Подлизы

Страница: 2 из 8

к Ане. — Нужно по другому.

— И как?

— Ну-у... Как надёжнее всего от мужчины чего-то добиться?

— Добиться?... Надёжнее?... Ты что?! — Ахнула Анька, до которой дошло, что Ирка имеет в виду. — Совсем рехнулась?

— Не рехнулась, а предложила вариант решающий все проблемы. Вполне, кстати, приятным способом. — Ирка дёрнула из холодильника ящик с овощами. — Нет, если у тебя есть более светлые идеи, я вся внимание.

— Нет у меня ничего. Но это... Просто нет слов!

— Да, что такого страшного тебе сказали? На, почисть. — Ира сунула Ане луковицу. — Подумаешь, разок... Можно подумать, ты у нас девочка и никогда со своим парнем этим не занималась. Убудет от нас что ли? Даже интересно... в какой-то мере.

— Нет не девочка. — Анька слегка покраснела. — И не убудет... наверное. Но... Ир, но это же ПА-ПА!

— Ну, я ж не предлагаю тебе со своим. Ты к моему, я к твоему.

— Ирка, блин! У меня пальцев на руках хватит сосчитать сколько раз с Сашкой «было». У тебя, знаю, с Димкой не больше. Профессионалки из нас как... из коров манекенщицы. Как ты это себе представляешь хотя бы?

— Как, как? Найдём сейчас в твоём барахле ночнушки покороче и попрозрачнее, подождём пока коньячок допивать станут и пойдём... подлизываться.

— Кормить-то скоро будете, киллерши? — В дверях кухни появился Анькин папа.

— Скоро, дядя Игорь. Картошка варится. Сейчас мясо разогреем, салатик настругаем. — Ирка ловко всучила мужчине стопку тарелок и вилки. — Вот, отнесите пока.

— Ань, — повернулась она к подруге, — ставь сковородку. Эй, ты чего?

— Ир! — От волнения голос Аньки сел до шёпота. — Он же, наверное, всё слышал!

Ирка испугано зажала рот ладошкой, но уже через секунду успокоилась.

— Да нет, не должен.

— А если?

— А если слышал и ничего не сказал, значит не против. Ещё и лучше. В общем, делаем, как решили. Ты сковородку сегодня поставишь?

— Да ставлю уже. Ох, Ирка, влипнем мы с тобой. — Поёжилась Анька. — И огребём ещё раз. Ирк? Думаешь, они, правда... будут?

— Они что не мужики? Им с молоденькими не хочется? Тем более при полной гарантии, что всё шито-крыто пройдёт. В любом случае, Анька, терять нам нечего. — Подружка направилась к выходу из кухни. — Давай, заправляй салат, я там на стол накрою.

...

Папы удобно расположились в широких креслах по обеим сторонам журнального столика.

— Хороший коньячок. — Константин поставил рюмку и закурил. — Девчонки-то как сегодня шуршали: мигом на стол, мигом со стола. Добавочки положить? Лимончик порезать? Поняли, интересно хоть, что за дело попало?

— Да какое там дело. — Отмахнулся Игорь. — Мы в молодости глупостей не делали? Девки-то хорошие у нас. Не какое-нибудь... Ну, сваляли дурака, получили своё. Сейчас вот отсиживаются в комнате, а в головёнках одно: как сделать, чтобы мамки не узнали. Те им устроят татаро-монгольское иго. А оно того стоит?

— По мне, так нет. — Пожал плечами Костя. — Отодрать и довольно с них.

Игорь, вдруг, усмехнулся.

— Ты чего?

— Прозвучало двусмысленно: «отодрать».

— А, ну да. — Тоже улыбнулся Костя. — Оно, пожалуй, что и в другом смысле не помешало бы. Для лучшего вразумления. Но не родную же дочку.

— Свою-то зачем? Их тут двое.

— Са-аме-ец! — Константин с насмешливой укоризной глянул на Игоря. — Тебе тридцать восемь лет, седина в башке.

— Ха! — Игорь откинулся в кресле. — И что теперь молодые девчонки нравиться не должны? Я, честно сказать, при экзекуции на твою Ирку поглядел. Ножки стройные, попка ладная. То, что доктор прописал.

— Да и я твою Аньку заценил. Соблазнительная девочка. В самый раз... Гм-м... — Костя озадачено потёр подбородок. — Наливай-ка, Игорёха. А то мы сейчас чёрт-те до чего договоримся.

...

— Ну, подобрала «костюм», манекенщица?

— Годится. — Ирка в последний раз крутнулась перед зеркалом. — Ещё короче — уже беспредел. Жалко разрезиков по бокам нет, как у тебя. Попка была бы видна. Ладно, что-нибудь придумаю. Ань, сбегай, глянь там, в щёлку: в бутылке много осталось?

— Сейчас. — Анька осторожно прошмыгнула к дверям гостинной. — На донышке. Кажется пора.

— Ну, тогда вперёд. Как там, в Спарте говорили? Со щитом или на щите.

— В смысле все равно выдерут? Либо этим спереди, либо снова ремнём сзади?

— Ассоциации у тебя. — Фыркнула Ирка. — Филолог доморощенный. Лучше вспомни, как пишется «минет».

— Губами. И не пишется, а делается. Ирка!... Я боюсь!

— А я — нет?! — Взгляд у Ирки и вправду был совершенно отчаянный. — Только, что толку сидеть и дрожать? Пропадать, так с музыкой. Пошли, Анька!

— Идём.

Мамочка, страшно-то как! Если их фокус сейчас раскусят и не поведутся на него... Ой, что буде-е-ет!...

...

— Папы, можно к вам? — В дверь комнаты, одна над другой, засунулись две заискивающие девчачьи моськи.

— К нам прибыла дружественная делегация. — Усмехнулся Анькин папа. — Заходите девчонки.

Подружки, бочком скользнув внутрь, подобрались поближе к столу. Взгляды мужчин ненавязчиво, но с интересом пробежали по фигуркам девушек, не пропустив ни гладких, точёных плечиков, ни просвечивающих сквозь полупрозрачную ткань, возбуждающе заострившихся башенок юных грудей, ни открытых выше некуда ножек.

— И с чем пожаловали?

— Ну, дядя Игорь, вы же знаете. — Ирка ловкой обезьянкой залезла на подлокотник кресла, почти на колени к мужчине. — Может быть можно так сделать, чтобы мамы про нас не узнали?

— Дядя Костя, — Анька, тоже с ногами забравшись в соседнее кресло, обхватила Иркиного папу за шею, как когда-то ребёнком, — ну, пожалуйста! Давайте что-нибудь придумаем. Вы же знаете, как нам от мам достанется.

— Ты посмотри, Игорёха, как эти две подлизы нас разводят. — Расхохотался Константин. — К своему родителю не сунешься такой лапочкой. Не проймёшь. А у чужого сердце не камень.

— А то! — Насмешливо отозвался Анькин отец. — Девчонки-то сообразительные. Хорошо, они раньше до этого не додумались. Были б мы с тобой вечные соучастники.

Ирка с лукавым смущением пойманного на бесхитростном обмане ребёнка покосилась на Анькиного папу.

— Что раскусили вас? — Усмехнулся тот.

— Дя-я-я-дя Игорь! — Девчонка, состроив умильную физиономию, съехала к нему на колени.

Рыженькая Ирка, при необходимости, умела превратиться в этакую, симпатичную, пушистую лисичку, отказать которой просто невозможно. И обаятельностью своей, к зависти Аньки, с успехом пользовалась.

— Дядя Игорь, ну, что нам остаётся? — Ирка, словно бы устраиваясь поудобнее, заёрзала на руках у мужчины, отчего ночнушка, конечно, задралась, приоткрыв неленивому взгляду значительную часть девичьего секрета.

Анин папа, судя по направленному туда взгляду, ленивым не был. Впрочем, вырезы их с Иркой рубашек мужчины без внимания с самого начала не оставляли.

Анька тут же повторила манёвр подруги, скатившись с подлокотника на дядю Костю. У неё вышло даже удачнее. Лёгкая ткань, зацепившись за обивку, превратила рубашку в, доходящую лишь до резинки трусиков, майку. Вот только самих трусиков на Ане не было. Кроме того, она стала съезжать по ногам мужчины вниз, и дядя Костя подхватил её, удерживая на месте. Теперь он одной рукой обнимал Аньку, а ладонь другой плотно лежала у девушки на бедре. Причём высоко. Анька чувствовала, как запястье мужчины касается холмика волос на лобке.

— Правда, дядя Костя. Нам мамы такое устроят. — Анька старательно «не замечала» образовавшейся небрежности в одежде. — Да сглупили. Дуры мы с Иркой, но не оторвы же какие-нибудь. Не повторится это больше. Когда мы вас подводили?

— Дядя Игорь, — в унисон заканючила Ирка, — выручите нас, пожалуйста!

Анькин папа тоже уже обнимал девушку. Ни он, ни Иркин отец не сделали замечания дочкам за их слишком уж открытый вид. Наоборот, Анька заметила, что папы поглядывают на открывшиеся прелести обеих девушек,...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх