Болотная ведьма

Страница: 3 из 17

было, и Димкиному взгляду сразу открылись остроконечные башенки её грудей. Оксанка всё так же медленно, заводя руки за спину, стянула рубашку с плеч, оставшись в одной юбке. Димка не сводил с девочки глаз. То ли луна так удачно светила, то ли ещё почему, но ему, несмотря на ночь, было видно всё до мельчайших подробностей. Он так Оксанку и не видел никогда. Места, где они тискались и целовались, выбирались по принципу «темнота друг молодёжи», поэтому Димон знал Оксанки выпуклости и впадинки скорее на ощупь, чем глазами. Оксанка, видимо понимая это, играла, тянула время, разжигая парня.

Сбросив рубашку, она снова прикрыла грудь ладонями и плавными, круговыми движениями начала ласкать себя. Её упругие холмики, ненадолго показываясь, снова исчезали в ладошках. Остренькие, тёмные «кнопочки» сосков выглядывали меж раздвинутых пальцев и опять исчезали из вида. Наконец, Оксана опустила руки, дразня одними лишь указательными пальцами напрягшиеся, затвердевшие сосочки. Дима уже заставлял себя помнить об обещании не вставать. Колом вставший член выпирал из трусов, пытаясь вырваться на свободу, и Оксанка это, конечно, прекрасно видела. Улыбнувшись, она, уперев ладони в бёдра, наклонилась вперёд, чтобы грудь выглядела соблазнительней и даже слегка повела плечам, заставляя эти нежные грозди раскачиваться. Размер Оксанкиного бюста, правда, не позволил достичь большого эффекта, да и стриптизёрша она была не ахти, но Димка ведь не профессионализм оценивал. Девчонкой любовался. В трусах стало становиться мокро. Оксана, выпрямившись, потихоньку потянула вверх юбочку, открывая стройные загорелые ножки. Выше, выше. Вот уже показались трусики. Выше. Вот уже видна большая их часть с чуть заметной вертикальной складочкой между ножек. И кажется... Да, трусики в этом месте влажные.

Димка даже губу закусил. Ну почему ему нельзя до неё хотя бы дотронуться?! Словно наказывая его за крамольные мысли, Оксанка резко опустила юбку. Секунды две наслаждалась разочарованием в глазах Димона, а потом небрежно провела по рукой по боку. Полоска ткани скользнула к её ногам. Теперь на девочке были лишь узенькие, беленькие трусики. Может те самые, что комкала в кулачке тогда...

Оксана, глядя на Димку, провела пальцем по той самой складочке, чуть вдавливая ткань внутрь. Затем ещё. Складочка стала заметнее.

— А почему ты не раздеваешься? Я тоже хочу на тебя поглядеть.

Димка, торопливо сдёрнув трусы, бросил их на пол. Венчающая его рвущийся в потолок ствол, головка засветилась красным, блестящим от смазки факелом. Оксанка сильно оттянула резинку трусиков вниз, показывая Димке тёмный треугольничек волос.

— Ласкай себя. Я хочу видеть, что нравлюсь тебе.

Димон послушно обхватил член ладонью и задвигал по нему взад и вперёд.

— Я тебе нравлюсь? — Оксанка низко приспустила трусики.

— Да!

— А моя попка? — Девчонка, повернувшись спиной, стянула трусики на бёдра.

— Да!

— А так? — Она, как в фильмах, наклонилась на прямых ногах, опуская трусики к коленям.

Её влажно поблёскивающая киска во всей красе открылась глазам парня.

— Очень! — Димкин кулак уже не ездил, летал по сладко вздрагивающему стержню.

— Тогда смотри на меня и продолжай.

Оксана, опустившись на колени, развела ноги почти под прямым углом и, опираясь на руку, откинулась назад, открыто предъявляя Димке вход в свою сокровищницу.

— А-а-а-а-а... — Димкин фонтан выплеснулся наружу, покрывая простыню белыми брызгами. — А-а-а-а...

— Не останавливайся. — Оксана направила руку между ног и, прижимая ладонь к клитору, заскользила пальцами вдоль своей «складочки». — Теперь будем вместе.

Димка, обхватив свой стержень липкой от смазки ладонью, снова заездил по нему, не сводя глаз с Оксанки. А та, открыто, напоказ ласкала пальцами свою киску. Постепенно её ладонь начала двигаться быстрее. Димка, сам того не замечая, тоже увеличил темп. Дыхание Оксанки участилось. Глаза стали влажными и глубокими. Правая рука быстро и безостановочно двигалась по чуть приоткрывшимся створкам пещерки. Низ живота толчками дёргался навстречу, прижимающейся к клитору ладони. Упругие мячики грудей подпрыгивали с каждым новым толчком. Взгляды Димки и Оксаны не встречались. Оба ласкали себя, глядя, как это делает второй.

— Ты скоро? — Голос девчонки был больше похож на всхлип.

— Да. Ещё чуть-чуть.

— Догоняй, я уже.

Оксанка, закусив губу и запрокинув назад голову, замерла, конвульсивно дёргая бёдрами. Потом, выпрямившись, нашла глазами Димку.

— Ну, же! Я хочу видеть.

— Во-о-от! — Ствол парня ещё раз выпустил очередь белых брызг.

Димка разжал кулак. Оксанка глядела на его опускающуюся игрушку, медленно водя пальчиком по киске.

— Ой. — Вдруг, улыбнулась она и, проведя между ног ладошкой, размазала вытекший наружу сок по маленькому холмику лобка. — Совсем как тогда. Помнишь?

— Конечно!

Оксанка, прихватив одежду, поднялась. Её маленький, тёмный треугольничек волос призывно и влажно блестел перед Димкой.

— Тебе понравилось так смотреть на меня и ласкаться? — Оксана, не одеваясь, отступила к двери.

— Да. Только лучше ласкать друг друга.

Девушка, открывая дверь, дерзко и высокомерно усмехнулась.

— Это ещё нужно заслужить. Доказывай, что я тебе нравлюсь. Ласкай себя. Если десять раз за день сделаешь так, снова приду тебя навестить.

— Оксана!

Прозвучавший в ответ девчоночий смех, вместо привычно переливчатого, вдруг, оказался резким и грубым, мужским. Ударил по ушам, разрушая сладкую грёзу. Димон очнулся. Комната была пуста, а он лежал абсолютно голый на постели. Правая рука яростно терзала рвущийся в потолок ствол, выкачивая уже не первую, судя по перепачканным ногам, порцию Димкиного сока.

— У-о-охх...

Рванувшийся из Димкиных глубин фонтан, уже нельзя было остановить. Веер густых, белых капель вновь рассыпался по простыне и ногам парня.

— Чёрт!

Димка, сгребая в комок простыню, кое-как стёр с себя липкую жидкость и бестолково заметался по комнате. Что это было? Сон, явь, морок? Да, плевать! Оксанка! Пойти к ней, в окно постучать, хоть слово услышать, хоть в глаза заглянуть... Торопливо нашарил валявшиеся на полу трусы, путаясь в штанинах и рукавах, натянул джинсы с рубашкой и ломанулся к дверям. Оп-па. Бабка, словно и не заваливалась спать ещё до полуночи, возилась на кухне, отрезав путь к незаметному выходу.

— К ней собрался? — Глянув на внука, поинтересовалась она.

— К ней. — Упрямо вздёрнул подбородок Димон.

Он справедливо ожидал недовольства, запретов, даже ругани в свой адрес и не собирался сдаваться. Всё равно уйдёт, никто его не удержит, но бабка неожиданно спокойно кивнула.

— Ступай. Погоди только чуток. Чайник вот-вот закипит, отваром на дорожку напою. А то ночи уже холодные стали, не застудиться б тебе.

Ждавший куда более серьёзных проблем, Димка, не споря, опустился на стул. Лучше уж пятнадцать минут подождать, чем... Бабушка ловко сновала по кухне, смешивая на дне большого чайного стакана одной ей ведомое содержимое разного вида баночек. Забулькал наливаемый кипяток, по кухне поплыл свежий, чуть резковатый аромат незнакомых трав.

— Готово, внучек. Держи.

Димка не медля вцепился в ручку старинного серебряного подстаканника, торопливо хлебнул, обжёгся.

— Не спеши. До утра времени много. — Бабушка без улыбки взглянула на Димона. — Это надо потихоньку пить. Иначе толку не будет.

Кивнув, Димка стал медленно потягивать горячий напиток. Вкус был непривычный, но не противный, а по телу действительно стало разливаться ласковое и какое-то умиротворяющее тепло. Оно странным образом успокаивало, отодвигало вглубь изматывающую дерготню последних дней, и уже нормальным казалось не бежать куда-то неизвестно зачем, а просто лечь и забыться, дать хоть на несколько часов отдых измученным нервам... Осенённый внезапной догадкой, Димон вскинул на бабку глаза.

— Притупилось ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх