Пари

Страница: 8 из 22

Он застонал.

Не в силах просто обречённо ждать, Владимир спустился вниз. В большом зале, в первом помещении от главной наружной двери, он увидел трех игравших в карты мужчин. Только трех! Там были Сергей, Игорь и Николай. Бледный как покойник Володя побледнел ещё больше, губы окончательно высохли, покрывшись неприятными заусенцами.

 — О, Володька! — громко обратился Сергей. — Иди к нам — перекинемся картишками.

Все остальные не обратили на него внимания, лишь Сергей с любопытством смотрел на друга.

 — Нет... чё-то живот крутит... Пойду выйду...

Мужчины переглянулись.

 — А ну давай, — подал твёрдый голос Николай. — Потом приходи, водочки попьём...

 — Ага... — неуверенно пробормотал Володя и вышел наружу. Вечер выдался тёплым, лес за забором наполнился звуками, где-то рядом в траве трещал кузнечик...

Участок порос кустами, деревьями. Спустившись направо и обогнув дом, можно было выйти к площадке для машин, рядом сарай, а туалет в левом нижнем углу.

Володя дошел до угла дома и, остановившись, присел — отказали ноги. Ведь следом за Леной вышел Виктор! В темноте Владимир жадно ловил движения, звуки — в невероятных предположениях хотелось убедиться самому. Послышались какие-то нечленораздельные фрагменты слов, а потом... потом он услышал хлюпающие звуки... — как будто издававший их задыхался в своих же слюнях, а спустя несколько мгновений (о, ужас!) — специфическое человеческое мычание.

Подкравшись на корточках ближе, он увидел контуры прислоненной к сараю Елены — верх её платья был расстёгнут и свободно свисал по обе стороны, из чашечек лифчика торчали груди. И их даже не целовал, а жадно сосал навалившийся на Леночку (его любимую Леночку!) невысокий мужчина. Виктор. Её новый любовник!

Володя был уже совсем рядом. Он смотрел на её аккуратные ручки, на тонкие пальцы, ведь ими она подняла к животу подол платья, обнажая низ живота и треугольник внизу — трусики были приспущены к коленям. Он слышал стоны своей жены...

Оторвавшись от сосков, Витя поднял голову, высунул язык и от подбородка до глаз проскользнул им по Лениному лицу. Животная страсть!

Этого Володя уже не выдержал и опустил глаза вниз. Он вспомнил, что когда они еще только шли в дом, Виктор взял её за рукав и что-то быстро прошептал. Тогда он не придал этому значения. Тем более Виктор неплохо набрался. Теперь Владимир в исступлении одновременно с болью и наслаждением сжался — жалкому подсматривающему мужу надо быстрей убраться восвояси...

Если бы Владимир еще задержался и прошёл чуть ближе к сараю, то увидел бы, как Виктор в исступлении стоя сношает его Елену, увидел бы, как исчезает в её лоне и вновь появляется его член, а если бы было светлей, то увидел бы и женскую слизкую плёнку между органом Виктора и своей женой. Виктор так и не разделся до конца, лишь спустил брюки до лодыжек. Руками он держал Лену за талию и ритмично входил и выходил из нее, отчего груди быстро качались взад-вперед. Женщина стояла на одной ноге, задрав вторую и обхватив ею любовника пониже спины. С каждым толчком члена она коротко вскрикивала и, пытаясь удержать равновесие, возбужденно шептала:

 — Витенька, потише, я упаду... Ай! Ай! А-а-а... Витенька, потише, пожалуйста...

По его подбородку растянулась паутинка слюны, он был еще пьян, и никак не мог кончить.

 — Раком, — прохрипел Виктор. — Раком становись, быстро! Нет, сиськами в траву... ноги раздвинь... щель кверху выклячи...

Владимир увидел бы, как Лена, услужливо оторвавшись от стены, переворачивается на живот и опускается на колючую траву — расставив ноги и оттянув руками в стороны половинки своих подрагивающих ягодиц. Наверное, не без страха раскрывая себя, но в готовности принять его, полупьяного, и в свой зад. Однако Виктор, исступлённо онанируя перед женским естеством, лишь нащупав раскрытые лепестки губ, вошёл во влагалище. Правой рукой он то и дело хлопал Елену по ягодице, оставляя на коже красный отпечаток ладони. Было больно, трава и камешки кололи живот, Лена приглушённо вскрикивала. Женщина дергалась, но продолжала, не видя его лица, отдавать всю себя. Виктор протянул руки вперёд, намотав ее длинные волосы на кулак и одновременно давя всем телом на спину, заставил ее, выгнувшись, встать на руки. Она еле держалась. Её начали долбить со всей силы, складки влагалища от постоянного и резкого движения налились кровью. Не выдержав давления, женщина всё же упала на локти, но не переставала старательно выгибать спину и поднимать зад, продолжая чувствовать в себе всё усиливающиеся толчки приближающегося к оргазму мужчины. По инерции её тело ходило взад-вперёд, он же продолжал трахать ее, дергая как тряпичную куклу — пока не кончил...

Но всего этого Владимир уже не застал, ему вполне хватило того, что он увидел...

 — О! Дорогой! Какие они красивые...

 — Проезжал мимо магазина. Вот, решил зайти.

 — Какая прелесть.

 — Тебе нравится?

 — Очень! Наверное, дорогие?

 — Ну-у, — многозначительно засмеялся Володя, — не дороже денег.

Поразительно, но, поразмыслив над собственным поступком, он подумал, что дорогим подарком благодарит её за то, что ему довелось испытать на даче, и отчасти, конечно, искупает свою вину. И почему-то это ему было приятно — дарение украшений вслед за произошедшей неверностью, ему хотелось не устраивать сцен ревности, а заваливать её украшениями.

Володя сидел на пуфе возле трельяжа в спальне, где вертелась Елена. Она подошла к мужу и потрепала за волосы, он посмотрел на неё снизу вверх, как смотрят дети на матерей.

Лена вдруг стала прежней. Он смотрел на неё, на белую кожу лица, большие глаза, слышал артикуляцию, интонации голоса — всё то же самое, что и в день свадьбы. Значит, ему показалось, что она стала другой, просто он изменился, его изменило происходящее — а она осталась прежней!

 — Примерь, — нежно попросил он. Елена, заведя волосы за уши, сняла скромные сережки в форме гвоздик и стала надевать роскошные блестящие серьги, в которых и на элитные рауты не стыдно пойти.

 — Ой! Я ж тебе спасибо не сказала. Спасибо, любимый!

Она стояла перед зеркалом и улыбалась себе. Владимир, почему-то опустил взгляд с лица жены на её бюст. Постепенно отстранившись, погрузился в тягучие мысли — как будто всё было сегодня, и не прошёл уже целый день.

Когда он входил в дом, ещё слышался мужской смех, а, войдя в зал, он увидел уже ухмыляющихся ребят.

 — Ну что, сходил? Полегчало? — спросил Игорь.

 — Да... — кивнул он.

 — А где Наташа? — Игорь невинно обратился уже к Сергею.

 — У нас в комнате. Читает.

Владимир остановился возле пустого кресла, кружа на месте и бессмысленно глядя прямо перед собой. Ему смеются в лицо — понятно, что у него нет ни выбора, ни объяснений, даже самому себе. У него было всего два пути — очень разных. Владимир, как оплёванный, ещё постоял с телячьими глазами и побрёл наверх. Это был второй путь...

Лежа в темноте, он смотрел в потолок и тихо стонал. Дверь на первом этаже открылась, сначала один раз, следом второй — по деревянному полу быстро застучали каблучки, какая-то возня у самой лестницы и, наконец, в отворившейся двери показалась Елена. Она тихо прошмыгнула в тёмную комнату — даже в лунном свете было заметно её красное запыхавшееся лицо. Двигаясь, она издавала чуть слышные чувственные вздохи. Напротив большой кровати стояла кровать чуть меньше, между ними проход. Лена стала стягивать одежду, намереваясь улечься на второй койке. Володя зашевелился.

 — Ты не спишь? — как-то безразлично спросила она.

 — Нет.

Елена продолжала готовиться ...  Читать дальше →

Показать комментарии (63)

Последние рассказы автора

наверх