Пари

Страница: 17 из 22

 — Нет, это было всё нормально...

Елена удивленно посмотрела на мужа:

 — Да?

 — Но что касается остального...

 — Я тебе кое-что расскажу... я должна...

Он слушал её рассказ. Она начала, тяжело вздыхая и с трудом подбирая слова к собственным переживаниям и мыслям. Сначала сбивчивое, но потом всё более ровное повествование о том случае в гараже. Он слушал зачарованно, затаив дыхание, с видом полного сочувствия, и той странной второй любовью, которая вспыхивала в нём тогда, когда она страдала, сама делая шаги к пропасти...

Теперь он многое понял, хотя это могло быть и самообманом. По крайней мере, что было так важно — она доверилась самому близкому человеку, своему мужу. Попросил он рассказать и о том, что увидел сегодня.

 — Ты стояла там и...

Он не закончил, ожидая услышать продолжение. Лена несколько раз вздохнула, поправляя юбку, словно укладывая ее по линии. Он, следуя взглядом за ее руками, посмотрел на бедра жены. Ее подол как всегда скромно замер тремя сантиметрами выше колен, но и этого было достаточно, чтобы понять — ноги хороши!

 — Я стояла там не просто так. Я выслушивала их требования.

Володя сидел на кровати, натянув до пояса простыню, в пальцах тлела сигарета — он смотрел прямо ей в глаза.

 — Чёрт...

 — Да, Володя...

 — Идиотство. Каковы бы они ни были, ты готова их выполнять?

 — Нет. Не знаю...

 — Что же они сказали?

 — Много всего... короткие юбки, легкомысленные блузки... дальше больше... Милый, как бы тебе сказать... Одно из требований состоит в том что я должна быть голой — внизу.

 — Блин. Как это можно сделать?

 — Элементарно. Сбрить волосы с лобка, и по-прежнему не носить трусов. Совсем не носить. Никогда.

 — Зачем побрить?..

Елена по-матерински нежно улыбнулась. В такие минуты она была истинной женщиной, сама природа говорила от её имени.

 — Подумай. Ты много видел в порно женщин с заросшими кисками? Вот. Надо полагать, что это нужно для удовольствия зрителя. Чтобы они видели всё в мельчайших подробностях, чтобы женщина не увиливала и не могла демонстрировать себя не до конца. Проще говоря, не подбриваются те, кто трахается мало. Твоя жена теперь трахается много, поэтому её участь быть гладко выбритой...

Володя скривился, Елена поняла, что ему больно от ее слов, но продолжила:

 — Без волос и без белья это значит быть шлюхой, то есть закрепить на себе статус таковой... Мужчины по природе своей боятся красивых женщин, но они не боятся размалёванных и кое-как одетых дам, которые всем видом демонстрируют открытость и доступность. Такой меня хотят видеть. Чтобы я в прямом смысле демонстрировала своё доступное голое тело. Для этого я должна буду ходить без трусов.

 — И даже зимой?

Елена уязвлено посмотрела на мужа. Она уже представляла, как в тридцатиградусный мороз семенит на остановку в короткой юбчонке, под которую завывает колючий ветер, застуживая все её нежные органы. Оофорит, цистит и прочие прелести...

 — Только с их разрешения. Это ещё один пунктик для шлюхи. Спрашивать о важных для каждой женщины делах у мужчины и, если надо, просить разрешения мужчины.

Володя подумал, что если она будет подниматься по лестнице, никому не составит труда полностью увидеть ее влагалище.

 — Это ужасно... — жалобно произнёс он.

 — Да — очень, — Лена сочувственно посмотрела на мужа. — И в тоже время всё как-то нереально, словно во сне...

Елена была удивлена, что он не захотел взять её. Она лежала перед ним, раскинув ноги, а он, держа свою возбуждённую плоть в руке, с запоем лизал её растраханное влагалище. Он старался языком проникнуть в него как можно глубже, прочувствовать каждую стеночку и складочку. Лена судорожно сжимала кулаки — её сотрясали многократные оргазмы. Немного удовлетворив себя, делая движения рукой внизу, он перешёл на отверстие между её ягодиц. Воспалённый красноватый кружок оказался по вкусу его проворному языку. Володя, попросив супругу немного расслабиться, попытался проникнуть языком туда вглубь. После того как ему несколько раз это удалось, последовала просто ошеломительная по своей силе разрядка...

Обессиленные морально и физически, они стали засыпать...

Общения с ним стали сторониться, его стали избегать, но тесные контакты с Еленой проходили по-старому... После того, как Володя, показал ребятам, что обо всём знает, в тот момент, когда закрыл за собой дверь в комнату — ничего не изменилось насчёт его жены, лишь с ним компаньоны вели себя иначе, чем прежде...

Он запретил себе думать об ирреальности происходящего. Равно и над тем, что может скрываться за всем этим. Они ведь просто были её любовниками, просто она находила в них свое обновление и страсть, не более того... Он всё понял, когда, вернувшись из двухдневной командировки, сразу приехал для отчёта на работу, и потом зашёл к ней. Его поразило, как она оделась. Ещё два дня назад это была хоть и красивая, но деловая одежда. Сейчас он не знал, с чем это сравнить — высоченные шпильки, короткая, словно девчачья, юбчонка, блузка с вырезом, позволяющий видеть, как специальный бюстгальтер лишь снизу придерживает половинки подрагивающих грудей, не скрывая торчащие соски. Увидев мужа, она, смущённо улыбаясь, осторожно, дабы не споткнуться на одиннадцатисантиметровых каблучках, подошла к нему и чмокнула в щёку:

 — Вот, — она покружилась перед ним. — Мой новый стиль...

Мужу было обидно видеть её такой для других, и он не скрыл этого:

 — Да, но это всё не для меня.

 — И для тебя тоже.

 — Не думаю.

Елена вздохнула и подошла к окну.

 — Зачем ты зашёл?

Он раньше часто заходил к ней, и она никогда не спрашивала его. Видимо, ей было стыдно показывать, во что и как она была сейчас одета. Поразительные изменения всего за два дня его отсутствия.

 — Просто так. Проведать тебя.

 — А-а. Извини, дорогой, я слишком зажата. Спасибо.

 — Слишком зажата? По-моему, наоборот.

Елена зарделась и отвела взгляд от мужа.

 — Да. Может быть... — она опять уселась за свой стол.

Показывая, что скользкий разговор можно и завершить, Владимир рассказал несколько забавных историй, произошедших с ним в дороге, но, видя ёрзающую Елену, явно не расположенную к его рассказам, попрощался до вечера. Он уже почти вышел, как вдруг она сказала:

 — Подожди, дурачок. Закрой дверь, — женщина царственно встала, опершись руками на стол, и со словами «Я тебе кое-что покажу» задрала одной рукой юбку.

Под ней, не прикрытые больше материей, сразу открывались две восхитительные половинки ягодиц. Женщина выгнулась, давая осмотреть себя между ног. Муж так и не мог привыкнуть к ее розоватой выбритой промежности, к безволосым половым губкам. Но это было не всё, он удивился, заметив, что в промежности между лепестками губ торчал черный наконечник дидло. Для того чтобы фаллос при ходьбе не выпадал, к нему крепились такие же чёрные подвязки, очертаниями образовывавшие подобие трусиков, только без ткани.

 — Подарок Николая, — сообщила женщина. — Я ношу его с самого утра. Подходит как для влагалища, так и для попы. Завтра он будет в попе.

 — Но зачем... — недоумевал Владимир. — Ради чего ты его носишь?

 — Ради того, что мне так сказали, — раздражённо ответила Елена. — Для расширения и для всеобщего зрительного удовольствия... Это желание нашего друга...

 — Желание нашего друга... — повторил за ней Володя.

Представ в таком виде перед мужем, Елена прерывисто ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх