Легенда о Восьмом Марта. Часть 2

  1. Легенда о Восьмом Марта. Часть 1
  2. Легенда о Восьмом Марта. Часть 2

Страница: 2 из 2

он отдыхал полдня, а с тобой ему достаточно немного лишь прикорнуть — и он вновь полон сил.
 — Почему так?
 — Потому что... Он любит тебя, Камилла. Ты моя жена... Я готов залить тебя своим семенем, утопить в нем, как в море!
 — Я снова чувствую твой фаллос. Он такой огромный, когда мы любимся, и потом такой маленький, смешной, как ослиный хвостик... Он наполняется семенем и поэтому такой огромный, да? А потом ты изливаешь в меня семя, и он снова опорожняется, да?
 — Да...
 — Я чувствую твое семя в себе. Я как полная амфора... Я видела раньше фаллос у отца. Когда мы мылись в банях... Он был маленький, а потом отец гладил меня и дергал фаллос рукой, и тот вырос, стал большим... но не таким, как у тебя. Когда я впервые увидела твой фаллос, я испугалась. Я знала, что он должен оплодотворить меня изнутри, и боялась, что он порвет меня, как клык кабана. И тогда, когда ты поднял меня... было больно, но это была особая боль! Сладостная, желанная... Странно: твой фаллос видел меня внутри, там, где я никогда не увижу себя. Только если разрезать пополам... А скажи мне, мой муж...
 — Да?
 — От каждого осеменения у меня будут новые дети?
 — Ну что ты, Камилла! Ребенок родится только один, в крайнем случае два, и то через девять месяцев, — сколько бы семени я в тебя не влил.
 — Значит, можно осеменяться сколько угодно?!
 — Конечно! Столько, сколько нам захочется. Сколько позволит вожделение, и сколько у меня будет семени. А...
 — ИЫЫЫЫЫЫЫЫЫ! — Камилла восторженно завизжала, обхватив Афрания руками и ногами и радуясь, что она сможет теперь поглощать это необыкновенное лакомство столько, сколько возжелает. Камилла, умная, образованная, знавшая всего Катулла наизусть, была самым настоящим ребенком — хоть и познала уже недетские радости и муки, и висела кровавой тушей в том страшном витке времени...

Некоторое время Афраний нежно ебал ее, глядя в ее агатовые глаза; затем вдруг поднялся, вынув фаллос из Камиллы, и сказал:

 — Ты права, Камилла: твое лоно полно доверху, как амфора. Пора перейти к другому отверстию...
 — К какому? — изумилась Камилла.

Вместо ответа Афраний нащупал ее анус и слегка проник в него кончиком пальца.

 — Ооооуууу!... Но ведь... я оттуда испражняюсь!
 — Ну и что? А из лона ты мочишься... кстати, помочись, будь так добра!
 — Зачем?!..
 — Но ведь тебе хочется?
 — Не могу... Мне стыдно, Афраний.
 — Отчего же? Смотри: я совсем не стыжусь тебя. — И Афраний пустил на траву блестящую струйку. Камилла с суеверным ужасом смотрела, как из огромного фаллоса, обвисшего вниз, льется золотой поток. — Видишь? Теперь ты...

И Камилла присела на корточки, посмотрела на Афрания, смущенно рассмеялась, натужилась — и исторгла из себя настоящий водопад. Пока она изливалась, Афраний гладил теплые складки ее лона, и Камилла подвывала от удовольствия, вытаращив глаза.

 — Ооуух! Никогда не думала, что это так приятно... Я не отвратительна тебе?
 — Ну что ты... Доверься мне, Камилла! Доверь мне свое тело, ведь оно теперь мое, ведь я муж твой! Развернись-ка на животик!
 — Но зачем осеменять кишки? — спрашивала Камилла, ложась и подставляя Афранию свою попку.
 — Затем, что это сладко и тебе и мне. Ага, ага, вот видишь!..

Он растопырил ей ягодицы и проник в ее анус пальцем, смочив его в соках ее лона, а другой рукой массировал нежную кожу между ягодиц. Камилла взвыла от нежданной сладости, острой, как боль.

 — Вот видишь, я же говорил!
 — Ыыыыы... О небо! Что же ты делаешь со мной, Афраний?
 — Прочищаю тебе кишки, жена моя...
 — О небо... Ыыыыы... Афраний!!!

Но Афраний безжалостно расширял ее анус, проникнув туда и вторым пальцем, придерживал ногами извивающуюся в траве Камиллу и приговаривал:

 — Терпи, жена моя, терпи... Лоно твое уже познало, как мужской рог бодает — теперь пришла очередь и нежных твоих кишочек. Такое сношение считают постыдным, но между мужем и женой ничего не может быть постыдного, тем более, что слаще такой любви нет ничего...
 — Уууууыыыыы... Правда? Еще слаще? Слаще, чем...
 — Ты сейчас увидишь, Камилла. Расслабь свое тело, слейся с землей, отдайся мне...

Он не спеша ввел фаллос в сморщенное отверстие — и Камилла забилась под ним, колотя по земле ногами, руками и головой. Афраний придерживал ее руками, — «терпи, Камилла!» — и буравил ее все глубже, медленно зарываясь в горячий тугой чулок ее ануса.

Он еще не начал двигаться — а Камилла уже надсадно выла от смертной полноты, распиравшей ее до ушей, и причитала — «Афраний... Афраний... АФРАНИЙ!!!...», и вновь изливалась соками, стекавшими на траву из ее мокрого лона. Ее матка вновь дрожала в сладостном спазме, и Камилле казалось, что Афраний влез в нее целиком, надел ее на себя, как шкуру, и она заполнена им доверху, до самого горла, до макушки, и сейчас разорвется и лопнет от этой полноты на тысячи сладких клочков... «Афраний... Афраний...» — шептали ее пересохшие губы — и Камилла вилась червем, умирая от сладкой смерти в кишках и в утробе. Ее попка насаживалась на фаллос Афрания все яростнее; нежная Камилла выла зверем и казалась себе большой влажной дырой, растущей прямо из земли, из горькой травы, куда зарылось ее горящее личико...

... Они толклись и изнемогали неподалеку от дороги, не слыша цокота копыт.

Мимо них неслись трое солдат.

Это был дозор, посланный на их розыск. Солдаты скакали к вилле Грациана: префект, которому донесли о проделках Афрания в тот же день, был уверен, что Афраний прячется у старого друга.

Два солдата громко ругались, за руганью не замечая ничего вокруг. Третий, Туллий Вегеций, осматриваясь со скуки, вдруг заметил в траве ягодицы, напористо пульсирующие вверх-вниз.

Это мог быть кто угодно — но догадливый Вегеций сразу понял, кому принадлежат ягодицы и кого ебет их хозяин. Несколько мгновений в нем кипела мучительная борьба.

На одной чаше весов были награда, почет и длинный нос сослуживцам. То, что лежало на другой, было, однако, не менее весомо: Вегеций был известным распутником, а поверье гласило — всякого, кто нарушит чужую любовную игру и прогневит бога Приапа, настигнет бесплодие.

Суеверный, как и все солдаты, Вегеций ценил силу своих яиц более всего на свете — и потому прикусил язык.

Пульсирующие ягодицы остались позади, а Вегеций так и не решился раскрыть рот. Вдогонку его настиг отчаянный крик двух голосов, слившихся в терпкой октаве, и Вегеций забормотал хвалу Приапу.

 — Кто кричал? — обернулся солдат, скачущий впереди.
 — Козодой, — ответил Вегеций...

***

Три ночи спустя Афраний и Камилла, измученные, оборванные, полумертвые от голода и нескончаемых совокуплений, изнуривших их сильней самых зверских пыток, стучались в ворота виллы Грациана.

 — Ты был прав, Гай! — крикнул Афраний постаревшему Грациану, когда раб провел их к нему, — Перед тобой изменник!
 — И его жена, — добавила Камилла.

Они не знали, что засада, ожидавшая их, уехала только час назад. Когда Грациан сказал им об этом, они переглянулись. Афраний уже рассказал Камилле о трех витках восьмого марта, в которых Камилла была вначале исполосанной зеброй, затем кровавым обрубком, а он, Афраний — куском мяса, наколотым на собственный меч. Он подумал о грозе, так счастливо затянувшей их путешествие, и в его сердце вновь разлился холодок — не гадкий, как прежде, а томительно-жутковатый, как полет во сне...

... С этого момента следы Афрания и Камиллы теряются на 19 лет. Только в 311 году, после эдикта о веротерпимости, они объявились в районе Маруждо с двумя сыновьями, дочерью и внуками, основав большую христианскую общину. По легенде, все население Маруджо в той или иной мере — потомки Афрания и Камиллы.

Говорят, что святой Афраний был особенно суров в своем осуждении пьянства. И в самом деле — Афрания видели с красным носом редко: только по субботам.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Демоненок
    9 апреля 2012 16:42

    И Юморок для улыбки)))))))))) Супе))

    Ответить

    • Рейтинг: -1
  • Anonymous
    Michel (гость)
    17 июня 2013 9:47

    Как же, Вы не прервали последний акт, Вы любите жестокие моменты:)
    Слишком сладкое завершение...

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх