В стране грез

Страница: 42 из 61

Светлана проводила набор рабов, умерщвляя их в тот же день. Под ее каблуком окончили жизнь 90 человек. Помимо этого, пропали без вести еще два друга Стивена, лишь трое оставались в живых. Грину удавалось заманить их в безлюдные места, где они умирали на коленях перед Светланой, после чего тела исчезали бесследно. Юная Госпожа очень хотела сразу всех на тот свет отправить, но рабу с огромным трудом удалось ее убедить, что это вызовет сильное подозрение правоохранительных органов. Месть было решено отодвинуть на более поздний срок.
Очень часто в гостях бывала Юлия, пыталась заняться учебой с подругой, но последняя всегда находила дела интересней. Так и подошло время аттестации, к которой Светлана оказалась абсолютно не готова.
Вообще в Мингавии самая непредвзятая система сдачи экзаменов в ВУЗах. Если студент не готов — никакие знакомства и связи ему не помогут. Экзамен сдается на умной машине в закрытой кабинке, потом данные обрабатываются в независимом центре, и выдается готовый результат в процентах.
Максимально можно набрать 100%, но на практике две трети редко набирали больше 60%, лишь единицы брали планку в 90% и выше. В случае набора менее 25% студента отчисляли с возможностью восстановления. Если же процент не дотягивал до пятнадцати, что бывало крайне редко, дальнейшее обучение студента считалось нецелесообразным, и в ближайшие пять лет он не имел возможности подать документы ни в один другой университет страны.
Юлия стала рекордсменкой в своей группе, набрав 85%, а Светлана Иванова набрала… 7%. Это оказался абсолютный антирекорд за всю историю ВУЗа. На имени девушки было поставлено жирное клеймо, а все двери надолго закрылись перед ней. Получить менее 15% на аттестации в Мингавии считалось позором и чуть ли не признаком умственной отсталости.
После этого юная Госпожа, перед которой тряслись от страха все студенты и многие преподаватели, стала всеобщим посмешищем. Почти все сокурсники злорадствовали и упивались ее бедой. Упавшая на голову несколько месяцев назад знаменитость сыграла злую шутку — многие издания и новостные программы стали пестрить сообщениями типа: «Уникальная юная Госпожа набрала лишь 7% на аттестации — антирекорд университета!», «Мозг Госпожи-студентки, совершившей первое и единственное умерщвление раба-однокурсника на лекции, абсолютно гладок».
Несколько дней Светлана не возвращалась домой к себе, настрого приказав рабу не высовывать нос наружу. Она была у Юлии, которая утешала ее, прижав к груди.
— Не переживай так, подружка. У тебя и так все есть. Через пять лет поступишь в другой ВУЗ и получишь диплом. Обещаю — помогу тебе, только ты не игнорируй больше мои советы. Зато ты — Госпожа! Вспомни, как они тряслись все перед тобой совсем недавно!
Однако Света была озлоблена на весь мир, и мало что могло ее сейчас утешить. Чтоб развеяться, решила Юлия сводить подругу в клуб, где не были раньше. Перед этим было решено зайти домой, ведь там есть тот, на ком можно вымесить боль и обиду.

21
Грин открыл дверь, впустив Госпожу и ее подругу. Как и полагалось, он упал на колени и потянулся губами, чтоб поцеловать Светину ножку. Это ему не удалось. Девушка подпрыгнула и изо всех сил впечатала платформу туфельки в лицо раба. Из разбитого носа мужчины потекла кровь.
— Ты какой процент набрал в университете на аттестации?
— 99, моя Великая Госпожа.
— Юлька, ты слыхала? 99%!!! А ты — 85. Зато я — семь! Что это значит? Все умные, а я дура тупая?
— Никак нет, Великая Гос… — договорить раб не смог. Еще один удар разбил в кровь его губу.
— Тебе, ничтожество, я слова не давала! Мне плевать, сколько ты набрал, хоть тысячу или миллион процентов! Для меня ты все равно раб и ничтожество! А я — Богиня! На колени! Открыть рот!
Мужчина выполнил приказ. Девушка встала над ним, отодвинула в сторону трусики, затем опорожнила свой мочевой пузырь в открытый рот прямо на глазах подруги. У Юлии сначала глаза округлились от удивления, но потом появилась злорадная улыбка.
Грин не испытывал ни унижения, ни удовольствия. Внутри была полная пустота. Однако его внутреннее состояние очень сильно ухудшилось, когда Госпожа разрешила своей подруге повторить то, что сама сделала только что. Это уже было сильнейшее оскорбление достоинства, после которого рабу действительно захотелось умереть. Его использовали как общественный унитаз!
Юлия прыгала от радости. Она отомстила подонку, поднявшему на нее руку. Радость передалась и Светлане, которая улыбнулась впервые за несколько дней. Взявшись за руки, подружки умчались в клуб. Грину же было приказано не сходить с места.
Часы ожидания казались вечностью. Тысячи, а может миллионы мыслей мелькали в его голове. Что теперь будет? После того, что с ним сделали, Госпожа никогда не позволит прикоснуться к себе губами. И в доме жить не позволит. Как раба Майкла в конуру поселит, если не умертвит сегодня же. Или, что в миллион раз хуже, не отдаст на умерщвление своей подруге Юлии. Как же он возненавидел эту Юлию! Кто она такая? Кто дал право опускать его? Ответ оказался очевиден. Впервые за много лет Грин заплакал. Как он завидовал своему другу Дэну Парку и жалел, что Великая Эмма Айс тогда не проткнула и его голову. У него прошла любовь к Светлане после того, что она позволила с ним сделать своей подруге. Было ясно, что жизнь окончится бесславно.
Примерно в полночь девушки вернулись. Грин стоял на коленях, как и было приказано. Он сразу заметил, что Светлана была выпившей, Юлия — тоже, однако последняя немного в лучшей кондиции. У Госпожи в руках была бутылка дорогого крепкого виски. Увидев раба, она сунула ее подруге, после чего выхватила сувенирное копье из руки скульптуры рыцаря.
Изо всех сил Света начала лупасить своего раба по голове этой металлической палкой. Силы удара хватило бы, чтоб убить насмерть девушку ее комплекции, однако бывшего боксера и бойца они не могли даже лишить сознания, хотя были довольно ощутимы. После каждого удара из глаз сыпались искры, вот-вот, и сознание покинет крепкого мужчину. После примерно двадцати ударов юная Госпожа остановилась, чтоб перевести силы. Она запыхалась. Боковым зрением Грин увидел, что Юлия выхватила копье у подруги и замахнулась. Он хотел увернуться, но не успел. Удар оказался значительно более сильным, и свет перед глазами несчастного сразу погас.
Очнулся раб на полу лежа лицом в луже своей крови. По всей видимости, без сознания он был менее минуты. До него донесся крик Госпожи, она ругалась.
— Я же предупреждала тебя — не смей трогать моих рабов без моей команды. Насчет этого не переживай — он сдохнет сегодня! Но убью его я! По-хорошему, в «искусственный ад» отправить надо было, однако я добрая. Иди в спальню, включи телевизор и налей нам обеим. У нас сегодня веселая ночь. Хотя, я с тобой. К этому еще успею вернуться.
Пришедший в себя раб увидел, что подруги вприпрыжку ускакали в спальню. Однако минут через пять Светлана вернулась одна.
— Очнулась, гнида! Что мне с тобой сделать?
— Что хотите, Вел… — фразу раба прервал удар шпилькой по зубам, от которого половина верхнего ряда обломалась вместе с альвеолярным отростком челюсти.
— Как ты посмел меня обмануть? Я наивно верила, что у меня туфельки как у Эммы Айс! Ты же дешевую подделку подсунул!
— Эти туфельки не дешевые, они стоят как пять-шесть Ваших домов, по прочности и внешнему виду ничем не уступают туфлям Эммы.
Еще один сильный удар шпилькой лишил раба всех верхних зубов, рот наполнился кровью.
— Ты, гнида, оправдываться еще будешь? Туфли мисс Айс стоят не пять-шесть, а двести моих домов! Или сорок моих туфлей! Неужели ты меня такой дешевкой считал?
Следующий удар вывел из строя глазной протез Грина. У Светланы глаза округлились от удивления.
— Ты киборг что ли? У тебя глаза механические?
— Нет, Великая Госпожа. У меня один глаз, вместо второго — протез.
Из-за сломанного верхнего ряда зубов и полного рта крови фразы раба с трудом различались Светланой, приходилось ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх