Мечта

Страница: 5 из 9

ебать меня, ебать меня, ебать меня, в мою пизду, ЕБАТЬ меня, ебать МЕНЯ, ЕБАТЬ меня, ебать МЕНЯ, ЕБАТЬ меня, ебать МЕНЯ, ЕБАТЬ меня, ебать МЕНЯ... «. Эти мысли мешались у нее в голове в различных вариантах и последовательностях, с разными акцентами в тех местах, где их вздыбливали волны ее чувств...
Вторым фактором, меняющим характер ее движений, было то, что все его действия распространялись на те части, которые были выше пояса. Ее глаза, руки, язык, груди были заняты чувствами и ощущениями, которые приносила им близость с ним, в то время как все, что было ниже пояса, бездействовало. Все, что было внизу живота, бунтовало против такого пренебрежения... и чем больше возрастало это недовольство, тем больше тело старалось его удовлетворить.
Сначала она пыталась прижаться к нему низом своего живота стоя прямо перед ним, она тянулась, то, толкая животик вперед, то, собирая его в узел и прогибаясь с целью поднять клитор повыше и дотянуться до него потереться об него, то, наоборот, отпуская и пытаясь тереть его между бедрами. Потом она стала лезть на него, как на дерево, повиснув на нем, охватив его ногу сзади своим бедром и трясь об него закрытой юбкой и трусиками промежностью. Но и это не доставляло желаемых ощущений, а лишь сильнее разжигало ее желание. Ее обезумевшая от возбуждения промежность уже кричала ей не своим голосом — «Вы, что, целоваться здесь собрались?? Ты приехала, чтобы МЕНЯ отодрали! Хватит обниматься, хватай быстрее его хуй и засовывай в меня!».

Ее руки, не в силах больше противостоять этому приказу, поползли по его спине вниз, ближе к вожделенному предмету, доступ к которому сейчас она закрывала своим телом. Он как будто почувствовал ее нетерпение. Его кисти, до этого свободно болтавшиеся на предплечьях (он ее гладил не ладонями, а только предплечьями), ожили и пришли в движение. Рука, дошедшая до поясницы, не пошла обратно вверх, а прошла чуть-чуть ниже, легонько проведя по вздымающим поверхность юбки холмикам ягодиц. Она замерла. Рука же, возвращаясь обратно на спину, чуть теснее прошла по ягодицам, немного протащив юбку за собой.

Это движение, гораздо более легкое, почти невесомое, гораздо легче того, с которым она только что пыталась вжаться в нее, все перевернуло в ней. Ее пизда прекратила свои безумные вопли и насторожилась, прислушиваясь к ощущениям, подкрадывающимся к ней сзади. Она слегка отодвинулась от него, оттопыривая свой задок, ожидая ощутить на нем другую руку, которая, повинуясь размеренному ритму его движений, неуклонно к ней приближалась. И рука не обманула ее ожиданий. Следующее, более тяжелое, чем оба предыдущих, движение его руки не текло по юбке, лишь слегка волнуя ее складки и передавая это волнение застывшим под ней в напряженном ожидании ягодицам, а оглаживало поверхность обеих ягодиц, нащупывая их под тканью. Рука прошла по ягодицам до бедра, и если бы кто-нибудь смотрел на нее сзади, он увидел бы четкий профиль обеих ягодиц под тканью юбки. Рука опять пошла вверх, таща за собой уже половину юбки и слегка приподнимая за собой ягодицы.

Она чувствовала и видела, как в замедленной съемке, движение нижнего края ее юбки, открывающего все большую и большую поверхность ее бедер. Вот сейчас откроются взгляду невидимого наблюдателя ее набухшие от возбуждения и мокрые от желания трусики. Но нет. Юбка и ягодицы упали на место, оставив после себя два чувства — разочарование и ожидание.
Она уже не целовала его. Она уже ничего не могла делать — она лежала на его груди, уткнув лицо в отворот халата, судорожно вцепившись в него руками, и ждала следующего движения его руки, ждала, как дальше будут развиваться события там, на поверхности ее упругих ягодиц. В третий раз рука поползла вниз медленно, как улитка, и неумолимо, как гильотина. На этот раз рука скользила вниз, так что ее пальцы ползли по ее позвоночнику. Он уже не прижимал ее, а она не чувствовала этого. Она лежала на нем напряженная, как доска, уткнувшись лицом в него и оттопырив зад.
Его пальцы проползли по крестцу, и попали в ложбинку, скрытую доселе юбкой. Пока рука шла вниз, его ладонь все больше заполняла ее трепещущая плоть, пальцы погружались все глубже, раздвигая ее попку и усиливая ощущение наполнености ладони ее телом. Рука, однако, не стала проникать глубоко внутрь ее, удовлетворившись нижним окружием ее попки, но не поползла после этого вверх, поднимая юбку, а двинулась вниз, оглаживая внутреннюю поверхность ее бедра. Дойдя до границы юбки, она не проникла под нее, а пошла вверх, прижимая ее к телу по внешней стороне ее бедра. Так он ласкал ее попу какое-то время...

Я говорю «ласкал попу», потому что, несмотря на то, что рука начинала движение на ее плечах, двигалась по спине, пояснице, а потом уже падала на попу, движения эти были почти незаметными, совсем не явными. Они, скорее, успокаивали те части тела, которые только что судорожно сжимали. Они не давали внимаю рассеяться и уйти от центра событий. Его руки, тем временем, уже набрали силу, с каждым движением незаметно прибавляя ее, каждый раз глубже проникая между ягодиц, дальше отодвигая их от центра. Так, что если бы руки на них не было, невидимому наблюдателю при каждом движении подмигивал бы алый глазочек в центре коричневой дырочки ее ануса, и ласково улыбались бы чуть раздвинутые половые губы.
В данном месте правильнее всего можно было бы сказать, что его руки хозяйничали у нее на попе. Она незаметно для себя стала сползать по нему, все больше отклячивая задницу. Ей уже с необыкновенной силой хотелось прекратить эти сводящие с ума своей не торопливостью и бесконечностью ласки. Ей хотелось уже встать на колени — она уже слабо верила своим трясущимся ногам — нагнуться так, чтобы открылись все ее возможности, и молить, чтобы он быстрее начал ее ебать, куда угодно, сколько угодно, только чтобы уже начал.

Он на секунду прервался, вернул ее в первоначальное положение. Это слегка собрало ее. Она, правда, понимала, что эта ее собранность ненадолго, и что скоро она снова стечет на пол. Но выбора у нее особого не было — он все равно будет трахать ее только когда наиграется с ее телом.

Он подкрепил ее силы чередой поцелуев, чередуя поцелуи в губы поцелуями в щеки и шею. Это отвлекло ее, и она почти забыла о своей минутной слабости и даже пропустила движение руки вернувшейся на ее попку. ЕЕ внимание сошло вниз и опять начало там концентрироваться в горячий клубок между ее ног, уже в тот момент когда рука огладив половинку ее ягодицы проскользнув по бедру не огладило его снаружи по юбке как это было минуту назад, а захватила юбку за край и потянуло ее вверх. Он не держал юбку рукой, он просто вел рукой по ее колготкам вверх, и юбка сама по себе собиралась на его руке. По мере того как рука скользила вверх по бедру, поднимающиеся края юбки открывали все большую часть скрываемого юбкой тела. Сначала это было бедро, потом появилась затянутая белыми трусиками попка. То, что ее попка открыта, в обычной ситуации заставило бы ее прогнуться вперед и одернуть ее, но сейчас ей хотелось лишь еще больше ее выпятить. Рука, поднявшая ей юбку, замерла в самой высокой точке траектории где могла удерживать ее, открывая прекрасный вид сзади на ее попку, бедра и пространство между ними скрывающее другие достопримечательности невидимые с этого ракурса...

Объяснением того факта что он вообще мог что-то видеть обнимая ее чрезвычайно простое. Они находились до сих пор в прихожей, а там во входную дверь было вделано зеркало от пола потолка и во всю ширину двери. Он любил трахать телок перед этим зеркалом так оно давало прекрасный обзор на разворачивающиеся под его руками события, вводя телок приятно выглядящее на них смущение и могло к тому же служить в случае необходимости опорой для частей противоположных тем которые он в этот момент ебал...

Его свободная рука пошла вниз мимо отворота ее юбки и опустилась прямо на выпирающие от нереализованного желания ягодицы. Она так старалась их выпятить и развести, что ее шоколадную дырочку ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх