Укрощение царицы драконов

Страница: 1 из 24

Оглушённая, она не понимала где она и что происходит, но уже пыталась сопротивляться. Цепи, как змеи подползли к ней, звеня звеньями по полу, стали заползать на неё и расползаться по телу. Шетеш управлял ими жестами рук, указывая, где их звеньям сомкнуться. Это настолько его увлекло, что не чувствовал боли от ожогов и ран, полученных в их скоротечной схватке. Она опалила, оцарапала, даже покусала его, но теперь он с нею за это сочтётся.

— Попалась, что кусалась, — самодовольно сказал он, когда сомкнулось последнее звено плена.

Заклинание оглушения исчезло, она вполне ясно на него посмотрела.

— Как ты смеешь, так обращаться со мной! Немедленно освободи, я Нраин, дочь Хоруша, — сказала она уверенно и властно, будто с ней была сила отца. — Иначе не представляешь что случиться с тобой!

— Ничего, — Шетеш остался спокоен.

Хоруш — один из пяти властителей, влиятелен настолько, что если такой видный дракон, как Шетеш исчезнет, то никто не задаст вопросов. По его реакции она решила, что он не верит, он это понял и пояснил:

— Никто не знает где ты и никто не защитит тебя здесь.

Чтобы подтвердить слова, Шетеш нанёс лёгкую пощечину. Её глазах возникла ярость. Он ударил вновь, потом ещё и ещё, прикладывая больше усилий. написано для sexytales.org Она зашипела, решила плюнуть в него, но цепь сдавила горло, шипение перешло в хрип. Задыхаясь, раскрыла рот, Шетеш схватил её язык и вытянул весь наружу. Цепь на шее ослабла, позволяя свободно дышать.

— Я знаю кто ты, твой длинный знатный язык не поможет тебе, — на пальце левой руки выдвинул коготь и приставил к её языку. — Особенно если отрезать.

Нраин забилась всем телом, стараясь освободиться, но, усиленные заклинаниям цепи удержали. Оставалось лишь смотреть, как коготь плавно опускается вниз, рассекая язык, но Шетеш не давил, поэтому нанёс лёгкую рану.

— Надеюсь, вкус своей крови, поможет тебе понять положение, — он отпустил язык и она моментально втянула его, сжала зубы больше не пытаясь шипеть. — Говори, где моё золото, куда дела?

— Можешь убить меня, я не скажу! — сказала она, уверенная в своей стойкости.

— Убить? — на его роже отразилось самодовольство. — Я не тащил бы тебя так далеко, чтобы всего лишь убить.

Тёмная пелена вокруг них растворилась и Нраин увидела, где находилась. Огромный зал с высоким куполообразным потолком с единственным окном в центре, достаточным для вылета дракона. На некоторых стенах закреплено вооружение, а у высокой массивной двери стоят ещё семь драконов самцов, поменьше. Нраин лежала на середине зала, точно под окном. Шетеш поднял руку и согнул пальцы в жесте, все тринадцать цепей стали натягиваться, хитросплетения на её теле распадаться. Нраин попыталась подняться и освободиться, но цепи повалили на спину. Огромный камень стал выдвигаться из пола под ней, поднимая её всю. Цепи обвили запястья, стали вытягивать руки в стороны. Две цепи сплели сетью хвост, ограничив движения, такая же участь постигла шею.

— Значит ты у нас очень гордая, — сказал Шетеш.

Он повёл когтем по её чешуе от подбородка, медленно по шее, груди, животу и дальше по хвосту, цепи ему не мешали. Убрал коготь, всё равно не мог им её ранить, слишком прочная чешуя. Согнул пальцы жестом и цепи стали раздвигать её ноги. Она старалась удержать их, но цепи делали своё дело, раздвигали шире и шире, пока её бёдра не расположились в одну линию. Необычно, её чешуя внизу не раздвинулась сразу, как должно было быть у обычных. Но всё же ей приходилось напрягать мышцы, удерживая чешуйки сомкнутыми. Интересно, насколько хватит её? Шетеш отсчитывал время, он не торопился, чем дольше будет держать, тем сильнее ослабит мышцы и дольше не сможет свести. Минута, вторая, третья, лишь на четвёртой она стала слабеть, чешуйки расходиться в стороны, обнажая узкую щель, и вот она расслабила мышцы. Показав всё то, что драконессы таят у себя под хвостом. Необычно, у неё там тоже была чешуя, мелкие тонкие чешуйки такого же окраса, как на всём теле, мягкие на вид, захотелось сразу же коснуться, но опасно. Если сомкнёт внешнюю броню, то острые грани чешуи прорежут пальцы до кости, настолько остры грани чешуи. Но в отличие от внешней, интимная чешуя уже ничего не скрывала, изящно огибая её отверстия, сжатое колечко ануса и узкую половую щель с тонкими едва выступающими наружными губами, такими же фиолетовыми.

Ещё никогда Нраин не подвергалась такому унижению, собственно её никто не мог унижать. Шетеш подозвал драконов-помощников, чтобы они посмотрели вблизи, приняли участие в её унижении. Не в силах это терпеть и прикрыться, она просто закрыла глаза. Шетеш обхватил основание её хвоста и придавил вниз, отчего вся чешуя промежности разошлась шире, а половая щель приоткрылась, показав светло-розовый внутренний цвет. Шетеш опустил голову к самой щелке и втянул воздух, здесь запах самки был самым насыщенным и его нельзя было скрыть. Нраин ощутила на губах его выдох, интимная чешуя чуть сжалась. Две тонкие цепи из серебра заползли на неё и вцепились в края внешней брони, натянулись, не позволяя сомкнуть внешнюю чешую. Теперь он мог коснуться и воспользовался этим, стал водить пальцем по её интимной чешуе, действительно мягкой и очень чувствительной, описывая круги, подступая ближе к отверстиям, она это чувствовала. Затем он коснулся губ, стал их мять, насладившись, палец остановился меж них, начал давить и немного проваливаться. Она очень упорствовала, но Шетеш не настаивал, чувствуя пальцем её полное сжатие половых мышц. Он убрал палец, глаза Нраин оставались закрыты, она не чувствовала и не знала, что он делал дальше и лишь ощутив, как её щелки коснулось, что-то влажное и мягкое открыла глаза и ужаснулась. Шетеш, уперев руки в камень на котором её растянули, нависал над ней, его подхвостье, его раскрытая половая щель касалась её.

— Сейчас нам обоим будет очень приятно.

Он немного отстранился, чтобы ей стало видно, как из его щели выходит фаллос, с расчётом войти в неё.

— Ты не смеешь!!! — она задёргалась, причём очень сильно, цепи едва держали.

— Сейчас проверим силу твоего упорства, — ответил Шетеш, фаллос коснулся губ, остроконечная головка стала их раздвигать и входить.

Никто, никогда, не смел с ней так обращаться, её взгляд метался, в нём пересеклись ненависть, ужас, страх. Надеялась найти помощь, но видела лишь обращённые на неё хищные взгляды помощников. Происходящее их так возбудило, что их члены высунулись. Длинные, два метра длиной, немного провисли, изгибаясь и сочась влагой, это было омерзительно. Она представляла свой первый раз иначе, самец, должен заслужить право быть с ней, быть достоин её и нравиться ей, но здесь Шетеш сокрушал её мнение жестоким способом. Широко разведённые ноги не позволили ей избежать вторжения, не могла закрыться хвостом, только сопротивляться внутренними мышцами. Он и в самом деле проверял её упорство, которое оказалось удивительно сильным, но недостаточным. Её интимные мышцы были отлично развиты, Шетеш даже решил, что она опытна, но в её ненависти таился и страх. Считалось, что любовная смазка царей расслабляла упорствующие мышцы цариц. А она так упиралась, что Шетеш боялся, что порвёт себе эти мышцы, поэтому применил расслабляющее заклинание.

— Тебя разорвут на куски! — кричала она, в то время как фаллос входил глубже.

Шетеш слегка приседал, топя фаллос в ней, наслаждаясь моментом, завоёвывая её недра, чувствуя, как её ткани плотно обхватывают его, но удовольствие вскоре закончилось, как ожидалось, упёрся в девственную преграду.

— Говори, где моё золото! — сказал он крайне злобно.

Собственно поэтому она оказалась здесь. Решила, что её высокое положение позволит безнаказанно украсть 686 монет или что Шетеш не заметит этой мелкой кражи в россыпи из 76096849 монет. Ей было лучше всё рассказать, но Нраин излишне горда и упряма. Впрочем, именно на её упрямство рассчитывал Шетеш и она ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (21)
наверх