Пари

Страница: 20 из 22

Освободившееся место кончившегося Сергея сразу занял следующий — Виктор. Промежность у Лены отдыхала не больше полминуты — как только отваливался один, к ней пристраивался следующий. Каждый действовал, как и предыдущий: пара толчков в животе, переход на более узкое отверстие, эякуляция или в глубь ануса, или на подрагивающие ягодицы и промежность.

 — Трах! Трах! Как это здорово! — бегал вокруг группы и фиглярничал Игорь. — Секс, секс, как это мило... секс, секс без перерыва...

Потом они обступили её и, тряся обмякшими членами по гладкой коже лица, выбивали из себя последние капли, периодически запихивая головки ей в рот — она тут же принимала их и обсасывала.

Трое уже ушли, возле Елены остался один Виктор. Он гладил ей голову, когда женщина делала ему полноценный минет, и кончил второй раз. Поражённый безропотностью и послушностью Елены, Виктор в приступе какой-то симпатии сипло сказал.

 — Хорошая девочка. Очень красивая и хорошая — ты делаешь всё очень хорошо... Жаль — с этими ребятами тебе будет несладко...

Елена, смутившись от нежданной нежности, чуть улыбнулась, открыла рот и показала сперму на языке — потом сглотнула. Виктор умилённо потрепал её за щеку...

Елена было засобиралась в дом, как вышел Игорь и приказал ждать его здесь под верандой, стоя на четвереньках:

 — Как долго меня не будет, не знаю. Но ты должна быть готовой... растягивай пока пальцами свои дыры... Платье не опускать!

Когда через час он вернулся полностью осоловевший, то попытался впихнуть в дрожащую от страха женщину бутылку из-под шампанского.

 — Ну, как тебе новый стеклянный любовничек? — глумился он. — Сама виновата, дура, надо было дома растягивать щелку...

Игорь внимательно наблюдал, как после его слов покорная женщина, корчась от боли, поставила бутылку на землю, а сама начала прицельно насаживаться на неё. Но лишь горлышко и самый верх бутылки — это все, что могло относительно легко войти в неё, остальное же буквально разрывало чрево. Игорь надавил на женские плечи и сразу раздался истошный крик, Лена была уже на пределе.

Поняв, что без смазки — хоть какого-нибудь крема — не обойтись, он оставил затею с бутылкой. Женщина было облегченно вздохнула, но он решил поразвлечься с ней по-другому.

 — Я очень зол... на тебя... ты тугая и неразработанная...

Трясущаяся Елена смиренно сидела, подогнув под себя ноги и не решаясь посмотреть на мучителя, а потом, как тряпичная кукла начала болтаться от его оплеух и затрещин. Перед этим, чтобы крики не услышали соседи, Игорь включил магнитолу в машине. Затем он сжал руку в кулак и стал бить Елену по животу.

 — Не-е-ет... пожалуйста... — плача, умоляла женщина, искривившись в гримасе боли и хватаясь за живот. — Только не сюда... А-а-а...

Рассвирепев, он снова и снова поднимал её с земли, пока не стал бить с такой силой, что уже мог переломать кости.

 — За что-о-о... — пыталась спросить она, извиваясь и закрываясь руками.

 — Пожалуйста, не надо... — продолжала она умолять уже хриплым натужным голосом.

Он схватил её за волосы и резко дернул на себя, глядя прямо в лицо. Ударил еще раз, еще, еще... Игорь зверел от беззащитности жертвы, оттого, что она не сопротивляется, а только истошно кричит и плачет... Наконец, обессилив, он уселся на землю рядом с Еленой.

 — Фу... — тяжело выдохнул он, медленно утерев пот со лба. — Утомила ты меня... шлюха... — пошарив сзади рукой, он нащупал её подол и вытер лицо.

В пыльном разодранном платье, вся в кровоподтёках, Елена, свернувшись калачиком на сырой земле, горько рыдала. Она бы долго так лежала, если бы, после того как ушёл Игорь, двое мужчин не подхватили её и не отнесли в дом, на кровать. Виктор протер ей лицо тёплой водой, и она быстро уснула, просто провалилась в темноту. Потом он снял платье с уже спящей женщины, и, голую, заботливо укутал одеялом. Понаблюдав за спящей Еленой, не удержался и поцеловал измученное создание в лоб...

Проснулась она в ужасе. Ужасе от воспоминаний, от давящей неизвестности. Почувствовала, что от вчерашних побоев её лицо опухло, а, глянув в зеркало, кинулась к косметичке старательно замазывать синяки.

То, что на дачу её взяли не только как шлюху, но и как обслугу, Елена поняла очень быстро. Женщина неуклюже рубила дрова, готовила обед и ужин, растапливала баню, носила воду.

Мылись все вместе. Отвели ей место между мужчинами, аккурат посреди скамейки.

Еще идя в баню, Лена знала, что обычным мытьём дело не ограничится. Поэтому под внимательными мужскими взглядами и издевательскими комментариями долго мыла груди, ягодицы, особенно тщательно — промежность. Потом её окатили несколькими шайками, полными ледяной воды — женщина обмирала, как рыба ловила ртом воздух и дико визжала. Следующей забавой было наблюдение за тем, как она бреется. Ей дали первый попавшийся под руку мужской станок, а она должна была широко развести ноги, выгнуться и, поочередно оттягивая губки, усесться так, чтобы приятели не пропустили даже самой маленькой детали представления. Сполоснули промежность еще одной шайкой холодной воды...

После полудня мужчины лениво сидели в плетеных креслах, попивали пиво, обозревали с веранды окрестности и вели мудрые беседы о футболе. При этом, естественно, временами залезали под юбку проходящей женщины, щупая горячий зад, а временами заставляли нагибаться и дергали за губы, раздвигая и рассматривая при дневном свете вход в лоно. Елена всё это только покорно сносила. Ведь нередко до этого там бывали и ее собственные пальцы — не то, чтобы женщина была развратной, просто красивая и сексуальная Елена иногда так снимала напряжение от недвусмысленных, раздевающих взглядов мужчин, особенно летом. Но одно дело, когда женщина делала это сама, а тут в нежных складках влагалища запросто, по-хозяйски рылись грубые и грязные мужские руки.

В очередной раз орудуя рукой во влагалище, Сергей заметил, что Лена закрыла глаза и сконцентрировалась на своих ощущениях. Тогда он внимательнее ощупал губки и, вынув палец, поднес его к лицу:

 — Смотри-ка, а наша девочка вся мокрая. Это хорошо. Значит уже готова для любви. Ясно, друзья?

Действительно половые губки Елены распухли и стали лосниться соком, источая терпкий аромат самки. Из-за этого женщина должна была при всех грубо назвать своё влагалище и сказать, что оно готово для занятий сексом. Но Сергей не отпускал её, продолжая елозить внутри её чрева. Он засунул пальцы в женщину, засунул, сколько смог, ритмично двигая ими и имитируя половой акт.

Елена начала стонать, между ног у нее стало горячо, словно туда приложили жаровню. Сергей довольно ухмыльнулся:

 — Признавайся, потекла?

 — Да... — потупившись, призналась она. — Но только от вашего осмотра, — она, безнадежно пытаясь оправдаться в предательстве своего тела, сделавшего ноги ватными, сильнее ухватилась руками за перила веранды.

 — А что, тебя часто так осматривают?

Ей стало противно от этих ритуальных вопросов, ведь всем было прекрасно известно, что такая привилегия делегирована только их компашке. Но она все же ответила:

 — Нет.

 — Ах, нет? Ну, теперь ты должна быть продвинутой тёлкой — если кто-то стесняется, ты должна сама демонстрировать себя. Как думаешь?

 — Да... — сводимая сильной судорогой, пристыжено пролепетала она.

Сергей засмеялся:

 — Ты становишься настоящей шлюхой, кондовой... — он увесисто шлепнул по пышному заду и добавил, — хотя дрессировать тебя всё равно нужно...

Несмотря на болезненный хлопок, последние слова странным образом сильно возбудили ее. А Сергей, не желая отступать от своих слов, положил женщину ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх