Чёрные розы

Страница: 3 из 4

или около того. От множества лиц у меня зарябило в глазах.
— Вот она, парни. — Сказала жрица. — Можете делать с ней всё, что захотите.
— Прямо всё? — Спросил один из них, откровенно пялившись на меня.
— Да, всё. — Ответила жрица. — К обеду я вернусь за ней, но до тех пор она вся ваша.
И с этими словами она исчезла, бросив нас им. Несколько парней уже обступили нас.
Напуганная служанка помогла мне забраться на стол, и раскинула в откровенной позе, предлагая меня для сношения. Парни были нетерпеливы, и едва дождались, пока она привяжет мои руки и ноги. Едва только служанка успела завязать мне глаза, чтобы я не видела, кто из них меня трахает, как я уже почувствовала на себе чужие руки. Меня хватали за все места, а следом первый нетерпеливый пенис проник внутрь меня. Трахали меня долго, под шумное дыхание мужчин и вопли служанки. Едва только один пенис изливал в меня сперму, как его место тут же занимал следующий. Я потеряла им счёт. Всё это время множество рук ощупывали меня.

Мне было больно. Очень больно. Грубые руки многих мужчин лапали все места, их члены разрывали меня. В отличие от того, первого, они и не пытались осторожничать. И всё же это было не настолько страшным, каким казалось сначала. Всё прошло быстрее, чем я думала. Последний член выстрелил внутрь меня и убрался, и я осталась лежать, перемазанная спермой и мучимая болью в отмятых грудях и прочих местах. Я лежала в ожидании, пока жрица вернётся за мной, пока меня развяжут. Наконец, я снова увидела свет. Это плачущая служанка сняла повязку с моих глаз, и принялась развязывать мои руки. Мне было плохо, и я едва только повернула голову, чтобы не смотреть на яркий свет. Служанке, оказывается, тоже досталось. На её грудях остались свежие синяки, на теле блестели пятна засохшей спермы. Мужчины оттрахали и её тоже. Я поняла, что часть из них просто были заняты ею, а не мной, и потому я мне пришлось легче, чем могло бы быть.

Мы со служанкой сидели на полу в углу той же комнаты, обнявшись, и тихо плача. Жрица вернулась довольно быстро. Не говоря ни слова, она забрала нас оттуда, и снова отвела к себе. Служанка плакала всё время, но не жаловалась. В палатах жрица приказала ей вымыться и вымыть меня. Горячая вода с помешенными зельями из разноцветных флаконов уняла боль, она отступила и сменилась усталостью. Служанка едва не отнесла меня ко входу на руках, и постелила в прихожей покрывало. Когда всё закончилась, она снова защёлкнула оковы на моей ноге, и легла рядом со мной. Мы заснули прямо там же, провалившись в сон без сновидений, и разбужены были только жрицей, опять отправившей служанку убирать в палатах.

Следующие дни я просто отдыхала. Жрица не трогала меня после оргии, не отдавала мужчинам. Я снова должна была только по вечерам сосать её грудь.

Так продолжалось долго. Очень долго. Жрица по-прежнему держала меня на цепи у входа. Иногда она отдавала меня мужчинам, теперь только одному за раз, иногда нет. Каждый вечер она давала мне сосать её грудь, но почти никогда не разговаривала. Иногда после очередного сосания она брала служанку поласкаться с ней. Зрелище любящих друг дружку женщин возбуждало меня. Даже чувство голода проходило в такие моменты. Но бывало и так, что жрица спрашивала меня о моих чувствах, говорила смутно знакомые слова, смысла которых я не понимала. Чаще всего она спрашивала о моих воспоминаниях. Я могла ответить только как хорошо мне было раньше, в вечном тумане чёрных роз. Там мне не надо было думать. Тогда я действительно считала это самым лучшим, что я могла вспомнить, но и то нечётко. Только здесь, на цепи в палатах жрицы, я смогла сформировать воспоминания. Всё, что было до того, сливалось вместе и рассыпалось на отдельные куски.

Всё то время, что я жила у жрицы, я тосковала по чёрным розам. Мне казалось, что там всё была намного лучше: дурманящий аромат дыма притуплял голод, и не давал думать. Внизу мне не было так скучно. И потому я сначала радовалась, когда прошлое напомнило о себе. Когда жрица снова спускалась в те места, и взяла меня с собой, я надеялась, что она вернёт меня туда.

Все встречные расступались, пропуская жрицу, ведующую меня на золотой цепи. Ярко освещённые белые коридоры сменились узкими тёмными лестницами и переходами нижних уровней. Откуда-то снизу тянуло жаром и сыростью. В воздухе висели тяжёлые испарения. В этих местах жрица была единственной одетой. (Специально для sexytales.org — секситейлз.орг) На встречных женщинах ничего не было, да и на мужчинах обнаруживались только повязки вокруг членов, чтобы не повредить их на работах. На узких лестницах они прижимались к стенам, пропуская жрицу. Когда мы свернули в более широкий проход, нам впервые здесь попались другие одетые женщины. Другая жрица и несколько девушек с верхних уровней спокойно шли вперёд, не обращая на нас внимания. Только одна кивнула, глядя на меня. Я разобрала слова о том, что жрица всё равно вернёт меня. В тот момент я надеялась, что так и будет, она ведёт меня назад, чтобы оставить там, снова отдать столь любимым мной чёрным розам.

Уловив тот притягательный аромат, я удивилась что ощутила его так рано. Оказывается, он стоял там всегда, распространяясь далеко от тех комнат, откуда жрица забрала меня, казалось, вечность назад. Я глубоко дышала, наслаждаясь дурманящим ароматом, но прежний туман в голове не вернулся. Наверное, я слишком много времени провела в палатах жрицы, и теперь не сразу погружусь в сладостное забвение.

Перед нами распахнулись двери самого нижнего уровня. Я жила здесь до того, как жрица увела меня к себе, но раньше не могла запомнить это место. Я оглядывалась, как-будто впервые его видела. Мы спускались в большой круглый зал. Вдоль стен тянулись несколько галерей, где и собирались все. Внизу я узнала тот самый помост, с горевшим в центре огнём. С одной из сторон я с удивлением обнаружила огромные железные двери. Как это я проглядела их тогда? Площадку возле них отделял от остального зала глубокий ров с перекинутым через него мостиком.

Кроме нас здесь собирались многие. Очень многие. Я заметила и других жриц, по их платьям. Они тоже привели служанок. Эти сопровождали хозяек, и мало что носили на себе, обычно короткие платица или юбочки. Часть, вроде нашей, были и вовсе голыми.
Собирающиеся люди занимали места в галереях по краям зала. Меня жрица отвела за собой на самую верхнюю. Отсюда нам было всё видно куда лучше, чем с других. Сегодня все там, внизу, выглядели куда более возбуждёнными, чем я припоминала. Рядом с нами я заметила ещё нескольких жриц. Они смотрели вниз в радостном настроении, и о чём-то перешёптывались, но я не могла разобрать слова.

Внезапно железные двери распахнулись, и на площадку спустились с десяток воинов в полном вооружении.
Следом за ними ввели несколько десятков женщин в цепях и каких-то рваных одеждах. Они что-то неразборчиво стонали и лепетали. Я не могла разобрать слова, но в сочетании с вроде бы давно привычным запахом чёрных роз это будило во мне какие-то воспоминания. Их голоса, другие, не те, которые я слышала здесь, казались мне знакомыми. Жрица смотрела только вниз, и не заметила происходящего со мной.

Женщин, к её удовольствию, заставили раздеться прямо на месте. Некоторые сопротивлялись, одну такую просто зарезали кинжалом, вторую за нерасторопность выбросили в ров. Остальные стали послушнее и довольно резво выстроили свои светлые тела в шеренгу.
Часть стоявших женщин попыталась прикрыться руками или спрятаться за соседок, но когда зарезали ещё одну, они поняли, что всё бесполезно, и перестали стесняться. Даже когда мужчины стали шарить по их телам, а потом приказывали повернуться спиной, нагнуться и широко расставить ноги. Затем их выстроили в ряд. Шеренга голых женщин мне что-то напомнила, я поняла, что будет дальше.

Их по одной начали перегонять по мостику. Посередине каждую заставляли останавливаться, и один из служителей долго рассматривал девушку, потом трогал ей груди, по одной взвешивая их ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх