В стране грез

Страница: 1 из 61

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

1

Мингавия — вымышленное государство размером с Германию и населением около 80 миллионов человек. Находится где-то в Европе или Южной Америке. Столица — город Крайнсполь (kraynspol), расположенный на морском побережье, с населением около 20 миллионов человек. Жители относятся к европеоидной расе.
Помимо Крайнсполя, в стране есть еще два крупных города — Мигов и Баров, с населением соответственно 10 и 5 миллионов человек; первый является деловым и промышленным центром, второй — крупным зимним курортом в горной области государства.
По уровню развития Мингавия обошла основные мировые державы, такие как США, Россия, Европейские страны и Япония.

Стремительный скачок в промышленной сфере и области высоких технологий позволил обогнать большинство иностранных конкурентов, и обеспечил спокойное и процветающее существование государства. Благодаря скачку в развитии, страна смогла захватить лидерство и в военной мощи. На основе высоких технологий в довольно сжатый промежуток времени было разработано вооружение, не имеющее аналогов в остальном мире и сделавшее Мингавию неуязвимой для любой агрессии извне. При желании она наоборот могла бы захватить весь мир военным путем, не позволив ни одной ракете противника долететь до своей территории, но у нее не было такой необходимости. Высокий статус страны позволял мирным путем получать от других стран мира всего, чего угодно, а отличная контрразведка препятствовала малейшей утечке информационных технологий за рубеж. А если что и передавалось — только то, что внутри страны морально устарело.

Для всего мира Мингавия стала своего рода столицей, куда каждый хотел приехать хотя бы в качестве туриста. Сами ее граждане имели очень высокий статус за рубежом.
Практически во всех государствах мира Мингавия имела филиалы своих предприятий и большие земельные участки в своей собственности. На предприятиях трудились в основном местные жители, зарабатывая значительно больше, чем на предприятиях своих стран, но на порядок меньше, чем граждане Мингавии на аналогичных местах у себя в стране. Благодаря этому страна никогда не испытывала дефицита в каком-либо виде продовольствия.
Вообще промышленность Мингавии имела очень высокий уровень автоматизации, что позволяло жителям избегать тяжелого физического труда. Это повышало интеллектуальный уровень населения и давало возможность посвящать активному отдыху, спорту, самореализации большое количество времени. Каждый житель стремился достичь определенного уровня в физической форме, поэтому на международных соревнованиях страна получала зачастую больше призовых мест, чем все остальные страны вместе взятые.

2
Главой государства был Президент, избираемый всенародным голосованием. Так же был Парламент, но большой нагрузки на органы власти не было. Ведь система законов была настолько совершенна, что практически ничего особо менять не нужно было, лишь грамотно управлять налаженным механизмом, как плотом по течению широкой реки, периодически отталкиваясь шестом от отмелей.
Несмотря на то, что в органах государственной власти были представители обоих полов, в стране во многом царствовал матриархат, имеющий свои особенности.

Так в судебной системе, состоящей из местных, региональных, верховного и конституционного судов, на верхней ступени иерархии стоял так называемый Высший суд, состоящий из трех Высших судей. Это были женщины. Каждая была на посту в течении 15 лет, причем раз в пять лет старшая судья уходила в отставку, приводя на должность другую судью по своему убеждению и обучив ее всему необходимому. Последняя становилась младшей судьей, две другие — соответственно средней и старшей. Эта своеобразная иерархия была только между самими Высшими судьями в их взаимоотношениях, по отношению ко всем остальным лицам решения любой Высшей судьи были окончательными и безальтернативные. Высшие судьи обладали практически неограниченной властью, при этом не злоупотребляли ей и практически никогда не вмешивались в политику, хотя полномочия им это позволяли. Основная функция Высших судей — принятие окончательных решений, основываясь на внутреннем убеждении и личной власти. Так в стране была смертная казнь, но обычные суды в подобных приговорах писали: «заслуживает смертной казни». После рассмотрения во всех апелляционных инстанциях приговоренных представляли Высшей судье, которая решала их судьбу окончательно. В отличии от обычных судов, ей не нужно было в своих постановлениях опираться на законы и кодексы, она просто называла способ и дату казни, либо назначала другое наказание, или освобождала. Ее решение было окончательным, и в случае неисполнения всех виновных по закону тоже ждала смертная казнь, но за всю историю прецедентов не было.

Помимо этого, Высшая судья могла решить судьбу абсолютно любого гражданина, вплоть до Президента страны, даже если на него не было заведено уголовных дел и он не был судим обычным судом. Неприкосновенными для нее были лишь другие Высшие судьи: как действующие, так и находящиеся в отставке. За всю историю страны не было случаев злоупотребления Высших судей этой неограниченной властью, они осознавали ответственность перед самими собой. Лишь однажды одна из фракций парламента предложила упразднить Высший суд с его неограниченной потенциальной властью. В следующий же день все члены этой партии были публично повешены на главной площади Крайнсполя по решению одной из Высших судей, эта партия прекратила свое существование, а на власть Высшего суда больше никогда никто не осмеливался покуситься.
Практически все, кто был казнен по решению Высшего суда без предварительного следствия и разбирательства в обычном суде — это преступники, которые ловко обходили закон, и чью вину трудно было доказать правоохранительным органам.
Высших судий и их решения было непринято обсуждать нигде и никем, даже близким родственникам и друзьям с глазу на глаз. Они считались для остальных людей безгрешными идеалами. Это что касается основного проявления матриархата.

3
В обычной жизни матриархат проявлялся в том, что в семье муж считался собственностью жены. Разводов в стране практически не было (это было уголовно наказуемое действие для обоих), брак заключался лишь при полной уверенности в любви и взаимной совместимости.

При торжественной процедуре бракосочетания жених обязан был публично опуститься на колени перед невестой, поцеловать ее ноги, затем поднять голову под длинным платьем и совершить длительный поцелуй в нежное интимное место. Естественно, окружающие не должны были видеть детали последнего, лишь жениха под платьем. При этом они аплодировали и кричали: «Горько!». Высшим шиком считалось, если невеста испытала оргазм уже при этом поцелуе, что было хорошо видно со стороны. Данное действо имело гораздо большее значение, чем первая брачная ночь.
В дальнейшей совместной жизни жена могла в любой момент наедине рассчитывать на поцелуи мужчины своего интимного места, и отказ последнего считался тяжким оскорблением, за которое была предусмотрена довольно суровая уголовная ответственность. Подобные дела рассматривались в закрытых судах и иногда, при наличии отягчающих обстоятельств, заканчивались самым страшным приговором.

Более ярким проявлением матриархата в стране являлось… рабство. Несмотря на высочайший уровень развития, в стране имело место и это явление, причем оно было прописано в законе. Рабовладелицами могли быть только женщины, имеющие определенный статус. Рабами становились в основном добровольно, это были как мужчины, так и женщины, причем последних было в разы меньше. Быть рабом женщины-рабовладелицы не считалось зазорным, наоборот, рабы дам, занимающих самые верхние ступени общества, имели статус, гораздо более высокий, чем остальные граждане, и гордились им. Обычно женщина высокого статуса, которая хотела бы иметь рабов — заявляла об этом в определенной социальной сети. После чего к ней обращалось большое количество кандидатов, и лишь самым лучшим из них ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)
наверх