Девочка-зима. Часть 2: Трах и крах

  1. Девочка-зима. Часть 1: Декабрь начинается в июне
  2. Девочка-зима. Часть 2: Трах и крах
  3. Толстая и тонкая. Часть 1: Толстая
  4. Толстая и тонкая. Часть 2: Тонкая

Страница: 2 из 4


— Уймись! Еще не время!

В «купе» вынимает свой «подарок» мне. Как-то в наших беседах была упомянута кроссвордная тема, Таня сказала, что очень быстро и правильно решает кроссворды, я ответил, что в студенческие годы тоже увлекался, и решили, что как-то вместе попробуем. Вот она на вокзале купила два экземпляра одной и той же газеты, две ручки, вручила один комплект мне, скомандовала «начали» и пошла писать губерния...

С отрывом в несколько секунд и всего в одно слово, соревнование выиграл я. Видно, что Таня несколько задета этим фактом, до конца не может уложить в своем сознании, что человек, говорящий по-русски с акцентом, наравне с ней и даже чуть лучше, владеет письменным языком. Но и уважения этим прибавляется тоже.

— Пойду покурю, — говорю я и выхожу в проход.
— Ты не помнишь, там же где-то висит расписание? — тон вопроса какой-то наигранный, явно не для меня это сказано.
— Ну да.
— Я посмотрю точное время прибытия, — говорит она и, взяв с собой сумочку, идет со мной в тамбур, а уже там поясняет, — муж не курит, я официально тоже, дочка может проболтаться, если что, при ней не говори «пойдем покурим».

У другой двери тамбура стоит и курит молодой парень в спортивном костюме, посматривает на нас иногда, возможно ждет, когда мы начнем целоваться))) Не дождавшись, уходит. Я тоже жду, начнем ли целоваться с его уходом? Начинаем, но совсем чуть-чуть. Она быстренько чмокает меня в губы, проводит ладонью по щеке и говорит:
— Пойдем, а то малая забеспокоится.

Малая у нее настоящая прелесть! Никаких капризов по поводу еды, никаких ненужных приставаний и ревности из-за того, что мама занята беседой с незнакомым дядей. Листала себе после ужина детскую книжку с картинками, уточнила, что быстрей — поезд, самолет или семимильные сапоги, и после второго же напоминания о том, что поздно, надо спать, благовоспитанно сказала «спокойной ночи», легла под одеяло и повернулась к стенке. Четвертый пассажир взобрался на «второй этаж» еще когда мы ходили курить, проводники погасили основной свет, и в переполненном вагоне, при тусклом дежурном освещении, слыша постоянно грохот колес и изредка раздающиеся гудки встречных составов, не обращая внимания на ночные пейзажи за окном, полностью увлеченные друг другом, остались не лежащими, а сидящими плечом к плечу два человека — я и Таня.

Пожалуй, эта ночь в плацкартном вагоне была самая романтичная в моей жизни. Мы сидели, тесно прижавшись плечом к плечу, и говорили, говорили, говорили. Время от времени соприкасались наши щеки, носы, губы и мы целовались, целовались, целовались. Иногда поезд останавливался на станциях, входили-выходили редкие пассажиры, затем состав снова трогался, набирал скорость, Таня бросала взгляд на спящую дочку, я — на пассажира с верхней полки, и опять: как переплетение двух водных потоков — тихое журчание наших голосов, и то жадные, то нежные поцелуи — как сидя на нижней полке, так и при выходах покурить в тамбур.

Поцелуи распаляют желание, мне хочется большего, хотя, честно говоря, непонятно — как? Вначале робко, затем смелей и настойчивей, трогаю внушительную грудь под свитером, пытаюсь задрать одежду, оголить ее тело. Таня сопротивляется: вначале решительно, затем чисто для проформы, и потом уже приводит доводом «не сходи с ума, увидят же». Предлагаю лечь вместе, укрыться одеялом, авось как-то втиснемся бочком, ведь оба мы далеко не худой комплекции. Таня скептически хмыкает, красноречиво смотрит на меня и себя, и немного подумав, говорит: «Так будет лучше. Смотри».

Берет простыни, подтыкает под матрац верхней полки, огораживая свое нижнее место своеобразной ширмой. Получается как бы иллюзорное, но все же уединение. И расслабившись таким отгораживанием от нежелательных случайных подсматриваний, сама снимает с себя свитер. Резким контрастом бьет в глаза белоснежная кожа живота и плеч, в сочетании с черным цветом огромного размера лифчика. Это была самая большая грудь, шестого размера, которую мне когда-либо доводилось видеть, трогать и ласкать реально. Нет нужды говорить, с каким восторгом я на нее набросился. Сосал и лизал соски, тискал и щупал упругую плоть, не забывая уделить внимание животу, бокам, плечам, не забывая про упоительные поцелуи в губы.

В джинсы она проникнуть, впрочем, не дала. Отговорилась критическими днями, хотя, как мне кажется, не было такого, просто не хотела с первой же встречи максимально раскрываться телесно, желала подольше продлить ласкательную, но не коитальную фазу наших отношений. Потому что когда я предложил Тане лечь на живот и приспустить джинсы и трусики только с задней части, чтоб я поласкал ее пышную попочку, она вначале нерешительно взялась за пуговицу, но пораскинув мозгами, в итоге отказалась.

Я занимался ее губами, грудью и телом несколько часов. Не непрерывно, конечно. Иногда мы выходили курить в тамбур. Иногда остановка поезда длилась долго, и ходили по проходу люди, тогда мы просто сидели прижавшись плечами и накинув сверху одеяло. Иногда активничала Таня, переходя поцелуями от моих губ к шее и плечам, сминая мое меховое покрытие груди, и покручивая-покусывая соски. Но, в общем и целом, мое сексуальное впечатление от этой безумной ночи такое: я неотрывно ласкаю ее лицо, тело, грудь, с превалированием на соски, и в итоге она добивается своего оргазма. специально для sexytales.org Истерзанные губы и заласканная грудь теперь начинают подавать в мозг сигналы не возбуждения, а боли, и Таня превращается из страстной охотницы за оргазмом в печальную девочку, лежит головой на моих коленях, слушает мои ласковые слова вкупе с нежным поглаживанием ее волос.

... Последний перегон до Энска. Последний перекур в тамбуре. Она смотрит на меня как будто сверху вниз, несмотря на десять лет разницы в возрасте и десять сантиметров разницы в росте. Я сам кажусь себе мальчишкой, а она — умудренной жизнью женщиной, вводящей меня в мир взрослых отношений, взрослых радостей, и, увы — взрослых печалей. Очередной раз приникаем друг к другу губами, и на сей раз Таня начинает меня трогать между ног, чего не было ни разу за всю ночь в вагоне. Она деловито расстегивает молнию на ширинке, проворно вытаскивает мой член, который уже и не верит в такое чудо, что его сегодня ублажат наконец-то. Сделает минет? Вряд ли, да и не хотелось бы. Полторы суток в поезде без душа очень отрицательно влияют на чистоту тела и общую гигиену.

Закусив нижнюю губу и не смотря мне в глаза, Таня сосредоточенно дрочит мой член. Пользуясь ситуацией, обнимаю ее за спину, немного просовываю руку под тесный пояс джинсов, и мну ее булочки, добавляя к своим прямым сексуальным ощущениям от ее руки на моем члене еще и косвенные от тисканья рукой шикарной и очень большой попы. И кстати, на ощупь определяю, что ткань трусиков покрывает очень малую площадь поверхности ягодиц: текстиль фактически прикрывает только ложбинку между ними, а остальное пространство открыто для тактильного контакта.

И вот, миг оргазма. Тугими и частыми струями сперма вырывается из канала, и попадает на стенку напротив. Грохот колес глушит мой рык и стон, но видимо он силен, потому что Таня даже вздрагивает и, оторвав взгляд от фонтанирующего члена, смотрит мне в лицо, и улыбается, видя, какие я корчу гримасы удовольствия от ее рук. Замедляя движения, она теперь выдавливает капли и делает отряхивающие движения, затем приподнимается на цыпочки и целует меня в щеку. Можете не верить, но этот поцелуй в щечку, такой целомудренный после целой ночи ласк груди и поцелуев взасос, после дрочки в тамбуре и тисканья попы, кажется мне апофеозом нашей близости.

На Красной площади, у памятника Ленину
... Таню должен был встречать ее брат, меня — мой друг. Несмотря на уговор притворяться незнакомыми, если вдруг столкнемся в городе и будем не одни, прошу друга какое-то время не трогаться с места. Только увидев, как широкоплечий мужчина, несмотря на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх