Пари

Страница: 6 из 22

попку и треугольник Венеры, хотя, судя по рассказам Николая, если раздвинуть ей ножки, то можно увидеть отменные подбриваемые складочки, в которых приятно двигаться, в которые еще лучше кончать. Каждый из них вспоминал всё то, что им говорил Николай, все подробности, как именно и каким тоном это было сказано. Теперь, когда они видели живое доказательство победы, рейтинг Николая подскочил до небес. Елену считали слишком недоступной, слишком верной и честной женщиной, она была всеобщим восхищением, благородной дамой, а они — её рыцарями. Поэтому человек, который смог сделать её своей любовницей, да ещё подобным образом с ней обращается, внушал всяческое уважение.

 — Ну-у-у, ты даёшь... — Виктор удивлённо таращил глазами и изумленно улыбался.

Николай усмехнулся, похлопывая друга по плечу.

 — Теперь я вижу, — добавил Виктор. — Всё честно... Ящик с вином подгоню завтра...

 — Что со мной происходит? — на том конце безумного мирка в отчаянии спрашивала себя Лена, остервенело оттирая трусиками грязь, налипшую снизу на бока машины. — Неужели это действительно я ползаю тут голая и мою машину своего любовника? Как последняя подзаборная сука... Правильно Николай меня так называет. Относится ко мне как к девке, я для него девка. «Работай, девочка, работай», — вот как он со мной обращается.

От этих мыслей Елена внезапно возбудилась. Она представила себе, что Коля наблюдает сейчас за ней, и от сознания своего унижения перед ним ощутила горячие толчки внизу живота. Осознав, что от своего постыдного положения возбудилась, Лена испытала чувство острого презрения к себе самой. Презрения, и бессилия перед внезапно возникшей влажностью между ногами.

 — Ну, ты и тварь, — с гадливостью сказала себе Елена, закрывая глаза. — Что ж, позорься сущностью собственной натуры до конца.

Упершись одной рукой в бетонный пол гаража, другой она коснулась своего возбужденного влагалища, задела клитор, и почти в то же мгновение по всему телу прошла сладкая судорога — она кончила... Лена стояла на четвереньках, низко опустив голову. Наблюдающим за нею из-за сторожки было отлично видно и то, как она застыла с рукой, просунутой между ног, и то, как она вдруг резко задергалась, несколько раз тряхнув ягодицами.

 — Смотрите, мужики, — горячо зашептал Николай, толкая товарищей локтем. — Она кончает! Говорил же я вам, что Ленка — блядь.

Когда машина была кое-как домыта, Николай бросил сумку к ногам дрожащей женщины с красными заплаканными глазами. Она, наконец, смогла одеться. Правда, одежда, будучи кое-как запиханной и скомканной в сумке, порядочно измялась. Под юбкой, естественно, не было трусов, и Лена испытала непривычное ощущение оттого, что вне дома — на улице, бедра внутри трутся друг о друга, не сдерживаемые никакой материей.

 — Вымыла? — спросил Николай, усаживаясь на единственную табуретку и расстегивая штаны. — Теперь быстро на колени и сосать. Давай, теперь ротиком поработай!

Сломленная женщина уже не могла возражать. Униженная, в измятой одежде, да еще только что кончившая сама, она опустилась голыми коленками на бетонный пол гаража и покорно открыла рот...

Когда через несколько минут сперма брызнула Елене в горло, она поняла, что кончает и сама — второй раз и снова на коленях. Давясь спермой, она затряслась всем телом и застонала. После этого Николай сказал ей, что до главной дороги она пойдёт пешком, а там...

 — Смотри, дурёха, на насильника не нарвись, — его смех заставил её ещё острее чувствовать только что произошедшее. Безжалостный голос ещё долго звенел в ушах... «Будь ты проклят!», — кричала она ему, но он этого не слышал, ведь вслух Лена и не пикнула. Глотая слёзы и кусая губы, она молча шла к автостраде...

Веселая компания гогочущих мужиков открыла по банке чешского пива — за то, как сегодня было весело и здорово! Эти слёзы, это возбуждающее унижение... Из спорщиков за Еленой не подсматривал только Сергей, но на следующий день ему наперебой, взахлёб рассказывали всё, что видели, рисуя живописную картину, с собственными оценками и комментариями к телу их Леночки...

Глава 2. Процесс пошел

Владимир видел, как Елена проплакала целую неделю с того злополучного дня. С того дня, когда он решил проведать её, а жены не было на рабочем месте, она отпросилась. Когда он неделю тому назад спросил, в какой стадии находятся отношения с Николаем, она, расплакавшись, честно во всём призналась — говорила скупо, явно переживая каждое слово.

У Владимира при этом перед глазами прошла вся их совместная жизнь. Хоть ее было не так уж и много — всего лишь несколько лет, но зато это были удивительные счастливые годы. Та игра, в которую они играли, разрешилась тем, чем и должна была. Теперь, когда его второй половинке, его драгоценной женщине, было плохо, он жалел обо всём. Владимир взял всю вину на себя и сказал об этом Елене — они ведь вместе пошли на авантюру. Его это игра захватила не меньше чем её, но страдает-то теперь Лена, его Леночка!

Он просто не знал того, что происходит с ней теперь, после того как он запретил себе спрашивать об этом. Его крутило от невозможности помочь ей, он хотел, чтобы она сама во всём разобралась. Ведь только так можно что-то решить. Лена говорила, что по-прежнему любит его, так же, как любила всегда. В ответ он нежно гладил её волосы, сидя рядом.

 — Я с ужасом всё вспоминаю... Я потеряла голову... Я, наверное, заболела...

Отрывки её фраз плавно текли у него в сознании. Владимир поцеловал жену в лоб. Она вымученно, но благодарно улыбнулась.

 — Он не был груб? — тихо прошептал он.

 — Нет... — чуть помедлив и дыша губами, ответила она. — Думаю, нет...

 — Ну, и слава богу.

Елена закрыла глаза, слёзы за вину перед ним и их счастьем душили её. Владимир не знал о её приключении на недостроенной даче Николая — она пощадила мужа. Пусть Володя не знает об этом позоре. Не знал он и того, что у Николая хватило наглости после естественного разрыва, после пяти дней молчания, позвонить ей и попросить приехать. Не знал о том, с каким треском бросалась трубка на место, как только слышался его голос, о том, как настойчиво он продолжал мучить её звонками. Однажды на работе курьер передал ей четыре розы — в записке было лишь имя — «Николай». Наверное, никто на свете не может поклясться, что знает женщин — но так случилось, что на следующий день она сама позвонила ему...

Во время очередного секса с Николаем, когда она, зажмурив глаза от счастья, скакала на нём, он неожиданно шлёпнул её по попе. Лена в экстазе сжала груди. Последовал ещё шлепок, более настойчивый. Женщина от этого просто разомлела, буря чувственности захлестнула её...

Потом, когда они, приходя в себя, мирно задышали, Николай, прижавшись к Лениной спине, крепко сжал в руках её небольшие груди.

 — Ты красивая... сучка...

Теперь, когда она вернулась к нему, он увидел обновленную, совершенно иную женщину. Она уже позволяла укладывать себя, как ему вздумается. Нависая над ней, он прикидывал эффекты, судорожно похихикивая, оценивал откровенно распутные позы, в которых он брал её, как хотел, изощрённо, без нежности, нарочито грубо...

Лена безмолвно дышала. Молчаливая и податливая, она действовала на него как красная тряпка на быка, всё больше распаляя изощренное воображение.

 — Тебе не стыдно спать со мной после всего, что произошло, а? Ну, конечно, нет. Наверное, тебе, бесстыжей девке, понравилось там на дачке? Я думаю, надо будет повторить этот номер... — Николай крутил пальцами ее соски. — Признайся — ты безостановочно кончала там? Да? Ну-ка?

Груди Лены в руках любовника стали сжиматься.

 — А-а! — закричала она от неожиданной ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх