Укрощение царицы драконов

Страница: 23 из 24

и это больше даётся ей, но тело ещё не может это принять и компенсирует болью, это случилось и с ней. Как раз пригодился узел, она не смогла расцепиться из-за него, всеми силами стараясь вылезти из-под него или столкнуть. Демон сумел вернуть над своим телом утраченный в эти моменты контроль, стал её удерживать под собой, а она всеми силами старалась вырваться, ведь с каждой новой струёй семени испытывала чудовищную боль. Она вцепилась зубами в его руку, прокусила чешую.

Демон мог успеть её остановить, но не стал спасать свою руку, позволяя ей глубоко вонзить зубы, а затем и когти. Главнокомандующий продолжал кончать, изливаясь в неё. Интимные шипы плотно сжались на замершем члене, наверняка она выпускала яд, к счастью забыла о своих ядовитых клыках. Почувствовав его кровь во рту, стала её пить и что странно, это ей помогло, боль стала слабеть, а затем вовсе исчезла и наслаждение вернулось. Тиирит продолжила кончать и не перестала пить кровь. Её уретра не сокращалась, вибрировала (столь частые были интервалы), спуская тонкой струйкой кончину, уже не прозрачную смазку, а густую горящую субстанцию, быстро прожигающую прочную палубу. Она, они оба дышали огнём, вся их чешуя пылала, хвосты сплетались, высекая чешуёй искры. Так они были сцеплены двадцать долгих минут, показавшимся им почти вечностью. Яичники Тиирит выпустили собственную семенную жидкость — сотни яйцеклеток и все агрессивные. Яйцо, способное дать жизнь только одно, а их намного больше. Начавшаяся битва не ограничивалась второй маткой, воины видели, как из огня, изливавшимся от двух сцепленных экстазом тел, разлетались цветные искры, это был танец смерти. Летали в зале, над воинами. Они задевали друг друга, сталкивались между собой и часто гасли. Также вели борьбу сперматозоиды. Выживут и соединяться самые хитрые, затем они обретут силу, приспособятся и соединяться. Но уже сейчас заметны лидеры, две искры быстро уничтожали другие.

Один из воинов, стоящий в почётном первом кольце строя, вынул из ножен меч — популярное реликтовое оружие, не выдающееся ничем, стандартное. Этот поступок не предусмотрен ритуалом. Переливающаяся всеми оттенками цвета искра опустилась на его лезвие, других таких искр не осталось. Красных искр было многократно больше, но и среди них спустя три минуты осталась только одна, также севшая на меч. Две последние искры начали свой танец, танец жизни на кромки лезвия. Тут они не могли слиться, стать одним целым и лишь выяснить свои непонятные отношения. Завершив вернулись в родительский огонь и исчезли, где тела касались самыми интимными местами, легко пройдя сквозь чешую Тиирит.

Затем начали сливаться огненным вихрем, подгоняемые внутренним жаром. Главнокомандующий пылал красным огнём, она — фиолетовым. Тиирит ощущала его биение силы, желала забрать его, как забрала воина, демонессу, испытывая хищный инстинкт. Даже пару раз обнажила клинки, но вовремя осознала неравность положения и свою уязвимость, ведь он всаживал в неё свой огненный фаллос и мог легко убить, просто пронзив глубже. Ей нравилось чувствовать огонь на всей чешуе и в себе, глубоко в недрах. Её сердце билось в ритме экстаза вместе с фаллосом в ней, множество раз они расправляли крылья и взметались вверх, кружились и сливались, обвивались телами, сливались единым огнём и каждый раз, как он кончал, в её чреве ярче зарождалась новая жизнь.

После он уложил её на постель, она, сменив облик уснула. Целый час он решал, укрывать её одеялом или оставить как есть, чтобы смотреть на её прелести полу человеческого облика. Сам он сейчас принял облик обычного мужчины, каким никогда не был. Разглядывал её длинные чёрные волосы, как среди них выступают рога и острые ушки. На нагом теле, где была кожа — ровный загар, только соски выделяются фиолетовым цветом, как губы рта. Он её не касался, разве что поглаживал волосы, в ответ они шевелились, восстанавливая избранное положение. Ноги были сомкнуты, на лобке ровная растительность, наверняка мягкая, почти такая же, как на хвосте и краям кожистых крыльев. Поняв, что она больше не спит, стал нежно гладить её волоски, но уже не на голове, действительно мягкие и чувствительные, также шевелились под пальцами. Он накрыл их ладонью, а пальцы скользнули вниз, не стал проникать, просто ощутил её сомкнутые губы и уже начавшуюся сочиться смазку меж них. Повёл влажными пальцами вверх, немного сбоку в направлении левого соска, оставляя на коже её влажный след. Когда влага на пальцах кончалась, возвращался обратно, почерпнув, пальцы продолжали путь, ведя его от начала, ведя влажную полосу дальше. Ему почти удалось довести её до соска, когда она неожиданно резко дёрнулась, ладонь была на лобке, указательный и средний пальцы вошли в её горячую, влажную, обволакивающую глубину. Это было неожиданно и невероятно приятно, они оба замерли, наблюдая в глазах друг друга взаимное наслаждение, от этого простого, но очень приятного действия. Ему пришлось заставить себя оставить её щелку, обе руки синхронно опустились на грудь, нежно и ласково пальцы сомкнулись на этих двух полушариях, стали массировать их.

От касания к соскам она вздрагивала, сбивалось дыхание. Её руки оставались лежать ровно вдоль тела, он понимал, что вскоре она не сумеет сдерживаться, начнёт ими требовать ласку внутренних поверхностей тела, со всем своей драконьей настойчивостью, поэтому взял её руки и уложил вверх. Возникшая верёвка обвязала запястья, стянула их вместе, она не сопротивлялась, но это ей не понравилось, в глазах это не отразилось, но когти стали длинней, в том числе ног. Связывать их он счёл необязательным и продолжил ласкать. Везде где хотел он трогал её, ощупывал, совершая массаж, для него это была возможность изучить её новый облик. Шерстка в основании хвоста уже вся блестела от её вожделения, когда он перевернул её на живот. Теперь его пальцам был открыт обширный простор её спины и крыльев, а также всего, что ниже. Когда руки закончили с ними и стали опускаться к ногам, он раздвинул ей ягодицы, она сама задрала хвост, обнажая влажные ниши. Он опустил её хвост вниз, не было не было нужды задирать, достаточно было сдвинул в сторону, что он и сделал. Затем шире раздвинул ей ноги, так чтобы меж них поместились его, он размещался на ней. Главнокомандующий искренне хотел дать ей удовольствие, но нельзя было допустить, чтобы она возгордилась, поэтому нужно снова указать ей на её место. Член стал жестко входить ей в задний вход, хотел выебать её жестко, но едва только вставил весь, как она судорожно сжала весь член и, похоже, кончила. Так велико было её возбуждение, это было хорош и одновременно плохо. Ей — развивающейся демонессе или теперь новой жизни в ней всё ещё очень требовалась сексуальная энергия, значит всего того, что она уже взяла, оказалось ей недостаточно. Она и ребёнок станут ещё сильней. Но это было плохо тем, что у него теперь было мало времени для её нужд.

Двое суток он не покидал каюты, дольше быть с нею не мог, его присутствия требовали множество дел, Завоеватель готовился начать вторжение, к счастью не запрещалось брать её с собой. В облике, в котором она теперь часто прибывала, полагалась одежда, расцветка обозначала статус и привилегии, за нарушение формы полагалось жестокое наказание, даже смерть. Демон не стал заморачиваться, оставил её в статусе личной пленницы и одежду давать не стал, не было смысла, постоянно рвать на ней ткань или смотреть, как эта ткань намокает на ней. Поэтому ей приходилось следовать с Главнокомандующим абсолютно нагой, чувствуя смущение и жаркие взгляды, отчего намокла там. Этот облик был полностью подвластен ей, хотя она ещё во многом не разобралась. Так она отрастила шерстку лобка, чтобы та закрывала щелку, отчего демон стал ехидно смотреть, волоски там не успевали просыхать и довольно часто попадали в половое отверстие. Пришлось вернуться к первоначальной длине волосков лобка, так что при простой ходьбе были заметны половые губы, хорошо выделяющиеся фиолетовым цветом на фоне её тёмной кожи. Хорошо хоть хвост полностью закрывал ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх