизу за подол и платье медленно ползет снизу вверх, вот показались темно-вишневые ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх