Укрощение царицы драконов

Страница: 18 из 24

Она это видела и ощущала, как выворачивалась её шейка, а затем сама матка, она ничего не могла сделать, только испытывать необычное чувство и видеть выходящие яичные складки, теперь они были снаружи. Яичники этой матки пока находились внутри, если это так можно назвать, не в брюхе, а где-то в вывернутых наизнанку половых органах. Он чувствовал все её кровеносные сосуды, как по ним движется толчками кровь, чувствовал развитые очень густые нервные переплетения, также чувствовал семенные протоки и закреплённые к ним яичники. Не большие, даже можно сказать маленькие шарики, с ними он был особенно осторожен, их сжатие причинит ей страшную боль.

Ей казалось странным, что она нисколько не потеряла чувствительность, всё прекрасно чувствуя, как он держит её ставшую теперь очень длинной связку половых органов на руках, давление его пальцев на её складках и лепестках, как они сжимаются под собственным весом. Он стал выворачивать последнюю матку. Было больно, но также ей стало это приятно. От них обоих не скрылось, что её розовые нежные ткани стали менять окрас на фиолетовый цвет. Теперь уже все её половые органы были снаружи, лишь маточные трубы и яичники не были вывернуты наизнанку. Повреждения были минимальны, оборвались только мышцы и связки, удерживающие половую систему внутри, кровеносные сосуды, жидкостные трубки, нервы не разорвались, будто были приспособлены. Ему было нелегко удержать её половые органы навесу, это как держать медузу в руках только что вынутую из среды её обитания, даже нет, как удерживать сразу нескольких, примерно штук семь в двух руках и все они шевелятся норовя расползтись. Но он был демоном, поэтому ему многое удавалось, в том числе это. Её складки, а точнее всё же лепестки (поскольку самостоятельно изгибались), были такими же скользкими и нежными, Тиирит была крайне возбуждена, поэтому помимо защитной слизи всё это активно выделяло смазку, даже больше, смазка лилась. Демон взглянул ей в глаза, она была смущена таким поведением своего тела. Она испытывала зуд и чтобы его подавить напрягала мышцы, при этом складки и лепестки, тоже обладающие развитой мышечной тканью, явно жили собственной жизнью, так весь этот ворох шевелился извивался и сокращался. Он взял правой рукой первую матку, так, что два пальца вошли точно в трубки яичников, также перехватил вторую, только было возможно удержать эту связку медуз. Высунул свой длинный язык и стал облизывать все её складки, сначала маток и постепенно спускаясь к вагине.

Это так понравилось ей, что частично оставшаяся в брюхе уретра, начала сокращаться с частотой сердца, выстреливая смазкой, эти струи брызгали ей на грудь, она всё видела и чувствовала, её смазка сочилась по его рукам. Начались локальные независимые сокращения половых мышц, там, где о них тёрся язык. Дополнительно, он захватывал языком источающую её анусом семя, перенося его на участки связки, её ткани стали локально кончать. Подвёл рот к её анусу, принял в рот семя, стал активно облизывать связку, держа её только левой рукой, правой стал водить вверх и вниз по всем органам, надавливая пальцами на сочащиеся выделениями её складки. Она прижала шипы и он, обхватив всеми пальцами её органы, стал водить по ним вверх и вниз по всей протяжённости, онанируя ей, будто это половой член, в ответ она выгибала спину, никогда прежде не испытывая таких ощущений. Постепенно стал заглатывать связку в рот. Сначала вторая матка оказалась у него за зубами, покрывшись семенем, стала интенсивно сжиматься и разжиматься, кончая. Он ощущал быстрое биение этого приятного комка мышц, опоясанного чувствительными складками, затем взял следующую матку. Немного поиграл ими на языке, всё глубже заглатывая в рот, и вот уже губы сомкнулись на складках вагины. Не передаваемое чувство, её складки были раскрыты и трепетали у него во рту, чувствуя всей поверхностью, куда большей, чем если бы в ней был фаллос. Её вагина и часть интимного канала были в полости рта, омываемые семенем и ласкаемые языком, обе матки поглощены в горле, он сосал их, потягивая в себя, растягивая во всю длину.

Смаковал её половые органы, как конфету и они таяли, выделяя нектарную смазку, распаляющую его влечение к ней. Это сказывалось на ритме фаллоса в её горле, ведь он продолжал пользовать её в рот и не перестал изливать в неё. Периодически вынимал и держал навесу её связку, давая ей отдохнуть, наблюдая её затухающие сокращения и слизывая её ручейки смазки. Для него было не впервые так ублажать самку дракона. Дав ей передохнуть, вновь набирал семя в рот, заглатывал её половые органы и там их ласкал, заставляя её кончать вновь и вновь, непосредственно чувствуя каждое сокращение, каждой отдельной мышцы половой системы, фаллосом чувствовал трепетание лёгких, ритм главного сердца. Нужно было держать строгий баланс, при такой обильной стимуляции она могла умереть или хуже — повредить разум. В итоге, когда её тело уже не могло больше агонизировать в удовольствии, уретра выплеснула не как обычно смазку, а сладкую кончину и она потеряла сознание. Вкус этого вещества был лучше насыщен и слаще, по мере того, как с нею обращался самец, этакая награда и показатель. Демон с удовольствием слизал всё и вернул её половые органы обратно, осмотрелся. Значительная часть пола, некоторые стены и даже потолок оказался запачкан. Он не стал призывать слуг, как делал раньше, щёлкнул пальцами и все любовные выделения мгновенно сжёг огонь, даже на ней. Теперь он мог заняться важными делами, которыми пришлось пренебречь ради неё или сказать по правде — своего удовольствия.

Демонесса воспользовалась тем, что хозяин ушёл и прохаживалась вблизи жертвы, чешуя и глаза её пылали огнём, она ревновала. Хозяин очень долго удовлетворял с этой змееподобной свою похоть, и она пришла выяснить почему. Её взгляд исследовал змееподобную, всюду замечая характерные борозды в недрах от фаллоса хозяина, он побывал в ней везде и множество раз. Тиирит чувствовала этот взгляд ревности, не на чешуе, а в месте её интереса, чувствовала его, как тепло. Сначала демонессы просматривала её половые пути, с них перешла на задний проход, от ануса следуя всеми изгибами до места куда уже не проникал фаллос демона, оттуда взгляд перешёл на желудок, пищевод и рот, задержался на языке. Затем вновь к половым путям, точнее половым органам, демонесса желала выяснить чем они привлекли хозяина, рассматривая так придирчиво, что от этого взгляда ненависти Тиирит потекла. Пока это было только внутри, но не скрылось от демонессы. Полагая, что змееподобная ещё спит, и проспит очень долго после такого, предварительно снизив температуру своего существенно горячего тела, приподняла конкурентке хвост и лизнула, попробовав вкус. Ей понравилось, стала мягко надавливать, заставляя раскрыться чешую.

Когда вошёл первый палец, а затем и второй, Тиирит ощутила, как хороша демонесса. Каждое касание, движение, скольжение были мастерски выверены, пальцы ловко перебирали, массировали её вагинальные складки и скрытые лепестки, насильственно принуждая Тиирит к наслаждению. Сиада — так звали демонессу, подметила узость щелки, уверенно проходили только два пальца и это после недавнего соития, она быстро поняла, как обращаться с этой неискушённой неопытной щелкой. Тиирит конечно не смогла скрыть, что больше не спит, особенно когда стала выгибаться и стонать. Демонессе приходилось прижимать её второй рукой к полу, положив ладонь на лобок, особенно когда стала обильно сочиться смазка. Теперь демонесса могла ею насладиться, Тиирит ощутила в себе язык, а затем и губы на лепестках, отчего сжала бёдра, зажав ими голову демонессы, стала громче стонать. Сиада ощутила её первые бурные выплески, вслед за ними змееподобная стала кончать и это всего после трёх минут ласки. Она слышала, как при этом хлопают крылья о пол, шлёпается хвост. Демонесса старалась продлить это время, язычок продолжал работать, всасывая её соки. Вводила пальцы, пока язычок слизывал по наружной поверхности. Через 33 секунды Тиирит развела в стороны бёдра и сильно выгнула спину, Сиада ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)
наверх