Чёрные розы

Страница: 2 из 4

обходиться без еды и воды. Мне не надо было ни есть ни пить, но вместе с тем я не могла иметь детей. Но возможности этого колдовства были не беспредельны. Заклинания поддерживали меня живой и здоровой, но не избавляли от чувства голода, без перерывов терзавшего меня с тех самых пор, как жрица забрала меня с нижних уровней. Больше всего (ну не считая тяги к чёрным розам) мне хотелось съесть хоть что-нибудь, но здесь жрица была непреклонна. Никакой еды ни себе, ни служанке, ни мне. Обычно я ещё могла это терпеть, сказывалась привычка, но не тогда.

Восхитительный запах пищи проникал повсюду, и голод навалился на меня с такой силой, как никогда раньше. Сидя на цепи у входа я кричала, просила и умоляла ее сжалиться надо мной, но добилась только того, что меня связали по рукам и ногам и заткнули рот. Мне было жаль и себя, и служанку, которой пришлось прислуживать гостям за столом. Мне приходилось только молча терпеть, а ей надо было разносить еду, которой ей всё равно не видать. Я не верила, что служанка не пыталась ничего украсть, и, судя по тишине, она ухитрилась не попасться. В этот момент я почувствовала острую зависть, и отдала бы всё что угодно, лишь бы только поменяться с ней местами. Но об этом и заикаться было заведомо бессмысленно.

Выползая в коридор и повернув голову, я могла видеть всех собравшихся. Жрица сидела за столом между двумя мужчинами. Оба одновременно наворачивали нечто, похожее на мясо, а перед жрицей была только пустота. «О, как же это мучительно для неё» — Подумала я в тот момент. Злорадно вперившись в неё взглядом и прислушавшись, я была поражена увиденным и услышенным. Жрица всегда держалась отстранённо, как-будто проблемы человеческого существования её не касаются, но сейчас это уже выходило за границы вообразимого. Как она ухитряется мило беседовать, ничем не выдав своё состояние?! Или она не чувствует голода? Но этого не может быть, на ней такие же заклятья, что и на мне! Но факт оставался фактом. Жрица ухитрялась мило беседовать, ничем не выдав своё состояние. Если её и глодал голод, это никак не проявлялось. Ну почему она может так, а я нет?! Ну почему она не даёт нам есть, заставляя питаться магией?!

Я не знала, как долго тянулось такое существование. Время от времени я пыталась думать, но без особого успеха. В голове всегда стоял туман, отчасти рассеявшийся, но всё равно густой и плотный. Больше всего я тосковала по чёрным розам. Раньше мне в голову никогда не лезли мысли, а теперь я временами начинала задумываться о своём положении, и чем дальше, тем больше оно мне не нравилось. Думать с непривычки было трудно, но заняться мне было больше нечем.

День проходил за днём, они все были одинаковыми, только время от времени происходило что-то, выходящее из моего теперь уже привычного ритма жизни. Это был один из таких дней. Вечером жрица как обычно дала мне сосать её грудь. На этот раз она потом погладила меня, и позвала служанку. Они медленно целовались снова и снова, затем жрица развязала остальные тесёмки, и сбросила одежду прямо на пол. Узоры на её спине были похожи на наши со служанкой, разве что яркие линии продолжались дальше, полностью охватывая плечи. На сколько я успела понять, это была та магия, которая позволяла нам обходиться без еды.

Они любили друг дружку прямо здесь же, забыв обо мне. Мне оставалось только смотреть. Закончив, они разомкнули объятия. Жрица снова оделась, завязав все свои тесёмки, и снова став той холодной женщиной, которую я привыкла видеть. Служанка, конечно, нет. Она, как и я, одежду не носила. Однажды она тихо пожаловалась мне на это, пока жрица не слышала. Я не поняла её. Мне и сейчас было странно видеть жрицу одетой. Наверное, служанка просто привыкла к ней. В любом случае, я не испытывала желания одеться. Ни малейшего. А жрица никогда не предлагала мне этого. Да и зачем бы? В тот день я впервые по-настоящему задумалась, зачем я ей понадобилась, и почему она забрала меня с нижних уровней.

В другой раз жрица впервые расстегнула мою цепь, и отвела в дальнюю комнату палат. Я к тому времени чувствовала себя намного лучше, чем когда она только привела меня сюда, и оглядывалась по сторонам. Мы оказались в пустой белой комнате, где был только низкий белый же стол, который служанка застелила красным покрывалом. Жрица указала мне лечь на него, а служанка привязала мои руки и ноги к ножкам. Распятая на столе жрицы, я зажмурила глаза от яркого света с потолка. Потом служанка натянула мне мешок на голову.

Я слышала, как они что-то говорили, но не могла разобрать слов. Меня трогали нежные руки жрицы, затем она куда-то исчезла. Какое-то время я просто лежала, пока руки не вернулись, но другие. Более сильные и грубые. Сперва я подумала на служанку, и хотела спросить, в чём дело, но раньше на меня навалились всем весом. Я окликнула её, но никто не ответил. И тут я почувствовала как в меня входит член. Там, внизу, это происходило часто на сколько я могла вспомнить. Но здесь во мне никого не было уже давно, и я вскрикнула от неожиданности. Сначала мне было больно с отвычки, он ворвался в меня слишком резко и неожиданно, но затем я потекла и боль сменилась удовольствием.

Я окуналась в волны наслаждения. Мужчина трахал меня быстрыми ровными движениями, то прорываясь в самую глубину, то выходя почти полностью. На мгновение мне показалось, что я снова в нижних залах, и вокруг стоит запах чёрных роз. Но всё произошло слишком быстро. Мужчина кончил намного раньше, чем я успела как следует насладиться им. Затем член вышел из меня, и я ещё какое-то время лежала на столе, по-прежнему возбуждённая. Служанка сняла мешок с моей головы, и отвязала меня от стола. Мой внезапный любовник уже ушёл. Я хотела спросить её о произошедшем, но она сразу заткнула мне рот ладонью. К моему немалому удовольствию, следом за этим вторая оказалась у меня между ногами, и закончила то, что начал он.

От её пальцев я кончила, а потом служанка отвела меня обратно, и приковала на моём обычном месте у входа. Она дала мне понюхать что-то остро пахнущее из маленькой прозрачной бутылочки, и поцеловала. Я тоже поцеловала её в ответ, и осталась лежать на своём обычном месте. Там я снова и провалилась в сон.

Сколько я проспала в тот раз я не знала. Но проснувшись, чувствовала себя лучше обычного. На этот раз служанки поблизости не было, рядом со мной сидела сама жрица. Я по привычке потянулась к ней, но она вместо того, чтобы как и раньше дать мне пососать грудь, обняла меня и начала гладить по голове.
— Ты такая мила, моя девушка. — Произнесла жрица. Впервые она заговорила со мной. — Я буду звать тебя Талитой.
Это было неожиданно. До того я была никем, не знала собственного имени. Здесь я не усматривала причин для переживаний. Ведь я жила только в настоящем, только как часть причудливого ритуала там, внизу. Скорее всего, где-то там я и родилась. Жрица снова обняла меня, и погладила по голове. Я в ответ попыталась обнять её, но она мягко но решительно отстранила меня. Больше она ничего не говорила, только сидела рядом и гладила меня по голове.

Четвёртый раз, когда моё полусонное существование нарушилось, был куда более мучительным. Я удивилась, когда жрица неожиданно разбудила меня, вернувшись раньше обычного. В последнее время я чувствовала себя хорошо. Даже вечный голод начал отступать. То-ли я привыкла, то-ли это жрица всё же как-то подправила лежавшие на мне заклинания. Не говоря ни слова, она отстегнула мою цепь от кольца в стене, и вывела меня наружу. Мы спускались всё ниже и ниже. Я сначала подумала, что она вернёт меня обратно, и воспоминания о чёрных розах снова захватили меня.

Но нет! Жрица отвела меня не в тем залы с каменными стенами, оставшиеся в самом низу. Вместо того уже через несколько уровней мы оказались в довольно большом помещении, освещённом обычными яркими белыми шарами. Гулявший здесь ветер откуда-то из отверстий под потолком не развеевал обычную жару. Я застыла на месте, обнаружив собравшихся там мужчин. Их там набралось тридцать-сорок ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх