В стране грез

Страница: 44 из 61

приходилось переспрашивать.
— Ничего настоящего, сплошная подделка! Значит, не будет у тебя больше ни одного глаза!
Еще легкое движение шпилькой, и второй глаз раба вытек наружу как яйцо. Он застонал жалобно.
— Пойду, в спальню схожу, а то Юля скучает без меня. А ты наслаждайся последними часами жизни. Убивать тебя медленно буду.
Перед уходом, Света проткнула своей острой шпилькой оба коленных сустава Грина, причинив очередной болевой шок. Теперь он и при желании не смог бы встать на ноги.

22
Сколько времени прошло, Грин не мог определить. Он лежал, истекая кровью и корчась от боли. Сколько раз был между жизнью и смертью, но что-то спасало. Теперь шансов точно нет. Ни великая и могущественная Эмма Айс, ни жестокий полковник Лонд, ни гора Аннапурна или К2 не лишили его жизни, а эта маленькая хрупкая девочка-студентка это сделает. Причем в такой унизительной форме. Даже если Светлана напьется и уснет, он будет умерщвлен завтра. Лишь чудо может спасти.
Сквозь шум в ушах мужчина услышал приближающиеся шаги. По их звуку стало понятно, что Госпожа сильно пьяна. Она с трудом переставляла ноги и спотыкалась.
— Ты не сдох еще? Сейчас буду это исправлять. — голос девушки заплетался. Было ясно, что она впервые в жизни напилась до такого состояния.
Лишенный единственного глаза раб не мог понять: включен или нет свет. Судя по звуку шагов, девушка была сильно дезориентирована.
Вот шаги рядом с его телом. Резкая и острая боль в животе! Шпилька проткнула брюшную полость и вонзилась на всю глубину, разорвав кишечник.
— Нравится? Получай еще!
Теперь острая боль в груди, пробито легкое! Каждый вдох и выдох сопровождается свистом, кровь льется изо рта.
Все, теперь он точно мертвец! Лишь срочная доставка в операционную может спасти, чего ему явно не светит. Пусть же быстрее висок проткнет, сколько можно уже мучить? Видимо Госпожа прочитала мысли.
— Ладно, хватит тебя мучить! Подыхай наконец!
Грин услышал, как Светлана занесла ножку над головой, и почувствовал на расстоянии движение каблука к голове. Он приготовился увидеть то, что видят умирающие в последнее мгновение жизни, но вместо этого в очередной раз испытал боль. Девушка оказалась так пьяна, что не попала в висок. Шпилька, расколов скуловую кость, срикошетила вперед, доломав верхнюю челюсть.
— Блин, хрен попадешь еще нормально!
Вторая попытка. Девушка подпрыгнула и со всех сил вонзила каблук в голову. На этот раз шпилька вошла в нижнюю челюсть, вернее в широкий отросток, который соединяет ее с височной костью. Светлана не удержала равновесия и упала на пол, ударившись больно. Туфелька так и осталась воткнутой в челюсти, ножка выскользнула оттуда при падении.
Сквозь нестерпимую боль, Грин услышал плач упавшей девушки, и ему стало жалко ее несмотря на то, что она с ним сделала.
Видимо ударная доза алкоголя доделала свое дело, и Светлана уползла на четвереньках восвояси, потеряв по дороге и вторую туфельку.
На какое-то время сознание покинуло Грина, но вернулось снова. Боль во всем теле была просто невыносимая. Легкие были наполовину заполнены кровью, руки и ноги не могли оторваться от пола из-за слабости, вызванной большой кровопотерей и интоксикацией от разрыва кишечника. В голове было ощущение, что ее прошила автоматная очередь. Казалось, что это и есть «искусственный ад», которым его так пугали много лет.
Но даже в этом положении мужчина до последнего надеялся на чудо. Кто его спасет? Мисс Джоули? Может тетя Ирма? Анна Риверс? Точно! Именно она! Где же эта сильная и могущественная блондинка из детства, наказавшая его обидчика Бреда Дила, и стершая в порошок садистку Силицию Мио?
Сколько времени прошло? Может пятнадцать минут, может и четыре часа. Он не умер до сих пор еще. А может уже и умер, находится в параллельном мире.
Сквозь бред и дикую боль Грин снова услышал звонкие шаги в помещении. Значит, Госпожа пришла в себя, и даже другие туфли обула? Ведь ее хрустальная туфелька до сих пор торчит из его челюсти. Шаги были уверенные, и вот ножки остановились у его головы. Все, теперь точно конец. Больше она не промажет.
За считанные доли секунды в сознании Грина Скота промелькнули самые интересные моменты его жизни, даже боль исчезла куда-то: Вот ему шесть лет, он целует ножки старшей сестре Бире. А теперь он лежит на полу в нескольких сантиметрах от прекрасных пальчиков сильной и прекрасной девушки Анны. Пролетает восемь лет, и он публично целует эти пальчики на выпускном вечере! А вот его губы ощутили вкус ступней величайшей рабовладелицы Эммы Айс! Еще мгновение, и он лежит на полу ее зала на массовом умерщвлении рабов. Впереди его друг Дэн Парк. Вот друг целует прекрасную ножку, а через секунду она лишает его жизни. Теперь ножка у его лица. Алые ноготки переливаются от отраженного света солнца. Ступня Эммы оторвалась от пола и нависла над его головой. Сейчас она двинется дальше, умерщвлять соседа за его спиной, однако что-то пошло не по сценарию! Острая шпилька остановилась над его виском! Непонятно как, но Грин видит каким-то боковым зрением, что смертоносный каблук мисс Айс стремительно несется к его голове! Как?! Неправильно! Так не должно быть!
Резкая вспышка, и все исчезло. Навсегда исчезло…

23
Светлана проснулась поздно после обеда. Состояние было ужасным: очень сильно болела голова и рвало. Никогда в жизни так плохо не было. Девушка поклялась себе никогда не пить больше. Однако в памяти всплыла сданная на семь процентов аттестация, потеря возможности получить высшее образование, публичный позор и унижение, стало еще противнее. Света заплакала.
Еще и с туфельками раб надул ее. Хотя, достать туфельки как у Эммы, Грин все равно не смог бы. Их прекратили выпускать после изобретения гораздо более экономичной модели, не уступающей в качестве. Это Света узнала в клубе от одной из богатых дам, обутых в такие же туфельки, как она. Дама поведала девушке, что туфелек как у мисс Айс, лишь восемь экземпляров во всем мире, а таких, как у них с ней — около полутысячи уже. Информация о разнице в ценах привела тогда Светлану в дикую ярость. Ей захотелось отправить своего раба в «искусственный ад» за обман. Однако сейчас, лежа на кровати с сильной головной болью, юная Госпожа поняла, что раба не в чем винить. Он и так сделал невозможное, отыскав 25 миллионов фунтов неизвестно где. Да и величие ее как Госпожи построено его силами. А где же раб?
— Раб, ты где?
В ответ тишина. Светлана попыталась восстановить в памяти события вчерашнего дня: Она вернулась домой вместе с подругой, с ненавистью к рабу за обман. Потом долго била его по голове сувенирным копьем. Затем снова выпили с Юлией, дальше события обрывались, лишь некоторые короткие эпизоды крутились в памяти. Она с трудом могла отличить — что во сне было, что в реалии. Однако один повторяющийся эпизод затмевал все остальные: корчащийся на полу от боли Грин и ее хрустальная туфелька, делающая дырки в теле несчастного раба. Неужели он мертв? Или это приснилось?
В спальню вошла Юлия. Она была гораздо свежее. Подруга поставила в постель Светланы поднос с фруктами и напитками.
— Наконец ты проснулась. Пей побольше, станет легче. У тебя алкогольная интоксикация, ты вчера многократно превысила все разумные нормы.
— А где раб?
— Не думай о нем пока, ближе к вечеру разберешься с ним. Приведи себя в порядок сперва.
— Где он?
— На полу в главном коридоре. Ты порешила его вчера, не помнишь что ли? Зрелище там не для слабонервных — такое впечатление, что в него разрядили в упор автоматный магазин! Все тело в дырах! И пол весь кровью залит, уборщице работа на несколько дней обеспечена. Сильно он досадил тебе видимо.
Светлана заплакала снова. Не ожидала она даже, что так будет жалко какого-то раба. С большим трудом девушка встала с кровати и вышла в коридор. От увиденного ее вырвало.
Лужа крови покрыла весь пол от плинтуса до плинтуса. В теле и ногах трупа зияли дыры от ее шпильки....  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх