Пари

Страница: 3 из 22

Он подурачился в машине и только. После этого их отношения вошли под её контроль. То, что было один раз, не значит — должно повториться.

Елена смеялась. Но решение, конечно, оставалось за ним, он должен сам в таком деликатном моменте вынести свой вердикт. С её ненавязчивой подачи Владимир должен был принять во внимание и то, что несколько уроков они уже провели, судя по всему, спорщик — Николай — был сама вежливость и корректность. Кроме того, он увидел, что жена заинтригована, и если оторваться от настоящей жизни, с её проблемами, реалиями — его это в какой-то мере возбудило. Прежде всего, в психологическом смысле.

Немного погодя Лена вышла к нему одетая лишь в прозрачную комбинацию, при каждом шаге ее груди колыхались. Она закинула ему руки за шею в долгом поцелуе. Владимир в ответ сначала поцеловал её как-то машинально, без обычного внутреннего волнения — он был еще сердит. Но вскоре под напором её желания, её страсти — его сознание целиком захватило то действо, которое они вместе устроили. Он обладал ею, и она отдавалась ему...

Владимир всё замечал, всё чувствовал буквально на кончиках пальцев. Через одно-два занятия глаза Елены стали странно блестеть, она стала нервничать при упоминании имени Николая.

Это было похоже на состояние, испытанное им при отдыхе на черноморском побережье, когда на какой-то вечеринке Владимир перебрал, а Елену пригласил на танец незнакомец в белых щегольских брючках и туфлях. Елена так здорово выглядела в своей кроткой юбке, облегающей маечке, зашнурованных босоножках, отчего стройные ножки выглядели ещё более соблазнительными, что Владимир непременно захотел увидеть эту красоту в движении толпы. Елена же, явно недовольная мужем, словно назло — улыбнувшись мужчине, поднялась с места. Они танцевали долго, с каждой новой песней все раскованнее и непринужденнее, на медленных танцах мужчина в белых брючках прижимал Елену к себе, да не просто, а довольно крепко, и она не разу не отстранилась.

 — Почему ты остановилась? — спросил он, когда жена вернулась.

Разбирая грань между его опьянением и способностью воспринимать реальность, она как-то странно посмотрела на мужа. А потом вернулась на танцплощадку, чтобы окончательно запыхаться в зажигательных ритмах. При романтических мелодиях дыхание повышалось от близости к партнеру. Упертый в его жену мужской член, — как философски рассуждал Владимир, — всего лишь необходимое подтверждение желанности её как женщины.

А когда она вернулась, Владимир целовал её. Совершенно трезво, нежными благодарными поцелуями.

Это было похоже, но это было не то — незнакомец являл собой безликий образ, бездуховный материал, инструмент страсти двух любящих супругов. Если бы это был тот, кого они знают, он не мог бы дать и толики той безоглядности, оголтелого забытья, того чувства несдерживаемого эротизма...

Теперь она знала, что именно произошло на даче по пьяному делу, знал и Николай о разговорчивом Сергее, тот сам с досадой пересказал их с Володей разговор. Но сейчас ей даже приходилось защищать Николая — если так убеждать его, Владимира, тогда, то теперь — что, просто взять и отказаться от занятий?

Если бы всё не было бы таким сложным — ведь каждый такой поступок мог спровоцировать целую цепь последующих событий, то и Володе было бы не так тягостно — обоих супругов волновала эта игра.

Елена смущалась, Владимир как бы в шутку даже пару раз давал ей советы, как вести себя с Николаем — побесстыднее. Потом он в разное время то жалел об этом до глубины души, то ликовал от распаляющих чувств. Она краснела и отнекивалась, но как она поступала? Да, слушала неискренние советы мужа! Да, легкомысленно наряжалась. Да, чуть расстёгивала верхние пуговицы. Да, принимала в машине разные позы. Как во всякой женщине в ней была развита интуиция — она поняла, не всё так безобидно. Но и как всякая женщина — была любопытна и не лишена азарта. И Лена и Володя одновременно хотели и не хотели воплощения в реальность их смущения, недомолвок, обрывков фраз.

Володя, даже на работе погружаясь в себя, представлял то, о чём боялся думать, то, что доставляло ему и боль и радость одновременно...

Потом он приходил домой и, не находя любимую дома, зная, что она сейчас учится вождению с его приятелем, снова предавался грёзам...

На другом конце города возле песчаного пустыря стояла одинокая машина. Глаза Лены были закрыты. Николай стиснул её в тесной машине, стоящей у края обочины. Дыхание её участилось, потяжелело, кисти сжались в кулачки — приготовленные для отпора...

Николай ласкал её ягодицы в трусиках, ляжки, шарил по груди через расстёгнутую блузку и приспущенный лифчик. Он ощупывал всю её — прикосновения были подобны электрическому току. По телу Лены пробежала дрожь, она застонала.

Ласки, казалось, никогда не прекратятся, но распахнулась дверца, и вмиг раскрасневшаяся женщина, вырвавшись из мужских рук, выскочила из машины.

 — Нет. Нет! Вернись! Пожалуйста!

Он остался один — не в силах поверить, что упустил её...

Она же хотела заплакать, но не могла — просто бежала прочь от машины, путаясь в собственных мыслях... и одежде.

Весь оставшийся вечер она ждала этого, пытаясь забыть сценки в машине, забыть эту тесноту, витающую в душной кабине похоть, новизну ощущений. Елена поцеловала мужа, его проворные руки ласкали её упругие ягодицы, затем коснулись плеч и скользнули к груди. Знакомые родные руки, родные прикосновения.

Обычно когда они любили друг друга, Лена отдавала себя до конца, находя наслаждение и душевное обновление в их страсти. Но на этот раз она занималась любовью механически, отрешённо, стараясь доставить мужу удовольствие своим телом, в то время, как её мысли витали где-то ещё, репетируя, что она будет делать и говорить завтра — как она даст отпор, вернёт всё в изначальную точку.

Она нежно простонала, когда он вошёл в нее, как стонала всегда. Елена обхватила стройными ногами Владимира, притягивая его ближе. А когда он начал ритмично двигаться, проникая всё глубже, Лена закрыла глаза, приказывая себе быть вместе с мужем, стараясь отогнать прочь все мысли. И когда почувствовала, что его тело напряглось в предвкушении освобождения, издала слабый крик, слегка содрогнулась... и понадеялась, что это получилось у неё убедительно.

 — О, малышка моя, — пробормотал он, медленно отпуская её, — как с тобой хорошо...

Слава богу, — подумала она, — Володя не заметил, насколько она была занята другими мыслями и рассеяна.

Каблуки отстукивали по тротуару, женщина в слегка легкомысленной юбке направлялась к стоявшей у обочины машине. После работы она решала, что ей надеть и пришла к выводу, что в одежде она должна быть ещё более сексуальной — чтобы потом, когда она решительно прекратит эту игру, ей было чем гордиться перед собой.

Опустившись в кресло водителя, Елена решительно завела мотор. Сидевший рядом человек смотрел прямо перед собой, на его лице едва виднелась странная улыбка, жёсткая и агрессивная. Проехав несколько кварталов, Николай отчётливо произнёс.

 — Продолжим наш метод. Поощрения и наказания.

Елена постаралась не обращать внимания. Наверное, он опять шутит, какая-то глупость. Инстинктивно Лена понимала — не заполучив её вчера в машине, такую уже близкую и разгоряченную, он сейчас постарается её подавить, преподать свой особенный урок.

Машина остановилась чуть дальше площадки для парковок. Она не успела затормозить там, где он ей сказал. Николай, повернувшись корпусом, дёрнул юбку на сидящей рядом женщине — обнажилась белые трусики между сведенных ног Елены. Она задохнулась и как будто впервые посмотрела на собственные соблазнительные ноги, на ткань трусиков. Он хочет её — Елена прикрыла глаза — жаждет вторгнуться всем своим могучим телом, его страсть заразительна ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх