Девочка-лето. Часть 2. Лето, много лета... осень и зима

  1. Девочка-лето. Часть 1: Весна до лета
  2. Девочка-лето. Часть 2. Лето, много лета... осень и зима

Страница: 1 из 4

Разлука перед летом

У слова «лето» в подзаголовках два смысла. Один — просто календарный период с 1 июня по 31 августа. Другой — та незабываемая неделя на излете календарного лета, которую мы провели вместе на черноморском побережье. Но до лета во втором смысле еще была довольно длительная разлука во время лета в первом.

Почти месяц я был в отпуске. Отлучаясь из своего региона даже на несколько дней, я обязательно меняю сим-карту на местного оператора и сообщаю свой новый временный номер только двум людям: моей супруге и секретарше начальника. Далее они сами решают, насколько кому нужен DD по личной или служебной надобности, и дают либо не дают этот номер просящим.

Некоторое время так и было. Примерно неделю или дней десять. А потом у меня что-то на душе стало неспокойно, чего-то не хватало. Возникла сама по себе некая привязанность к Юле, потребность в общении, желание услышать хотя бы ее звонкий голос и умиротворенное спокойствие интонации, тонкий юмор и некоторое смущение при моих двусмысленных комплиментах, раз уж не было возможности личной встречи и секса. И я написал ей смс-ку с нового номера, потом позвонил; естественно, она стала отвечать и тоже звонить мне, и возникла иллюзия близости, несмотря на географическую отдаленность.

Я не вспомню сейчас (да и нет смысла) все то, о чем мы переписывались и переговаривались во время того периода разлуки, сугубо интимных тем вроде и не возникало, то есть считать это общение на расстоянии виртуальным сексом будет неправильным. Но истинным смыслом общения было:
— Я скучаю по тебе, Юля!
— Я скучаю по тебе, DD!

И вот моя милая Юленька, уже буквально за несколько дней до моего возвращения, которое мы оба ждем с нетерпением и предвкушаем сладкую встречу после долгой разлуки, звонит мне и сообщает такую информацию:

— DD, ты ж не весь свой отпуск использовал? Хотя бы неделя у тебя осталась еще?
— Даже две недели. А что такое?
— И 25 августа ты уже будешь дома?
— Конечно, даже раньше. Мне уже в понедельник 20-го на работу.
— Наша контора наняла на неделю пансионат на побережье Черного моря, для отдыха сотрудников. Хочешь с нами поехать?
— Очень хочу! Но я же не ваш сотрудник, это ничего?
— Ничего, но единственное — за сотрудников платит организация (кроме билетов туда и обратно), а тебе надо будет внести деньги в кассу или перечислить на наш расчетный счет.
— И какая сумма?
— Примерно 10 тысяч рублей. Ну и плюс билеты.
— Вполне устраивает. Только я не уверен, что смогу прямо сейчас тебе переслать наличные или сделать перечисление.
— Это ничего, я за тебя внесу, потом отдашь. А сейчас сбрось мне смс-кой данные своего паспорта, я закажу билеты.
— Юль, ты просто чудо! После месяца разлуки нам действительно нужна неделя, чтоб утолить нашу тоску друг по другу!
— Ага, я тоже так думаю. Поэтому как узнала про поездку, очень захотела, чтоб мы с тобой вместе были. Ну давай, жду смс-ку с данными.
— Хорошо и спасибо еще раз! Целую, пока!

И наконец — ЛЕТО!
Поезд из Эмска в Черноморск не проходит напрямую через наш Энск, но есть сравнительно недалеко от нас узловая станция, на которой я и должен был сесть на этот поезд, зная время прибытия-убытия и номер вагона. Мы с другом, который меня подвозил до этой станции, немного замешкались с отъездом, и я вышел на перрон, когда поезд уже там стоял, и до отправления оставалось минут десять. Конечно же, мы с Юлей переписывались и созванивались, она знала, что я вот-вот буду, и встретила меня неподалеку от дверей вагона на перроне.

Я обнял ее и поцеловал, я утонул в чарующей глубине ее взгляда и лучезарной улыбке.
— Милая моя, как я соскучился по тебе! — прошептал я ей на ухо.
— Я тоже. Как хорошо, что ты приехал:

Заходим в вагон. Юля представляет меня персонально начальнице «Меркель» на английском:
— This is my friend, DD! — а остальным сотрудникам по-русски, но точно так же, — познакомьтесь, это мой друг DD.

Пожимаю мужчинам руки, киваю, улыбаясь, женщинам, выслушивая их имена, и честно говоря, тут же забываю, раз уже поехал со своим огромным самоварищем в Тулу, зачем мне малюсенькие электрочайники? «Меркель» что-то говорит Юле, понимающие разговорный английский смеются, я примерно тоже, но Юля быстро переводит:
— Фрау «Меркель» говорит, какой у Джулии солидный друг. Ему не будет некомфортно в вагоне без кондиционера и дверей? Тем более погода очень жаркая, не так ли?
— Переведи, что мне нравятся жара и лето, и чем жарче — тем лучше. И что комфорт не в условиях плацкарта или купе, а в приятном коллективе. Можешь еще привет передать Гельмуту Колю до кучи!

Юлька зыркает на меня из-за «Коля», скорей всего последнюю фразу не переводит, но «Меркель», видимо, знает свое прозвище и не в обиде. Она улыбается и кивает нам, и Юля ведет меня устраиваться.

Контора поехала на отдых в составе 18 человек (считая и меня тоже), были заняты сотрудниками первые четыре «купе» плацкартного вагона, а в пятом «купе» (думаю, что Юля специально так купила билеты) были наши места: ее нижнее и мое верхнее.

Умышленно или нет, не могу знать, скорей всего у Юли на работе тоже такая роль — помогать всем и во всем, но почти до самой ночи нам не удается спокойно посидеть и поговорить, а ведь мы не виделись больше месяца, и аж искримся, смотря друг на друга голодными глазами. То начальница ее позвала к себе разбираться с какими-то договорами по работе, то коллеги по отдельности ее отзывали и уточняли, сколько каких комнат имеется в пансионате, и кто где будет размещаться, то решали вопросы по оптимальным часам завтрака-обеда-ужина во время отдыха.

Но наконец стемнело, миновало время ужина, пассажиры прекратили свое хождение по вагону, проводники выключили основное освещение, оставив только тусклое дежурное, и Юля в футболке и шортах забирается под простыню, а я сажусь сбоку и долго-долго смотрю ей в глаза.

— Рассказывай, DDище, — говорит она мне, — как ты отдохнул во время отпуска, как проводил время, о чем думал?
DDище — это Юлькина придумка, вот как есть, к примеру, у имени Сергей уменьшительно-ласкательные формы Серёжа или Серёженька, но можно придумать и увеличительно-огрубительную форму Серёга или Сергеище, так и меня она большей частью предпочитала звать наедине не официально ДиДи или ДеДе, и не кратко ДДшка или ДДшечка, а вот так приятельски-запанибратски ДДище.

— Все было хорошо, Юлище! — отвечаю я. — За исключением пустяка.
— Это ты про билеты? — имеет в виду, что уезжая, я не купил сразу обратные, а потом возникли проблемы, и пришлось их решать уже подзабытыми с советских времен методами.
— Нет. Просто я очень сильно скучал по тебе, солнышко мое!
— Я тоже, — гладит мою ладонь, — я так ждала тебя, я так привыкла к тебе, ты мне такой родной стал, большой, теплый, уютный, надежный, понимающий:

Оглядываюсь по сторонам, хотя при таком освещении хрен поймешь, спят ли соседи по «купе» и маленькой «купешке» напротив. Ну и черт с ними, в нашем шестиместном секторе ее коллег нет, а до остальных пассажиров мне нет никакого дела.

Склоняюсь к ней и целую в губы. Долго-долго. Грохочут колёса на стыках рельсов? Или это мое сердце так бьется? Иногда ее глаза озаряются блеском страсти? Или в них отражается свет мелькающих за окном фонарей?

Откидываю край простыни, ложусь рядом, плотно прижавшись к вожделенному телу, и снова накрываю нас. Целуемся жадно, до одури, тискаем друг друга ненасытными руками, от нахлынувшей страсти, быть может, даже болезненно сильно, но из-за той же страсти эта боль неощутима и, наоборот, желанна.

Задираю футболку, под которой нет лифчика, и голодным волчарой набрасываюсь на вкуснющие титечки. А рука под трусиками ощущает настоящий потоп (применительно к не очень обильно-влажной обычно Юле), и, внедрившись несколько раз парой пальцев (что обычно бывало не очень привечаемо, но сейчас все необычно), начинаю теребить клитор. Понимаю,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх