Подлизы

Страница: 3 из 8

не делая исключения и для собственных дочек. Неожиданно для себя, Анька почувствовала, что это возбуждает её. И Ирку, кажется, тоже. А ещё... Она чувствовала растущий под её попкой «интерес» дяди Кости. Неужели получится? Ане уже действительно хотелось, чтобы это произошло. И не только из-за боязни маминых репрессий.

— Попробовать, наверное, можно. — Задумчиво протянул Анин папа. Его ладонь легонько, словно автоматически, поглаживала Ирку по бедру. — Костя, это в принципе осуществимо? Из милиции новостей не придёт?

Анька ощутила, что и по её ножкам не спеша заскользила мужская ладонь.

— Новостей-то не будет. Петрович мне обещал. А вот с мамами? Даже не знаю... С одной стороны нехорошо от них скрывать, а с другой... действительно можно об этом и подумать. Опять же девчонкам досталось уже.

— Ещё как досталось-то! — Ирка, подскочив, крутнулась в кресле, переворачиваясь лицом вниз, и, с почти даже не наигранной детской непосредственностью, высоко задрала рубашку. — Вот! До сих пор болит. И в полосочку вся.

— Да. — Тут же подхватила Анька, в свою очередь, плюхаясь на живот поперёк кресла. — Поглядите, дядя Костя.

Она намеренно не стала сама заголять «рекламируемое» место. Съехавшая ночнушка и так приоткрывала его больше чем наполовину. Для осмотра вполне достаточно, а вот если мужчина, не ограничившись предоставленным, продвинется дальше, значит ему не полоски интересны, а на Анькину попку поглядеть и... потискать немножко. Паузы почти не возникло. Пальцы дяди Кости легонько скользнули по бокам девушки, поднимая рубашку вверх почти до самых лопаток, широкая ладонь начала размеренно поглаживать упругие ягодицы.

— Действительно бесследно не прошло. Словно арбузы на коленках лежат.

— Симпатичные, кстати сказать, такие арбузики. — Усмехнулся Анькин папа.

— Ну и что делать будем?

— Да, вот думаю...

Папы явно не торопились завершать процесс «осмотра». Оба, словно в задумчивости, поглаживали аппетитные девичьи «булочки», ладони неспешно спускались на стройные, чуть разведённые ножки, пройдя по ним, возвращались по внутренней стороне бёдер и, как бы случайно, вскользь касаясь кисок, снова забирались на возвышенности ягодиц, начиная новый круг. «Ну, и кто кого разводит», — вдруг подумалось Аньке. И вообще, дальше-то что? Неторопливая, уверенная ласка мужчины была приятна. Но Анька уже чувствовала, что её киска начинает отзываться на эти мягкие, повторяющиеся прикосновения. Ирка, судя по ставшим «влажными» глазам, в похожем состоянии. Ну, «намокнут» они сейчас в опытных мужских руках, а потом-то будут с ними что-то делать или нет? Что ж папы молчат?

— Ну, что, «дядя Игорь», — Константин, перегнувшись через Аньку, разлил остатки коньяка, — родились светлые мысли?

— Да, как сказать? — Игорь потянулся за рюмкой. — Вроде бы девчонки своё получили. Но мамы могут решить, что требуется дополнительное воздействие.

— Что ж, может добавка будет и не лишняя. — Иркин папа тоже взял рюмку. — Хотя мне, признаться, жаль наших... полосатиков.

— Дядь Костя, папа. — Анька торопливо завертела головой, поглядывая на пап. Перевернуться на спину, типа забыв, что её ночнушка задрана до самой груди, она всё же не решилась. — Давайте вы нас сами дополнительно э-э-э... накажете, как захотите. И никто ни о чём не узнает.

— Да. — Подхватила Ирка. — Давайте.

— Самим говорите? И никто ни о чём не узнает? И о самом наказании тоже? — Скользившая вверх ладонь Игоря проникла между бёдер девушки, явственно обозначив прикосновение к киске. — А наказание, Ирочка, может быть разным...

— Мы согласны. — Ирка слегка приподняла попку, демонстрируя понимание намёка.

— И ты, Ань?

Анька ощутила, как к её киске, уже не скрываясь, прижались мужские пальцы.

— Да.

— Что решаем? — Костя вопросительно глянул на Игоря.

— Ну, если ты не против, чтобы я... повоспитывал твою дочку.

— Отчего ж? Я ведь буду твою... воспитывать.

— Только... насчёт последствий. — Папа Игорь покосился на девчонок. — Презервативов в доме не водится.

— Не надо. — Смущённо отвернувшись, буркнула в пол Ирка. — Мы с Анькой таблетки написано для sexytales.org пьём.

С этими словами маски были сброшены окончательно, и отступать подружкам стало некуда.

— А ты уже влажненькая. — Костя, наклонившись, поцеловал Анину спинку.

— Мне нравится, как ты меня ласкаешь. И я животом тебя тоже чувствую. — Тихо отозвалась девушка.

Говорить «ты» было непривычно, но на «вы» и «дядя Костя» в такой ситуации... Впрочем, понятно, что манеры обращения сейчас никого не волнуют.

— Иди ко мне.

Мужчина помог Ане сесть, аккуратно приподнял вверх, сползшую было, рубашку. Тонкая ткань, чуть зацепившись за заострившиеся холмики грудей, скользнула по рукам, и Анька оказалась перед Иркиным папой полностью раздетой. Краем глаза она успела заметить упавшую на пол Иркину ночнушку, а потом Костя обнял её и привлёк к себе. Губы Ани впервые соприкоснулись с губами отца подруги.

Дядя Костя не торопился. Его сильные руки гладили плечи, волосы, чуть вздрагивающую от прикосновений, спину девушки, словно и не стремясь добраться до более «интересных» мест. Губы нежно касались бархатных щёчек, щекотали мочки розовых ушек, спускались на шею, доходя до ложбинки между упругих холмиков грудей, возвращались за ответным поцелуем. Как же отличалась эта уверенная мужская ласка от единственно знакомых Ане, порождённых недостатком спокойной обстановки либо неуверенностью в вопросе «даст — не даст», поспешно-целенаправленных действий её сверстников. Ещё, наверное, ничего по настоящему не началось, а Аня уже прерывисто дышала и, закрыв глаза, лишь подставляла себя мужчине, позволяя ему сделать с собой всё, что он захочет. Её попка чувствовала «рвущееся наружу» желание Кости, бёдра сжимались, пытаясь хоть как-то «утешить» ждущую своей доли ласки призывно-влажную киску. Когда её грудь, наконец, исчезла в мужской ладони, девушка закусила губу, чтобы не застонать. Пальчики Ани, нащупав, одну за другой расстегнули кнопки Костиной рубашки.

— Пойдём на ковёр, там будет удобнее. — Ирин папа поднял девушку на руки...

Ирка ёрзала на коленях дяди Игоря, пытаясь сильнее прижаться к, стремящемуся вырваться из джинсов, члену. Она сама расстегнула на мужчине рубашку и, обнимая, прижалась к нему, чувствуя, как упираются остренькие кнопочки её сосков в обнажённую мужскую грудь. Губы Игоря касались её глаз, щёк, волос, спускались на шею, а Ира, тянулась к нему, гладила широкие, сильные плечи, искала приоткрытым, зовущим ротиком поцелуев. А потом Игорь развернул её к себе спиной, зарылся лицом в густую волну рыжих волос. Нежные ласки губ охватили плечи и узенькую спинку девушки. Крепкие ладони накрыли возбуждённо-упругие, остроконечные башенки её грудей, окружили их невыразимо приятным, трепетно-заботливым вниманием. Заиграли, выпуская наружу и пряча обратно, затвердевшими коричневыми кружками сосков. Медленно, очень медленно спустились на плоский животик. Снова вернулись обратно. И только потом, когда Ирка, прижавшись спиной к груди Игоря и откинув голову ему на плечо, замерла, порывисто дыша и вздрагивая от волнующих прикосновений, опустились ниже.

Руки девушки пытались обнять шею мужчины, коснуться его, не выдержав, устремлялись к сжимающемуся, словно в судороге низу живота, достигали влажной, истекающей желанием киски. Капельки смазки размазывались на пальчиках, тянулись клейкими паутинками по бёдрам, украшали блестящими нитями тёмненький треугольник волос.

Пальцы Игоря легли на трепещущий в ожидании бугорок её клитора. Ирка, не сдержавшись, выдохнула что-то бессвязное и развела ножки, упершись кончиками пальцев в пол, стараясь притиснуться к выпрямляющемуся в джинсах мужскому поршню. Ладонь дяди Игоря, получив доступ, проникла к её «секрету». Ирка повернула голову, подставляя свои губы для поцелуя,...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх