Гастролер Гена

Страница: 3 из 4

дружили. ..

— Дашку — Несмияну, что ли?

— Точно. Так ее все называли за скрытую серьезность...

— Помню. Ну, и что же?

— Ей Генка очень понравился? Она его боготворила, но этот пузырь у нее лопнул, как мыльный шарик, когда в одной теплой компании она сняла своего кумира с тела своей лучшей подруги. У Геннадия — закон: поматросил и бросил. Он видит в женщине только сексуальный объект. Другое дело твой кузен...

— Ну, и что же видит в женщинах мой Эдди? — спросила Саша.

Он видит все: и душу и секс. Очень вдумчивый и рассудительный мальчик. Из таких получаются классные мужья. У меня отец такой. Уж поверь мне, что я ошибиться в нем не могу! — заверяла подругу Илона, не замечая ядовитой усмешки на ее губах, недавно почти в кровь расцелованных мною во время бешеного припадка секса в ее спальне.

Прошло время и вот я снова в гостях у кузины жду не дождусь того момента, когда появится Илона. Саша, конечно, не из тех подруг, готовых выкладывать подруге свои сердечные тайны.

— Привет доблестному флоту! — внезапно раздалось в открытой двери, на пороге которой застыла улыбающуюся Илона в белом спортивном костюме с темными очками на лбу.

— Ты куда-то собралась, Илочка? — защебетала Сашуля, неся с кухни на подносе чашки с горячим кофе и пирожными.

— Хочу показать молодому человеку достопримечательные окрестности Питера...

— Ты за рулем папиной «Вольво»? — продолжала допрос подруга.

— Уже не папиной, а моей. Он вчера оформил машину на меня в качестве подарка за успешное окончание третьего курса университета, — гордо заявила подруга, не спуская с меня глаз.

— Поздравляем! — мы с Сашулей кинулись ее поздравлять, обнимая и тормоша...

Когда чувства слегка улеглись, мы випили кофе и съели по пирожному, Илона стала торопить нас.

— Ты знаешь, Илочка. Сегодня я никак не могу. Через час будет Гена, он уезжает в отпуск к себе на родину, просит помочь купить подарки сестренкам, а вот Эдди — свободен. Поезжайте вдвоем, только без грибов не приезжайте, — усмехнулась Сашунь, многозначительно подмигнув мне... Я несказанно обрадовался такому варианту, мне так хотелось побыть с Илоной наедине и я утвердительно кивнул новоявленной автомобилистке. Кроме того, мое самолюбие было крепко задето кузиной, которая о происшествии в ее спальне накануне нашего похода в театр ни разу ею не было вспомнито. Создавалось впечатление, что ничего и не было, что, конечно. меня устраивало, но и в какой-то степени задевало. Вспоминалось изречение какого-то киногероя, говорившего, что половой акт не представляет собой ничего особенного и воспринимать его надо, как выпитый стакан воды. Короче, Илона от радости остаться со мной наедине, чуть ли не сгребла меня в охапку и потянула на улицу. Во дворе дома стояла серебристого цвета машина, которые часто встречаются на улицах города, но всегда вызывали во мне чувство недоступности и легкой зависти к тем, кто ими управляет.

— Куда поедем? — спросила Илона, пристегивая меня к сидению ремнями безопасности.

— А ты, что можешь предложить?

— Давай рванем на нашу дачу. Ты там еще ни разу не был. У нас чудная моторка. Покатаешь меня по озеру, — предложила Илона, заводя машину.

— Давай! — согласно кивнул я, чувствуя некоторый трепет в душе, как охотник, преследующий раненую дичь.

... Дача представляла из себя двух этажный коттедж из четырех комнат внизу и большой залы на втором этаже, которую Элона превратила в художественную мастерскую своих картин. Она неплохо писала на полотне маслом видовые этюды, и пока она готовила внизу шашлыки, я наверху перебирал ее полотна. И вдруг за одной из картин я нашел портрет моряка, стоящего на капитанском мостике с парящей чайкой над головой. Но что это? Из — под козырька фуражки на меня смотрело довольно, таки, знакомое лицо? Ба?! Да это же я в тужурке с погонами капитана третьего ранга на плечах. Ну и выдала ты «финт», милая моя! Пока я раздумывал, как поближе подкатиться к тебе, ты оказалась более смышленой, нося в душе мою личность в образе будущего командира корабля! Ну, и фантазерка ты, Илка! — усмехнулся я и бережно вернул картину на прежнее место. Мы ели шашлыки, я запивал «Мартини», а мой шофер лимонадом «Буратино». Шоферу не положено спиртное, он же за рулем, издевался я над хозяйкой, подставляя рюмку под очередную порцию вина. Но после третьей рюмки меня куда-то повело. Нет, я был почти трезв, отлично все соображал, но член в брюках так напрягся, что мне было неудобно встать из-за стола.

— Сейчас я постелю в спальне и ты немного отдохнешь, — словно во сне сказали мне на ухо чьи-то губы и тут ее мягкая рука подняла меня из-за стола. В спальне, она усадила меня на кровать и как заботливая мать, стала расстегивать и снимать с меня одежду, приговаривая: сейчас мы снимем с тебя все и уложим в кроватку. Когда она сняла с меня трусы и увидала торчащий член, то искренне рассмеялась: «Сморите на него! Командир — уже почти спит, а «часовой» на боевом посту! Она нагнулась, стала передо мной на колени и наехала на моего мальчика накрашенными губами. Минет она делала мастерски. Я даже удивился ее мастерству, на что она, словно угадав мои мысли, ответила: «Не удивляйся. За три года университета умные люди чему угодно могут научить старательную к наукам девушку. Я только хмыкнул в ответ, наконец-то поняв, что эту девушку научили там не только минету, но и умению подбрасывать в вино кое что из возбудителей половых чувств, так как сейчас у меня так стоял, как никогда до сих пор. Я понял, что сейчас будет секс, который мне и не снился. Потом мне мерещилась очень красивая высокая девушка на каблуках постепенно снимающая с себя одежду. То ли это был сон, то ли мне действительно померещилось, как вдруг на меня голого, лежащего на спине эта девушка легла всем телом, вдавливая меня в матрас, прогибая панцирную сетку.

— Все хорошо, мой милый! Мой капитан Грей! — целовала она меня в губы и шею, постепенно надеваясь своим телом на моего «Малыша». И тут он мягко зашел. Я даже не ожидал, что это свершится так просто. Сквозь волшебную дрему стучались две мысли; «Боже! Как хорошо! Но, почему так свободно? Ба?! Она не девушка. Недаром говорила моя кузина, что свою девственность почти все девушки университета оставляют после второго курса на память своим молодым и перспективным учителям в награду за приобретенные знания».

Она накачивала меня монотонно, аккуратно, со знанием дела. Член казалось, купается во влаге ее щели. Она крепко целовала меня в губы после каждого подаренного ей оргазма. Мне было свободно с ней и очень приятно и хорошо. Я сравнил ее с кузиной, но та была огнем в руке, а эта тихой, нежной речкой, приятно омывающей камушки по берегам. «До чего же секс бывает разным с разными девушками?» — удивлялся я щекоча ее клитор кончиком языка, под ее страстный шепот; «Ты садист, Эдди! Надо же так меня раскочегарить, что хочется взлететь под самый потолок». Тогда я перевернул ее на живот и вставил «Петушка» в следующую дырочку. Она повернула голову, удивленно глянула на меня, но ничего не сказав, только кивнула головой, выдавая согласие и на такой вариант. Я обезумел. Теперь я, озверев, драл ее, как дикую кошку дерет ее ревнивый супруг, застукав ее с другим котом. После каждого удара она только и успевала шептать; «Мамочка! Мамочка! Мамочка! Странно, — подумал я. Она никогда ранее не произносила слова мама, заменив его всегда только словами: «А вот мой папа»!»

Мы перебрали массу разных поз, и я понял, что имею дело с исключительно осведомленной молодой женщиной по самым разным вариантам сношения. Казалось, что «Камасутру» она вызубрила назубок, пройдя практику среди самых видных умельцев секса. Даже видавшая виды «Эммануэль» выглядела сейчас перед ней жалкой ученицей. А ведь я всегда думал и убеждал окружающих, что Россия — страна чудес, и нам нечему учиться у прогнившего запада, так как наши мастера и мастерицы давно превзошли всех западных и заокеанских мудрецов не только по всем жизненным ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх