Гастролер Гена

Страница: 2 из 4

это стало модным...

— Что?! Неужели ты в серьез думаешь, что в таком городе нет других девчат?

— А зачем тебе другие? Посмотри, какая у меня грудь, а? А ножки чего стоят, они уже так давно ждут, что кто-то наконец додумается их раздвинуть...

— Нет, Сашунь. В этом плане не ты — герой моего романа...

— Знаю я твоего героя в юбке. Когда тебя нет от нее только и слов: вот если бы это слышал мой Эдди, то он бы...

— Илка, не наводи тень на плетень. Тебе в затылок Генка дышит со своим огромным членом. Тебе мало этого?

— Тоже мне кавалер нашелся. Обыкновенный сельский скобарь...

— А Эдди?

— Очень воспитанный и культурный мальчик. Когда здоровается со мной за руку, то чувствую, как от его руки ток идет. Ты слышишь меня, трасформатор?

— Слышу, заводная машина, — так Сашу называл отец, мой любимый дядя, когда ее осаживал.

Саша замолкла, но тут же плотоядно улыбнулась.

— Неужели у тебя есть свой секрет о несогласии? Может быть член, меньше, чем у Генки?

— А ты что? У него уже измерила?

— Пока нет. Надеюсь, что у тебя не меньше...

— Странные вы бабы. Одна хвалит, интеллектуалом называет, а другая думает, как бы побыстрее у него член измерить, — хохотнул я.

— О мужском члене думает каждая женщина, только вида не подает.

— Ну, мечты, мечты... , где ваша сладость?

— Почему в мечтах. Я недавно видела твой член, — на ее лбу появились капельки пота.

— Во сне?

— Нет. Ты мылся в душе, голову намылил и крикнул, чтобы принесли полотенце. Я и принесла...

— Ну, и как он тебе понравился?

— Мне? Да! Если он в спокойном состоянии сантиметров пятнадцать, то каким он станет, когда встанет? — подумала я.

— Максимум сантиметров двадцать, а у Генки все двадцать пять! Сечешь?

— Везет же людям! Если Илка узнает, то, считай, рухнула ее целка. Генка ей враз сломает...

— Слушай, кузина! По-моему мы уже в театр опаздываем! — подхватился я.

— Точно! — глянула на часы Саша, — пора...

Саша убежала в свою спальню, откуда вскоре раздался голос:

— Эд! Принеси с балкона мою черную юбку.

— Я метнулся на балкон, снял высохшую юбку и понес в спальню. И тут я увидел голые: спину, попку и стройные ноги своей кузины. Да было с кого писать настоящую Данаю, а не эту квашню с животом, которую изобразил Рембрант. Она даже не повернулась, а только махнула рукой в сторону кресла, завязывая на затылке волосы, превращая их в лошадиный хвост. Тогда такие прически были в моде.

«Да! Классная девочка, если бы не сестра, то завалил бы ее в постель и трахал бы до утра», — подумал я, понимая, что этот этюд был ею специально для меня продуман. Видя в зеркало, как у меня от удивления отвалилась нижняя челюсть, Саша повернулась и укоризненно помахала пальцем. Я остолбенел. Теперь передо мной стояла голая Фрина на празднике «Посейдона».

— Что? Хороша? — говорили ее глаза, а губы растянулись в многообещающей улыбке...

— Очень! — хотелось ответить ей, но язык, казалось, прилип к гортани. И тут меня осенило. Она же не просто так затеяла эту игру, она хочет меня, она ждет, ну чего же ты медлишь, «гусар»?! И тут я метнулся к ней, быстрее молнии, схватил за талию, развернул лицом к зеркалу, так нагнул, что у нее хрустнул хребет, но она не вскрикнула, значит не больно, нагнул ее буквой «Г», уперев подбородком прямо в ночной столик так, что стал видеть только ее подрагивающий затылок. Она не издала ни звука, только переминалась с ноги на ногу, явно ожидая от меня более решительных действий. Мои брюки упали на пол прямо на ее юбку. «Хороший знак», — отпечаталось в мозгу, это же зеленый свет к сексу. Я выдул своего «Петушка», изнывающего от дикого желания вбить свой клин прямо в ее подрагивающую попку, но я решил засадить ей прямо в щель, которая заманчиво обозначилась между слегка расставленных ног. Я приставил «Петушка» прямо к этой желанной щели и что было сил затолкнул его вперед. Она ойкнула от неожиданного удара, но быстро оклемалась и стала насаживаться на меня, и тут же начались эти волшебные «качели» туда-сюда, такие милые моему сердцу. Она слегка постанывала, но движения стали учащаться, и она уже стонала, словно считала эти удары оптом, а затем вдруг ее так пробрало, она мелко задрожала всем телом и так быстро заработала тазом, что я сразу понял, что это не простенькая студентка, первокурсница, впервые принимающая мужской член в свое умирающее от избытка чувств тело, а опытная секс-спортсменка на уровне не ниже мастера спорта. Часы ударили шесть раз, до начала спектакля оставался час, но она и не думала прерывать этот волшебный процесс, только ускорила движение. Наконец мы оба в такт задрожали, она извивалась, как пришпиленная к земле змея, а я шуровал, как заправский хахаль из пригородной деревни, впервые попавший в город прямо в объятия красивой и довольно таки опытной женщины. Мы закричали в унисон, поливая друг друга жидкостью, брызнувшей из наших тел. Я глянул на часы, прошло только десять минут, а мне они показались вечностью.

— Бежим в ванную! — подтолкнула она меня в спину, и мы бросились под горячие струи воды

— Она взяла такси и вот мы пробиваемся в колоне машин к желательной цели.

«Как же мне теперь вести себя в присутствии моей симпатии и только что оттраханной кузиной., — думал я и вдруг пришла мысль, словно подсказанная внутренним голосом; «Ну, чего ты казнишься? Видишь, Сашка сияет от счастья, ну и ты сияй, но только не переигрывай. Делай вид, что ничего не произошло. Мы успели подъехать к театру за десять минут до начала спектакля. Илонку, казалось, уже бъет нервный тик. Она нервно переступала с ноги на ногу, все время поглядывая в сторону трамвайной остановки, а тут мы нарисовались, вылезая из машины.

— Ну, молодцы! И чем это надо было там заниматься, что чуть не опоздали в театр? Пошли быстрее, — скомандовала она и мы, усмехнувшись, ринулись за ней.

— Умеет командовать! — заметил я.

— Еще бы! Дочь адмирала, — многозначительно подмигнула мне кузина.

И вот мы в четвертом ряду партера.

Я сидел между двумя ослепительно красивыми девушками и одинаково модно одетыми. Они, видимо, договорились заранее о своих нарядах. На обоих были очень коротенькие черные юбки, едва прикрывающие белые трусики. Поверх юбок проходил широкий черного цвета ремень с позолоченной пряжкой, Их грудь прикрывали почти прозрачные красные кофточки, через которые было не трудно определить размеры их женских прелестей, у обоих лошадиные хвосты на голове, одним словом, девчата близнецы на огромных шпильках. В то время такой наряд был криком моды, так как их любимая Эдита Пъеха всех очаровала таким нарядом, выступая на сценах студенческих вечеров. А тут еще двое курсантов в черных брюках, белых форменках с золотыми уже четырьмя «галками» на рукавах, и могучими якорями на погонах, в заломленных бескозырках на головах с длинными ленточками, шагающими в такт девичьих ножек в роли надежной охраны очаровательных девиц. Люди оглядывались, смотрели на нас, покачивая головами, называя почетным караулом, награждая и другими лестными эпитетами. порно рассказы Наши девочки таяли от счастья, идя по улицам в таком почетном сопровождении. Но Илона, как-то сказала Сашуне, что Гена у нее точно в роли только почетного караула, а вот Эдди (т. е. я) в роли любимого человека.

— И давно он у тебя выступает в этой роли? — ревниво сдвинула брови Сашуля,

— Он не выступает. Он еще не знает ничего об этом. Знаю только я, как он мне нравится, а это значит, что он будет только моим...

— Не слишком ли много хочешь? Тебе и Гена и Эдди, а что же остается мне, твоей верной подруге?! — обиженно надула губки Сашуля.

— Не злись! Генку можешь хоть сейчас забрать. Для меня он — ноль...

— Чем же он тебе не угодил?

— Он не настоящий кавалер! Гастролер! Помнишь Дашку Федотову со второго курса? Мы когда-то ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх