В стране грез

Страница: 36 из 61

с 18765?
— Но я был лучший из всех! Каблук Эммы не лишил меня жизни, это сделаете Вы!
— Конечно сделаю! Ладно, лижи ноги, не отвлекайся! Кстати, что ты испытываешь, ежедневно целуя ножки, которые отнимут твою жизнь в будущем?
— Любовь и раболепие! А еще счастье! Я безумно счастлив, что могу целовать их.
— Ты на все для меня готов?
— Да, Великая Госпожа!
— Хорошо! Не буду у тебя требовать триста сорок миллиардов фунтов и девятнадцать тысяч элитных рабов, все равно ты не дашь мне этого. Но пусть хоть что-то будет как у нее — прозрачные туфельки! Хочу летать над полом, как она! Чтоб под моими прекрасными ножками сверкали солнечные блики! Даю тебе неделю! Как ты их достанешь — меня не волнует. Если не выполнишь поручение в срок — буду умерщвлять очень медленно. Собирайся и уматывай, через неделю чтоб был здесь! Если раздобудешь туфельки раньше — приходи раньше. Вперед, лучший из всех рабов!

14
Пока Грин отлучился на поиски эксклюзивных туфелек, на заявку его Госпожи пришло около семисот ответов от кандидатов в рабы. Вначале Светлана внимательно их изучала, но затем устала и стала смотреть по диагонали. Как и ожидалось, процентов девяносто оказались людьми самого низшего сословия, один вид на фото которых выдавал отчаявшихся мазохистов и задротов. Таким наверняка было безразлично — к кому идти в рабство. С большим трудом девушка отобрала ровно двести анкет и отправила вызовы. В основном туда попали молодые люди с высшим образованием, спортсмены, или лица постарше, имеющие постоянный доход. Днем прибытия и оформления документов она назначила число, когда вернется ее первый раб, чтоб решил все технические вопросы.
Грин был в очень незавидном положении. Туфельки мисс Айс стоили около миллиарда фунтов, во всей стране их было не больше десяти экземпляров, два из которых — у Эммы. При всем желании, раб не достанет таких средств. Работать на них с его доходом мужчине придется около четырехсот лет, украсть эту сумму в Мингавии нереально. Лишь люди уровня его первой Госпожи могли поднимать такие средства практически из ничего, пользуясь своим умом и ресурсами.
Раба спасли новые изобретения науки. Используя старые связи, он узнал, что появилась новая модель туфелек, с использованием последних достижений, которые на вид практически не отличаются от прозрачных лодочек мисс Айс, но стоят в сорок раз дешевле — двадцать пять миллионов фунтов. Это примерно пять-шесть домов Светланы Ивановой, десять домов родителей Грина, ну или десять с половиной лет его непрерывной напряженной работы на «Баркос». Где же эти деньги взять???
Пришлось идти на поклон к бывшей Госпоже — мисс Джоули, откровенно рассказать о своей проблеме. Дама долго сокрушалась, не о таких успехах девочки она мечтала! Вместо учебы занимается поиском и умерщвлением рабов, еще и славу в этом на всю страну заработала!
Женщина была больна неизлечимой болезнью, ей некому было завещать свои накопления, и она без особых сожалений дала ему большой чемодан с двадцатью пятью миллионами фунтов крупными купюрами. Бывшая Госпожа спасла жизнь Грину во второй раз! Он упал на колени, и поцеловал ей ноги, за что получил пощечину.
— Неужели ты забыл, что никому не имеешь право преклоняться, кроме своей Госпожи и Высших судей?! Даже Эмма Айс для тебя теперь никто! За подобное ты по-хорошему должен быть умерщвлен Светланой! Ладно, не скажу ей. Не нужно больше благодарностей, уходи, пока не передумала.
В этот же день Грин заказал туфельки под размер ножки своей Госпожи. Он обратился в единственное научно-исследовательское предприятие, в открытой продаже такой обуви еще не было. Спустя четыре дня заказ был готов, и раб досрочно вернулся к Светлане.
— Ура! Откровенно говоря, я и не думала, что ты достанешь их! Не буду спрашивать, как тебе это удалось. Надо же: я лечу над полом! Из под моих ножек лучи света во все стороны! Какая прелесть! И набойки на каблуке нет, он прозрачен и невидим.
— В набойке нет необходимости, моя Госпожа. Этот материал крепче стали.
— Неужели?!
Светлана подпрыгнула и приземлилась на один каблук, хотя со стороны казалось, что она резко повисла в воздухе, в пятнадцати сантиметрах от пола. На месте приземления в плотном паркете осталась аккуратная маленькая вмятина, с ровными краями. Шпилька оказалась очень острой!
— Просто превосходно! В голову этот каблук войдет как в топленое масло! Завтра ко мне прибудет двести новых рабов — я испытаю его в действии. Кстати, твоя жизнь тоже будет этими туфельками прервана в будущем. Можешь поцеловать каблучки, один из которых в твоих мозгах окажется.
Девушка рассмеялась, а раб упал ей в ноги, покрывая их поцелуями.
Эту ночь мужчина без остановки массировал губами нежные и прекрасные ноженьки, которым завтра предстояла тяжелая работа.

15
В полдень следующего дня были улажены все юридические вопросы, и двести новых рабов Светланы стояли на коленях перед ней во дворе ее дома. Все они были одеты парадно. Госпожа была в хрустальных туфельках, дорогом коротком платье, надела украшения с бриллиантами.
— Поздравляю вас с вступлением в ряды моих рабов! Это очень большая честь. Я могу говорить много, но оставлю это на потом. Сейчас многие из Вас будут удостоены чести преклониться предо мной, поцеловав эти прекрасные ножки. Но для кого-то это будет последней радостью в жизни, и эта ножка ее прервет. Ничего личного, я так хочу! Есть возражения?
— Никак нет, Госпожа Светлана! — ответили хором двести человек.
— Вот и отлично! Веселье начинается! Всем лечь на землю, голову набок!
Молодые парни и взрослые мужчины выполнили этот приказ. Девушка подошла к первому рабу.
— Целуй!
Молодой парень оторвал голову от земли и с безумной радостью в глазах приник жадным поцелуем к миниатюрным пальчикам Светланы. Через две секунды она оторвала ножку от его губ, и раб положил голову на место. Юная Госпожа с силой вонзила шпильку в висок, она оказалась настолько острой, что вошла внутрь на всю глубину без малейшего сопротивления. Тело жертвы вздрогнуло и застыло.
Светлана извлекла каблук из головы. Казалось, что одна ее ножка висит в воздухе, пуская под собой солнечные блики. Наличие обуви на второй выдавала кровь и мозговое вещество, покрывшие прозрачную туфельку.
Близкая подруга Юлия Клокун решила посетить это мероприятие, ей досталась задача — вытирать туфли Светланы от крови и мозгов, а пальчики — от слюней. Для этого у нее с собой было несколько полотенец и набор влажных салфеток.
— Целуй!
— Целуй!
— Целуй! ...
Стоящий поодаль Грин вспомнил массовое умерщвление у Эммы Айс, своего друга Дэна Парка. Глядя со стороны на происходящее действо, он испытывал сильнейшее возбуждение.
Вот уже тридцать человек мертвы. Светлана устала повторять слово «целуй» и подставлять ножку каждому рабу. Она просто ходила и протыкала головы в шахматном порядке. Не было необходимости бить с размаху, достаточно лишь наступить, и шпилька входила внутрь как в масло. Подруга Юлия осталась без работы, она со стороны наблюдала за происходящим. Вот уже сто десять трупов на земле лежит.
— Все, я устала. Обеденный перерыв! — Светлана весело рассмеялась.
— А можно я попробую? — спросила Юлия.
— Станешь рабовладелицей, заведешь себе рабов, и пробуй на здоровье. Эти — мои!
На лице Юлии появилось подобие обиды. Она была довольно высокой девушкой, выше Светы на полторы головы. По телосложению было видно, что регулярно занимается спортом. За счет туфель с платформой и высокими каблуками, ее рост был как у Грина, даже немного выше. На расстоянии Света казалась ребенком рядом с ней. В университете Юлия училась почти на отлично.
— Ладно, не дуй губы. Пошли фрукты кушать. Раб, который Грин! Приготовь нам все по высшему разряду! Рабы, которые на земле! Дожидаться моего возвращения и не шевелиться! За непослушание — «искусственный ад», это ясно?!
— Так точно, Госпожа Светлана!
Через десять минут девушки сидели в гостиной ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх