Право Первой Брачной Ночи. Часть 4: Свадебная оргия (окончание)

  1. Право Первой Брачной Ночи. Часть 1: Пышногрудые претендентки
  2. Право Первой Брачной Ночи. Часть 2: Вечер с герцогиней (начало)
  3. Право Первой Брачной Ночи. Часть 2: Вечер с герцогиней (окончание)
  4. Право Первой Брачной Ночи. Часть 3: Смотрины
  5. Право Первой Брачной Ночи. Часть 4: Свадебная оргия (начало)
  6. Право Первой Брачной Ночи. Часть 4: Свадебная оргия (окончание)
  7. Право Первой Брачной Ночи. Часть 5: Первый блин герцога Сварожича (эпилог)

Страница: 2 из 4

мне, как старому знакомому, и двумя пальчиками в белой паутинке направила мой толстый багровый пенис в свой миниатюрный полногубый ротик. Сосала она самоотверженно, туго, излишне старательно и очень мокро. Потом подставила силиконовые сиськи под золотистое масло и поелозила ими, почти что пластмассовыми, по моему члену. Уж что-что, а пластмассовый титфак никакой угрозы эякуляции не представлял.

Акцентированный удар японских барабанщиков велел наложницам отпустить титьками члены их партнёров. Следующий удар перевернул девочек в колено-локтевые позиции. Лишь одна пара осталась стоять, как были: растеряно озиравшийся муж Шалуньи спустил меж титек богини-Занзибары, сперма гордо белела на эбонитовых сиськах. Молодой жених отпрянул и, красный, как рак, яростно дрочил хуишко, пытаясь его поднять. Занзибара равнодушно ожидала, держа бюст обеими руками. Согласно протоколу пира, она принадлежала этому уёбку до конца церемонии, так что, если он сподобится на второй акт... Удар и гортанный крик велели наложницам встать в колено-локтевые. Занзибара тоже встала жопой к своему быстрострелу. Следующий удар позволил распалённым женихам войти в своих избранниц. Выделились две пары: шалуньин юнец не смог войти в мою африканскую королеву, лишь, матерясь, возил совершенно лёгшей пиписькой по выбухающим чёрным половым губам, что, лениво приоткрываясь, демонстрировали нежно-розовую изнанку; да Соня искренне жмурила глаза и открывала ротик в такт отчаянным серёгиным фрикциям.

Кукла, сбросив платье, словно змея — кожу, заняла своё место, ко мне, таинственно улыбаясь, подплыла Королевна. Сверкая подаренной мною алмазным венцом в смоляных волосах, она недолго стандартно пососала, а потом обхватила член залитыми маслом гигантскими дойками. Мой здоровенный хуй потерялся в них, как маленький, погрузился в скользкий, тёплый, нежный космос, и вокруг него возбуждающе задвигались далёкие массы и гравитационные колодцы, жаркие солнца и холодные луны, кометы спиралями обвили ствол.

— Тссс, — попросил я. — Кончу...

Королевна цинично улыбнулась и зарылась лицом в свои мягкие титьки. Её венец сверкал в чёрных волосах; её губы ловили двигавшуюся в глубинах её же нереальных сисек головку моего полового члена и сладко посасывали её. Я вообще не видел собственной письки! Белокурые Стервы заметили, что я близок к оргазму. Алиса впилась в мои губы страстным поцелуем, дабы заглушить крик, а Стелла от всей души принялась колоть мне жопу булавкой. И я удержался! Недоумевая, Королевна понесла свою мотающуюся из стороны в сторону девятку обратно на ложе, оставив у его ножек тяжёлое подвенечное платье.

Барабанщики продолжали отрабатывать ритм, согласно которому девушки подавали жопки навстречу жениховым хуям. По очередному громкому удару наложницы снялись с хуёв, одновременно развернулись, одновременно упёрлись ладошками своим партнёрам в грудь и опрокинули их на спины.

Я следил за Соней. Она не подавала виду, проделывая всё, что требовалось от наложниц, в ритме робота, но в глазах её любовь мешалась с обидой. Серёгин взгляд был полон болью и страстью. Он схватил Соню за крутые бёдра и, как только она позволила, согласуясь с командой от японских барабанщиков, насадил мою девочку на свой удивительно толстый член.

Подошла Эльвира. Опустившись на колени, она ловко заработала язычком по всей длине моего пениса. Потом облизала разбухшие от спермы яйца, обхватила губами нижнюю поверхность пениса и заструилась к головке и обратно. Захватила головку тугими губками, всосала, как пылесос. Её глаза страстно смотрели на моё лицо. В общем, Эльвира знала, как обращаться с моим пенисом. Я почувствовал, что кокаин не помогает и отпустил её мановением руки, специально не позволив тит-фак.

— Зажжём куриц, мой господин? — отступая, хитро осведомилась бывшая наложница и подмигнула. Снимать ей было особенно нечего. Она расстегнула корсет и бросила его на полпути к ложу.

Скакавшие на своих партнёрах всадницы — гости, глядя на подпрыгивающие феноменальные груди, коих им в жизни больше не узреть, восхищённо улюлюкали — по команде опрокинулись на спины. рассказы о сексе Только двоим удалось удержать члены в девчонках. Ими, конечно, были Серёга и... толстяк (барабанщики — не барабанщики, он вне такта яростно долбил неожиданно длинным хуищем выбранную за размер сисек Милену). Двое отставших женихов накинулись на своих сосок, аки соколы. Занзибара, подняв великолепные чёрные сиськи руками в белых кружевных перчатках, по-прежнему оставалась бесхозной — её партнёр, чуть не плача, всё ещё надрачивал вялый отросток.

Ко мне, мерцая шальными глазами, шла Ведьмочка. Нижняя юбка её исчезла, и в разрезе подвенечного платья белел пухлый лобочек со светлой дорожкой интимных волосиков. Она скользнула к моим коленям, игриво взглянула в глаза и, залупив головку члена, быстро-быстро заработала язычком. Я поощрительно гладил её по щёчке, а сам в восхищении наблюдал, как Эльвира, вместо того, чтоб встать в ряд колено-локтевых, грубо повернула к себе жопкой Куклу и страстно впилась ртом ей в сочную пиздёшку. Ведьмочка забрала пенис в рот и очень умело засосала, поглядывая на меня обеспокоенно. И было от чего: я всё больше смотрел не на неё, красивую, в изумрудах и фате, большеглазую, большегрудую, юную, а на ложе, где мигом всё сообразившая Королевна неумело пристраивалась к растопыренной пизде Эльвиры. Прислужница полила масло на четвёрочку рыжей, и я ощутил её мягкость. После огроменных вселенных Шалуньи и Королевны, тут я отчётливо ощущал стискивающие груди пальчики. Ей бы ослабить давление, позволить мне окунуться в неприкрытую нежность её изумительной четвёрочки... Но она всё теснее стискивала грудки, всё яростней работала ими вверх-вниз. Я отпустил её.

Обернувшись, Ведьмочка ахнула — Кукла лизала Шалунье, Эльвира лизала Кукле, Королевна лизала Эльвире. Колено-локтевой хоровод почти что замкнулся.

Хмыкнув и одарив меня призывным взглядом, Ведьмочка томно стянула платье со своего тонкого тела, пристроилась к хороводу и всосала в себя длинные малые губы Королевны.

Белокурые Стервы слегка подтолкнули меня. Я пошёл к невестам, страстно нализывающим друг дружку, со свисающими до белья сиськами. Вот было бы круто, думал я, разбавить этот белый ряд чёрным. Например, поставить между каждой по негру. Что может быть эстетичнее огромного чёрного хуя, пронзающего обрамлённую подвенечной юбкой белую попку, в то время как нежная белая невеста нализывает очаровательным личиком чёрный анус... В следующую вечеринку нужно будет устроить такое шоу. И замкнуть его в кольцо.

Я вскочил на ложе, и воткнул торчащий хуй в тугую пиздёшку Ведьмочки. Сделав пару волшебных фрикций, подмигнул Шалунье. Та кивнула и медленно, позволяя «поезду невест» не разрывать контакта, подползла ко мне сзади. Её острый язычок заработал в области моего ануса. Всё, круг был замкнут.

Барабанщики выдали торжественный, но в то же время залихвацкий ритм. Зал неистовал. Гости перемешались в кучу-малу, сношая невесть кого, лишь бы была пизда, жопа или рот, а во тьме сам бог простит; родители брачующихся совокуплялись с кем попало; молодёжь уже давно пустились в полный разнос; одна из свидетельниц влезла в шоу и попыталась полизать моим наложницам, негры отволокли её в подсобку (откуда она выползла послушной и удовлетворённой).

Громовой удар возвестил свободную программу. С этого момента женихи могли драть доставщихся им красавиц как заблагорассудится. Все этим воспользовались: потный толстяк рухнул навзничь, призывая рыжую семиразмерную Мелену оседлать его жирный вздыбленный, увитый узлами вен хуище (я, блин, кажется понял, что Королевна в нём нашла); жених Куклы загнул свою пятиносную блондиночку раком и страстно заправил, улыбаясь превратившейся в сердечко жопке; жених Ведьмочки жарко сунул меж огроменных сисей опрокинутой на спину Жасмин; Серёга лёг на Сонечку в миссионерской и, сжимая её лицо, никак не мог ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх