Пари

Страница: 21 из 22

на колени, завернул подол на голову и обрушил на её ягодицы град хлёстких ударов. Женщина ёрзала и после каждого удара стонала. И от боли, и от всё нараставшего желания. Сергей же старался попадать и по промежности — когда пальцы били по сальным от липких соков губам, было особенно больно. В живот ей упирался твёрдый как камень член Сергея — страдания женщины заставляли его плоть подниматься.

Закончилось всё банально — он потрепал её красную попу, выставил женщину на колени и в благодарность разрешил отсосать себя, с умилением глядя, как, не жалея усилий, трудятся ее прелестные губки.

 — Я думаю, тебе было не так больно, как вчера? Не так ли?... — заметил он напоследок.

Как только с Еленой закончил Сергей, в дело вступил Николай:

 — Поиграем в служанку. Ты будешь подносить нам еду, а мы в благодарность будем тебя трахать. Идёт? — Елена робко опустила глаза, а Николай отправил женщину одеться так, как он ей описал.

Но это было не так-то просто. Из-за вчерашних побоев целый день Лене приходилось отлучаться к своей косметичке — замазывать синяки на лице, животе, руках — она ведь должна хорошо выглядеть, несмотря ни на что. Да к тому же все эти места ныли, дотронуться до них было невозможно. Тем не менее, в шелковых чулочках, на высоченных каблуках и, за неимением передничка, в короткой и прозрачной спальной ночнушке женщина бегала вокруг стола, обслуживая своих чванливых господ.

Уже к вечеру после бани её опять распластали на полу. Впрочем, зачем же ещё она приехала сюда? Единственная цель — отдаваться. И она отдавалась.

Голую ее для всеобщего обозрения на четвереньках выставили в центре комнаты на медвежью шкуру. Хотя все уже привыкли к самым откровенным позам Елены, про себя приятели не переставали удивляться тому, что женщина с таким характером и такой фигурой стала столь доступна. Мужчины играли в карты, усиленно налегая на спиртное. Когда кто-то выходил из игры, сразу подходил к дрожащей женщине. На глазах остальных один из мужчин начинал ее трахать. Громкие разговоры и отвязный смех подавляли Лену, тем более игроки то и дело посматривали на совокупляющуюся пару, комментируя процесс. А Елена оставалась всё в той же позе, оставалась до тех пор, пока через неё не прошли все четверо. Ее руки и коленки затекли — садиться не разрешалось.

А в перерыве её заставили танцевать. Включили какую-то восточную мелодию, а голая женщина, из промежности которой вытекала слизь, должна была извиваться в такт мелодии. Но это у нее плохо получалось, поэтому парни решили наказать Елену еще раз. Сначала хлестали ремнём. Очень больно, но в основном по ягодицам и спине. Однако вскоре ремень был отброшен, отпускать ей пощечины и бить кулаками оказалось куда интересней. Распалившись, к наказанию присоединились все — ждать ей помощи было не от кого. Лена не пыталась убежать, старалась только закрыться. Но тогда ей заламывали руки и за попытку уклониться били ещё сильней. Ей хотелось забиться в угол, где её не смогли бы достать. Но такого угла не было. А удары летели хлесткие, без разбору, по всему телу...

 — Мальчики, миленькие, не на-а-адо!!! — умоляла она. — А-а-а...

Ложась в постель, Елена с содроганием подумала, что впереди еще целые сутки. «Может сбежать?... — мелькнуло у нее в голове. — Еще такой день я же просто не выдержу»

Проснувшись, она ещё не знала, что именно будет, но понимала, что ад продолжится. Чутьё не обмануло...

Оставшееся время её били и трахали, очень жестоко, зверски, глумясь. Раньше ей и в голову не приходило, что с ней когда-нибудь будут так обращаться.

 — Пожалуйста-а-а... — кричала она. — За что-о-о... Мамочка...

Она и вправду не понимала, за что. Ведь она так старалась: привезла кучу вкусной еды, дорогой выпивки, безропотно отдавалась. Она отчаянно старалась услужить, понравиться мужчинам — ей казалось, что вот теперь это прекратится, что это была случайность. Но всё начиналось снова и снова, с еще большей силой. Похоже, парни просто соревновались между собой. Если один плевал ей в рот, то другой уже сморкался, а третий заставлял пить мочу...

Когда еще с утра все четверо вместо похода в туалет поочередно мочились ей в рот и заставляли глотать, ее мутило, ей было плохо. А потом, хоть все тело болело и ныло, но она все равно старалась, как могла — надевала лучшие украшения, красилась. Она не понимала, какое жалкое впечатление производит, когда после очередного «сеанса» пытается обратить всё в шутку, сквозь слезы приводить себя в порядок и пытаться шутить с мужиками, держаться как прежде. Не понимая того, что прежнего уже не может быть, что она им надоела, они ее презирают.

Она ведь даже не пыталась убежать. Ее посылали в магазин за водкой, она покорно семенила, а мужики потешались над тем, как она спешит, широко расставив ноги и оттопырив попку, ведь там все было разворочено и нестерпимо болело...

Домой Лена вернулась в воскресенье поздно вечером.

Выйдя в прихожую встречать ее, Владимир был поражен — его жена еле стояла на ногах. Пошатываясь, с мутным взглядом она вошла в квартиру.

 — Привет.

 — Привет, милый. Вот и я. Соскучился? — Елена расстегнула пальто, и оказалась под ним абсолютно голой.

Она замерзла и дрожала так, что зубы явственно стучали... А ее тело! Боже, что стало с ее прекрасным телом! Грудь покрыта синяками, соски багрово-красные, натруженные. Такие же синяки и кровоподтеки на бедрах, на ягодицах. Низ спины и попка в ярко-алых полосах с запекшейся кровью. Макияж растекся по лицу, видно было, что Лена недавно плакала. От прически не осталось и следа: волосы просто забраны назад и небрежно сколоты на затылке. Володя с ужасом смотрел на то, как его жена идет по коридору — широко ставя ноги, чуть согнувшись вперед, оттопырив зад.

 — Что с тобой?

 — Я в душ. Мне нужно помыться, дорогой. Пропусти меня.

 — Где твоя одежда? Тебя что — били? Кто? — Владимир схватил жену за локоть и пытался ее удержать.

 — Одежда осталась там, — усмехнулась Елена. — На даче. Может быть, завтра мне ее отдадут. Если буду хорошо себя вести, — она вдруг нервно хихикнула.

 — Тебя били? — повторил он.

 — Ох, лучше отпусти меня, — Елена старалась вырваться. — Мне нужно в душ. Понимаешь? Мне нужно! Потом поговорим, если хочешь.

От ее волос шел резкий противный запах, и Владимир, принюхавшись, вдруг с отвращением осознал, что это запах мочи. Волосы его любимой пахли мочой! Он сказал об этом. Глаза жены потемнели, и Володя почувствовал, как ее тело содрогнулось.

 — Я же просила тебя отпустить меня в душ, — с досадой сказала она. — Ну, что ты хочешь услышать? Ты хочешь, чтобы я сказала тебе? Ну, получай, милый! Когда женщина не может больше пить мочу мужчин... когда она уже надоела... тогда мужчины ссут ей на голову и отправляют домой. К мужу! Ясно? — глаза Елены сверкнули, но уже в следующее мгновение ее голос дрогнул. — Услышал? — горько спросила она. — А теперь иди и попробуй это пережить, как пережила я. И пусти в душ — я вся грязная и ужасно замерзла.

Женщина слабыми шагами вошла в ванную, но только успела сесть на краешек, как ее голова закружилась. Включив воду, она опустила голову. Но и в ванной она не могла успокоиться — нахлынули двухдневные воспоминания...

Елена тогда возвращалась от Виктора. К нему она приехала в той же одежде, что ходила на работу — короткая юбка, высокие каблуки. Вообще к нему она любила ездить, даже радовалась, когда он вызывал ее к себе. В отличие от других мужчин, Виктор почти не бил ее, а иногда бывал как-то по-особенному нежен. Конечно, Елена чувствовала, что в этой нежности есть много от жалости и презрения. Он, похоже, испытывал ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх