В стране грез

Страница: 32 из 61

все же: ты такой большой и сильный, а я могу делать с тобой что хочу. Ты счастлив быть моим рабом?
— Безумно, моя Великая Госпожа!
— У меня красивые ножки?
— Самые лучшие во Вселенной!
— Какая твоя мечта?
— Стать грязью под Вашими прекрасными ноготками!
Светлана весело рассмеялась и беззлобно пихнула Грина пяткой в лицо.
— А я мечтаю, чтоб все до единого стали моими рабами и пресмыкались предо мной!
Мужчине стало немного не по себе.
— Я ведь лучшая на планете?
— Безусловно!
— Ладно, не буду пока требовать весь мир к ногам кинуть, все равно ты не сможешь это сделать. Попробуем начать с самого маленького. Ты наверняка помнишь Стивена, это один из тех задротов, которых ты избил в первый день. Когда мы поступили в университет, он влюбился в меня, все время ухаживал, ножки публично целовал. Хотел жениться на мне. Я же мечтала сделать его своим рабом, ведь тогда бы он в полном подчинении был, как ты сейчас. Несколько раз он был у меня дома, но я не позволяла ему вольностей. Он делал мне массаж ступней, позже я позволила между ножек полизать, а спустя месяц мыл своим языком мои грязные пятки после прогулок по пляжу. Я была уверена, что он уже полностью созрел для того, чтоб отдаться мне в рабство, а оказывается, это чудо наивно думало, что я займусь с ним обычным сексом или выйду за него!!! В ответ на мое предложение он устроил скандал и сбежал, а потом еще настроил против меня своих дружков. Как будто я безмозглая, ничего не представляющая из себя фифа, бездарно просаживающая родительские деньги. В общем, я чисто из принципа осуществлю свой план и сделаю его рабом с твоей помощью. Но не переживай, твоим конкурентом этот сопляк никогда не станет. Я поиздеваюсь над ним несколько дней, опущу ниже щели под плинтусом, а потом проткну голову. С тебя требуется лишь беспрекословное исполнение моих приказов, думать не надо! Это ясно?!
— Так точно, моя Госпожа!
— Вот и славненько. Продолжай ножки ласкать, не отвлекайся!

8
Буквально через день после этого разговора Светлана решила сама посетить университет, без сопровождения своего раба, наказав ему быть дома. После полудня она вернулась в компании Стивена. Парень был парадно одет, в руках огромный букет цветов, лицо сияло от радости. Грину оставалось лишь догадываться, чего наобещала Светлана молодому человеку, что он так преобразился.
Как и было положено, раб встретил Госпожу на коленях, разув и поцеловав ноги. Стивен с ненавистью смотрел на него, в памяти еще не стерлось публичное унижение.
— Света, зачем он тебе нужен, может умертвишь его? У тебя ведь я буду.
— Так ты будешь моим мужем, на равных со мной практически, а служить мне кто будет? Пахать на меня, туфли целовать при встрече?
— Если тебе это так нужно — я готов. Но не как раб, а как муж. Я ведь всегда любил тебя.
Светлана лукаво улыбнулась и поманила Стивена в просторную гостиную. Грину жестом приказала находиться за дверью. Молодых людей ждал приготовленный праздничный стол с фруктами. Девушка прыгнула в огромный диван, указав парню на его противоположную сторону. Когда тот сел, она закинула ему на колени свои ножки.
— Хотел целовать? Приступай. А я отдохну, побалдею.
— А как же этот амбал за дверью?
— Не обращай внимания. Он раб, никто, предмет мебели. Без моего приказа глазом не моргнет. Тем более ты предложил его умертвить, о чем я подумаю в ближайшее время.
Парень очень обрадовался, он схватил обе ножки и начал жадно их целовать, сосать пальчики. Светлана с довольной улыбкой глядела на него. Так продолжалось минут десять, после чего поцелуи Стивена переместились на голени и выше.
— Погоди немного, не так быстро. Давай пообедаем сперва, ведь у нас романтическая встреча.
— Конечно, любимая.
— Возьми в той коробке мои босоножки на высокой платформе, обуй меня. Я хочу выглядеть потрясающе при таком историческом моменте.
Стивен пулей метнулся за обувью, после чего опустился на колени перед девушкой и дрожащими от волнения руками обул ее. Он попытался встать, но Света рукой задержала его голову и слегка надавила вниз. Парень вновь опустился на колени и нежно поцеловал каждый пальчик с алым лаком на ноготках. Девушка убрала руку и поставила на голову кавалера босоножку. На какое-то время тот замер в растерянности.
— Стивен, ты же хочешь всегда быть со мной?
— Да, любимая.
— Тебе хорошо у моих ног?
— Да, любимая.
— Почему же ты не хочешь рабом моим стать? Всецело мне одной принадлежать?
Парень резко вскочил на ноги. Он побледнел от гнева.
— Ты обманула меня снова? Иди к черту, видеть тебя не хочу! Я устрою тебе райскую жизнь в университете!
Светлана щелкнула пальцами и ее раб появился в комнате.
— Сделай этому задроту очень больно! Как можно больнее!
В голосе девушки был металл. Молодой человек попытался выскочить из комнаты, но резкий хлесткий удар Грина в солнечное сплетение заставил его сложиться пополам на полу. Бедный парень не мог вдохнуть, лишь хрипел.
Прошедший жестокую школу полковника Лонда Грин, очень хорошо умел причинять физическую боль, что он с радостью продемонстрировал своей юной Госпоже. Стивен оказался в самом плачевном положении с заломленными конечностями, на лице была страдальческая гримаса, кричать он не мог, лишь хрипел.
Светлана подошла и со всех сил пнула парня в лицо платформой своей босоножки, отчего у него потекла кровь.
— По-хорошему же предлагала, ничтожество! Какой из тебя муж?! Ты экскрементов моих не стоишь. Что сейчас с тобой сделать? На куски порезать и через унитаз спустить?
Стивен открыл рот и прохрипел что-то.
— Раб, отпусти это ничтожество. Оно, кажется, захотело голос подать.
Грин выполнил приказ, и молодой парень растянулся на полу у ног девушки. Лишь спустя минуту он смог произнести что-то.
— Я, я… Я…
— Что, Я?!
— Я буду Вашим рабом. Вы — моя Госпожа.
— Так бы сразу. Ты кто?
— Я раб и ничтожество, буду Ваши туфли целовать.
Светлана весело рассмеялась, она прыгала и визжала от восторга.
— Вот где ваше истинное место! Под моими туфлями! Всех туда загоню! А ты готов умереть ради исполнения моей воли?
Стивен не на шутку перепугался, на его брюках появилось мокрое пятно, что вызвало у девушки еще более сильный приступ хохота.
— Обоссался от страха! Ха-ха! Ну что, голову набок! Госпожа хочет потешить себя, готовься отдать свою жизнь.
Парень прекрасно понимал, что хоть он и согласился быть рабом, это еще не закрепили юридически. Не были пока оформлены соответствующие документы. А раз так, он пока еще не раб официально и эта стерва не умертвит его. Иначе она понесет ответственность за умышленное убийство. Значит, просто пугает и мучает. Следовательно, надо расслабиться и делать все что она говорит, чтоб снова не терпеть дикую физическую боль. А как только он окажется за пределами дома, чтоб принести документы, сразу помчится в полицию и заставит ответить эту девчонку с ее рабом по всей строгости закона. С этими мыслями Стивен повернул голову набок, подставив свой висок под ноги однокурсницы.
Светлана незамедлительно поставила каблук босоножки на висок, надавив слегка. Стивен почувствовал боль, шпилька оказалась довольно тонкой. Он боялся пошевелить головой.
— Это просто восхитительно! Как я мечтала об этом. Лишь от меня одной зависит судьба этого ничтожества. Хочу, чтоб все твои дружки по моим каблуком оказались! И не только они, чтоб все до единого мои прекрасные пятки целовали! Повтори: кто ты?
— Ничтожество.
— Ты готов умереть, чтоб потешить меня?
— Да, моя Госпожа.
Светлана захлопала в ладоши и… оторвала от пола вторую ножку. Шпилька оказалась настолько острой, что височная кость бедняги не выдержала легкого веса девушки. Раздался характерный хруст, каблук босоножки провалился вглубь черепа, тело парня дернулось и застыло. Вокруг головы начала образовываться лужа крови.
Секунд пять девушка продолжала хлопать ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх