Девочка-лето. Часть 2. Лето, много лета... осень и зима

  1. Девочка-лето. Часть 1: Весна до лета
  2. Девочка-лето. Часть 2. Лето, много лета... осень и зима

Страница: 2 из 4

что сосками во рту все же надо пожертвовать. Ибо слышу постанывание Юли, которое может привлечь внимание пассажиров. Вынимаю голову из-под простыни, закрываю ее губы своими не только для усиления кайфа, но и с утилитарной целью приглушить акустику.

А вот и знакомый предоргазменный стон, попытка подтянуть коленки к животу, но если я поддамся, то улечу на пол и шумом-гамом привлеку нежелательное внимание. Поэтому просто еще тесней прижимаюсь к ней, переплетая наши ноги и беря в ручной захват сочную ягодицу.

Придя в себя и точно так же оглядев спящих соседей, как оглянулся я перед первым поцелуем, Юля начала снова жадно целовать меня, но отдав должный минимум губам и шее, она нырнула с головой под простыню, на грани боли засосала губами мои соски и потискала тело выше пояса, и в итоге, изогнувшись грациозной пантерой (или скорее снежным барсом, из-за того, что была накрыта белой простыней) и почти прижавшись попой к стенке рядом с окном (а изголовье было у прохода), стянула с меня шорты с трусами и взяла в рот.

Как же хорошо! Хорошо, что у меня мелькнула в мыслях такая возможность сегодняшней ночи, и я в туалете подмылся, хоть и холодной водой, но тщательно и с мылом! Хорошо, что она исполняет минет в своем фирменном стиле: быстро и размашисто, крепко сжимая член в тугом колечке губ! Хорошо, что я сильно соскучился по Юле и мне даже не надо искусственно подгонять свой оргазм. Хорошо снова ощущать ее горячий ротик, нежные пальчики, шелк волос на бедрах. Хорошо, что судьба подарила мне еще одну романтичную ночь в поезде, классом намного выше того гротеска с Таней. И вообще отлично, что есть у меня такая замечательная подруга Юленька, когда нежная и ласковая, а когда страстная и темпераментная.

Проглотив, как обычно, сперму и далее высосав-выдоив все до капельки и поласкав языком головку, Юля проделала обратный путь, но уже не яростно-нетерпеливо, а нежно-благодарно. Мои живот, грудь, шея ощутили прелесть ее губ, и до момента повторной встречи с моими губами успели прошептать:
— Спасибо тебе, нежная моя шалунья!
— И тебе спасибо, нетерпеливый ты мой!

... Примерно в полдень завтрашнего дня я сидел на веранде симпатичного двухэтажного дома, превращенного сметливым хозяином в частный пансионат, подставлял лицо солнечным лучам и соленому ветру, затягивался сигаретой и запивал дым крепким черным кофе, отстраненно наблюдая, как моя Юленька в роли распорядителя-устроителя организует вселение коллектива в пансионат, утрясает вопросы с хозяином, поварихой, горничной, в который уже раз перетасовывая и согласовывая, кто и с кем будет жить в 2-местных и 3-местных номерах (единственный одноместный люкс, понятно, что был забронирован для «Меркель»). Я думал о том, что если существует рай, то он именно таков: лето, солнце, море... и моя женщина рядом.

Последними заселились в «двушку» мы. Сдвинули две отдельные кровати в одну двуспальную. Разобрали вещи, искупались с дороги. Только подумал, что надо бы освоить новый траходром, как по коридору разнесся зычный глас официантки:
— Иностранцы, обедать!

Впрочем, обед лишь отсрочил, но не отменил освоение траходрома.

Далее — райская неделя. Утром мы просыпались и любили друг друга. После завтрака я отправлялся на пляж, а Юля, не любившая пляжный отдых и публичное обнажение (даже в скромном купальнике), оставалась дышать воздухом в прилегающем садике, читая книжки, или гуляла с беременной коллегой, которой врачи не рекомендовали жаркое солнце и морские ванны. Я возвращался на обед, после которого мы снова любили друг друга и засыпали в неге, довольные, радостные и счастливые. Ближе к вечеру выходили на прогулку. Сидели в кафе. Покупали какие-то сувениры. Участвовали в аттракционах. Бродили по ночному темному пляжу и освещенным улицам неспящего города. Держались за руки и целовались. Обнимались и тискались, но настоящего уединения не было ни на пляже, ни тем более в городе, слишком много было гуляющих людей, поэтому до реального интима вне номера не доходило. Потому что этот интим был, когда мы возвращались с прогулки, и еще раз любили друг друга на сон грядущий.

Были в коллективе, конечно же, и какие-то игры-развлечения спортивного и интеллектуального характера (пинг-понг, волейбол, мини-футбол, викторины, словесный и мимический «сионист»), и посиделки-мероприятия (та самая фотография, упомянутая в начале рассказа, была сделана именно во время такого отмечания какой-то корпоративной даты), но я не вижу смысла о них рассказывать, потому что все это было фоном. А основой, сутью, смыслом были те счастливые дни, проведенные с Юлей в черноморском пансионате жарким летом две тысячи седьмого года.

О, Черноморск! Край, напоминающий рай!

Осень после лета.
Все было замечательно! Мои регулярные поездки в Эмск в сентябре-октябре. Осенний смотр-парад сразу после ноябрьских праздников, для проведения которого я берег последнюю неделю своего отпуска, открытый и закрытый бесспорным первым номером среди участниц — Юлей. Тем более замечательными были наши отношения в плане понимания друг друга и близости не только телесной, но и духовно-душевной.

Расскажу мимоходом о двух запомнившихся моментах той поры.

В числе прочего меня радовало и то, что Юля уже на каждой встрече понемногу расширяла процент вагинального секса в нашем интиме, и даже со смущенной улыбкой призналась, что не так уж это и плохо — пихание члена в узкую дырочку. Но один раз мы переборщили с этим и здорово переволновались.

В общем, какая-то очередная наша встреча. Очень бурно и темпераментно целуемся, обнимаемся, она сосет мне член, ласкаемая ответно в позе 69, затем садится на меня, довольно долго трахается в этой позе, снова сосет мой член, уже до извержения, и пока она на своем эмоциональном пике, спускаюсь ей между ног, чтоб отлизать.

Какой-то не такой вкус у ее киски. Что-то явно не то, хотя ее реакция на куни самая обычная и типичная. Опускаю руки с ее груди на лобок, развожу пальцами половые губки... Кровь!
— Юль, что-то не то. Тут кровь идет. Месячные начались?
— Нет, какие месячные? Две недели еще.
— Ну мало ли, может нагрузки были физические или переволновалась?
— Да нет, все было нормально.

Идет в ванную, возвращается.
— Это не месячные. DD, извини, я не знаю, что это такое.
— Это ты меня извини, тогда, получается, я тебя поранил по неосторожности. Не болит у тебя там, как ты себя чувствуешь?
— Да вроде все как обычно, — прислушивается к себе, — или саднит, не пойму что-то? Или я себе уже внушила? Да ладно, не заморачивайся.
— Ну вот еще. Короче, чтоб завтра к врачу пошла. Если не месячные и не дефлорация, то с какой стати там кровь?
— Хорошо, пойду.

Завтра в 9 утра она в аське. Я ее шпыняю:
— Ты почему на работе? Марш к врачу.
— Да пойду я, пойду. На 10 часов записалась.
— Как вернешься, напиши сразу. Или позвони, если нужно будет.

Около 12 аська издает свой «плюм-плям». Сообщение от Юли.
— DD, у тебя был секс с девственницами?
— Ну да, а что?
— И ты многих дефлорировал?
— Жену и еще одну... Ты хочешь сказать, что у тебя из-за этого?
— Ага (куча смайликов). Впредь можешь считать, что для троих был первым мужчиной. Или, если уж совсем точно, то для двух с половиной.
— Но у тебя ж до меня был парень. И с тобой мы не в первый раз это делали. Так разве бывает?
— Бывает-бывает. Врач сказала, что остатки плевы иногда и до родов остаются. Я же вчера увлеклась, стала глубже и под разными углами садиться, вот и доскакалась (опять куча смайликов).
— То есть ничего страшного?
— Абсолютно не переживай! Она еще пошутила, говорит, мне можно было бы дважды замуж выходить, и оба раза девушкой.
— Ну, слава богу! Значит, до скорых встреч?
— До скорых встреч!
— А может, раз нам свыше такой знак, еще одну дефлорацию проведем (улыбающиеся смайлики)?
— Это еще какую?
— В попочку.
— Даже думать не смей!...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх