Девочка-зима. Часть 2: Трах и крах

  1. Девочка-зима. Часть 1: Декабрь начинается в июне
  2. Девочка-зима. Часть 2: Трах и крах
  3. Толстая и тонкая. Часть 1: Толстая
  4. Толстая и тонкая. Часть 2: Тонкая

Страница: 3 из 4

нестарый еще возраст, почти седой, с добродушным и открытым лицом, радостно улыбаясь, несет на одной руке восторженную племянницу, а в другой — знакомый Танин баул, а сестра еле поспевает за его широкими шагами, говорю, что уже можно ехать.

Примерно в полдень получаю смс от Тани: «?». Согласно нашему шифру, это означало «я к переписке готова». Набиваю длинное сообщение о том, как я рад и счастлив, что наконец увиделся с ней, как мечтаю о повторных встречах, какая она симпатичная и сексуальная женщина. Получаю вновь односимвольный ответ: «!». Это означало — «позвони мне».

А день субботний или воскресный, уже точно не помню, но выходной точно. Жена и дети дома. Хватаю сигареты и зажигалку, выхожу в подъезд, якобы курить резко захотелось. Звоню. Таня очень грустная, удрученная, подавленная. В отличие от меня, такого радостного, довольного, возбужденного. Что случилось? Да как всегда. Она позвонила своему возлюбленному, он долго не брал трубку, потом наконец удосужился, говорил вежливо, но сухо, уважительно, но без радости, и на прямое ее предложение встретиться вечером ответил с недоумением: «Нет, зачем такая спешка? Мы же как договаривались? Вот, в понедельник с утра в офисе и увидимся, и главбух будет, все нужные документы оформит».
— Так ты свободна вечером, Таня? Встретимся тогда? — с непонятным для самого себя чувством предлагаю я.

То ли я ревную к этому ее молокососу Максу, то ли зол на него, он дурак или слепой, неужели не видит, какой Таня клад, а не женщина. Или наоборот рад, что соперник самоустранился, и я вполне могу этим вечером трахнуть ее, расширить горизонты нашего сближения, не ограничившись эрзац-интимом плацкартного вагона. Даже не думаю, что будет, если она скажет «да, давай проведем ночь вместе», как я залегендирую ночное отсутствие дома после трехнедельной отлучки и еще не исполненных после прибытия супружеских обязанностей.

— Нет, DD, вечером не смогу, гости должны прийти к брату, да и дочку как я одну оставлю? — вроде бы резонно отвечает она. Но ведь сама же предлагала Максу вечером. Значит, если захотеть, то можно? Но что можно Юпитеру, то нельзя быку? Тоже ж резонная логика.

Но это я сейчас такой умный, а тогда было наплевать на все доводы рассудка. Урвать еще минутку, час, ночь виртуального общения, урвать любой ценой любой вид реального интима с ней.

— А когда?
— Через полчаса придешь на Красную площадь?
— К зданию администрации? — я думаю, она шутит и помнит, что я говорил ей в свое время, местные власти — мои клиенты, и назначать свидание у энского «Белого Дома» — это как дать объявление в газету: по секрету всему свету.
— Что мы там потеряли? — удивляется она. Нет, не помнит. И не шутит. Уточняет: — У памятника Ленину.

Ага, очень это далеко от бывшего райкома партии. Метров пятнадцать или двадцать. И вождь своей каменной рукой еще и на другую мою контору указывает. Что, DD, ты настолько сбрендил, что пойдешь на такое палево?

Не просто пойду, а бегом побегу.

— Да, конечно, приду. Могу и пораньше, это в пяти минутах пешком от моего дома.
— Ну, тогда до встречи!
— Целую, пока!

«Никогда еще Штирлиц не был так близок к провалу» (С). Никогда в жизни я так неосмотрительно не поступал до или после. Мы обнялись и поцеловались прямо перед памятником Ильичу, и в обнимку проследовали к скамейкам у фонтана. Мы кусали поочередно одно яблоко и курили одну сигарету. Мне было наплевать на косые взгляды гуляющих вблизи мамаш с колясками и дедуль с внуками. Я кайфовал от доверия этой удивительной женщины. Я терзался оттого, что не меня она любит. Она отказалась идти со мной на съемную квартиру, она поминутно доставала телефон и смотрела, нет ли смс-ки или пропущенного звонка от него. Я хотел трахнуть и завоевать ее.

Трах фрагментами
Я трахнул ее спустя два месяца. Спустя шестьдесят дней почти каждодневных разговоров в аське и по телефону. Занимаясь с ней предельно развратным виртуальным сексом. Утешая ее в депрессии, когда директор Макс был с ней сух и деловит. Радуясь ее радости, когда он проявлял к ней хоть какие-то эмоции и понимание. Обучая ее владению компьютером на более продвинутом уровне. Помогая ей явно с какими-то служебными делами в Энске (куда-то пойти, с кем-то о чем-то договориться, принять и отправить файлы, наладить компьютеры). И неявно замолвив словечко перед управделами местной Администрации, чтоб некий заказ получила фирмочка ее возлюбленного. Впрочем, субподрядчиком выступала Танина фирма из Крупногорска, можно считать, что это ей я сделал доброе дело, но ей самой было приятно осознавать, что я не держу на соперника зла. Да уж, соперник прямо как Коперник, а не муж Марьиванны.

Я помню то утро, когда наконец получив во время ночной интернет-беседы ее согласие на мой приезд в Крупногорск, позвонил ей в нетерпении, чтоб еще и голосом получить подтверждение.
— Да, приезжай, — сказала Таня. — Думаю, что наша встреча состоится.

Она еще и помогла мне, сбросив несколько номеров посуточно сдаваемых в Крупногорске квартир, и с хозяином одного из них я договорился, что в определенный день он будет ждать моего приезда, поверив моему честному слову, а не предоплате, как того требовали другие хозяйки, когда речь заходила не о сегодня-завтра, а о неделе-двух.

Таня несколько раз меняла свое мнение по поводу того, будем ли пить во время встречи. С одной стороны, мне хотелось видеть максимально раскованную и страстную женщину в постели. С другой, мне хотелось, чтоб этого добился я своими усилиями и умениями, а не спирт своим процентным содержанием. Решили, что на первый раз будем придерживаться «сухого закона», а потом, если понадобится, купить вино или водку, коньяк или шампанское — не проблема.

Несмотря на мою отличную, без ложной скромности, память, которая позволяет мне воссоздавать в мельчайших деталях события 10—15—20 летней давности, эту поездку я помню фрагментарно, будто в пьяном угаре (хоть и никогда в жизни не был настолько пьян, чтоб потерять контроль за собой и что-то позабыть существенно важное). Если б мне сейчас поставили задачу: написать историю с момента моего прибытия на Крупногорский вокзал и до отъезда, ничего связного я б из себя не выдавил.

Итак, несколько фрагментов из тех двух дней встречи. Некоторые предельно сексуальны, некоторые обыденно-бытовые, но именно они врезались мне в память и ассоциируются с Таней.

Лифчик она носит почти постоянно, снимая только перед постелью и надевая сразу после завершения секса. Говорит, что грудь у нее непропорционально большая, оттягивается и не взятая в жесткие формы, доставляет дискомфорт постоянным напоминанием о своем существовании.

Она любит сама раздвигать пальцами свои половые губки, чтоб я лизал максимально раскрытый и выпяченный клитор. Она любит сосать долго и разнообразно, в самых разных позах и местах, но так как в душе гордится своим мастерством минетчицы, то часто меняет скорость, стиль, глубину сосания, и тем самым сбивает подкатывающий оргазм.

Не любит оставаться в постели сразу после своего или моего кончания. Встает почти сразу, надевает свой лифчик, присаживается за стол, наливает сок или зажигает газ под чайником или закуривает.

У нее сильная щекотка при трогании ануса. И больно, когда касание задней дырочки может перейти в проникновение. Мечтает быть оттраханной анально, но боится, что без бутылки на это не решится. Даже звучит как-то упреком в мой адрес, мол столько потратил, но пожалел денег на бутылку коньяка, я б тогда дала в попу. Но всеми силами удерживает меня от похода в ближайший магазин, говоря, оставим до декабря, когда я приеду в Энск, тогда и проведем анальную дефлорацию, и купишь не фальшивку первую попавшуюся, а нормальный качественный коньяк.

Таблеток она не пьет, спираль не хочет, резинки не любит (даже насколько помню, ни разу не трахалась с ними) и сперму утилизирует (как со мной, так и с мужем) единственным способом — ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх