Бес

Страница: 7 из 8

вопрос у меня...

— Ведаю ентот вопрос твой. Вреда тебе бес не причинит: бабский он. Но искушать тебя будет. Ибо через него ты силу приобретешь черную: в любой молодке, какой в очи ее посмотришь, похоть к себе пробудишь неодолимую.

— Погоди, погоди! Это значит...

Но ведьма твердо оборвала меня.

— Уже искушает тебя, окаянный! Не слушай ево! Излейся и сожги сразу! Сожги!!

* * *

Маруся не проснулась ни по дороге домой, ни после. Пришлось нести ее на руках до самой постели, а потом раздевать и укладывать. Я принял душ и лег рядом с ней, начав обдумывать план на завтра. Нужно было все провернуть с утра, до ухода на работу. Я перевел будильник на 6 утра, но долго еще не мог уснуть. Снова и снова переживал в памяти события минувшего дня. Обиднее всего было то, что ни с кем не поделишься: все равно не поверят. Постепенно, не заметив как, я провалился в сон.

Разбудил меня не будильник, а весьма приятные ощущения в паху и сладкое причмокивание жены, пытающейся своим ротиком привести мой член в боевое состояние.

— С добрым утром, котик!, — промурчала она, одарив меня блядским взглядом (очень привлекательным, кстати), — Угостишь меня с утра своей вкусненькой?

— С удовольствием, зайка!, — подыграл я, — Но сначала давай кофе, а? Я сварю!

— Ну ко-о-отик! Давай потом?

Она попыталась удержать меня, но я выскользнул из постели и вышел из спальни. Маша направилась следом, но я остановил ее в дверях.

— Я быстро. Соскучиться не успеешь. Подготовь лучше свою попку, зайка. Ты ведь позволишь мне сегодня попользоваться твоей попкой?

— М-м-м!, — Маруся облизнула губы, — И ты больше не считаешь меня шлюшкой?

— Не считаю! Иди давай!, — я игриво шлепнул ее по ягодице.

Маруся чмокнула меня в щеку и в прекрасном настроении убежала обратно в спальню.

Я быстро сварил кофе и вылил желтое зелье в Машину чашку. Она пила торопливо, чуть не обжигаясь: настолько ей хотелось побыстрее предаться разврату. Я наблюдал за ней с тревогой, но все прошло гладко. Очевидно, зелье не имело вкуса. Едва Маруся поставила свою чашку на тумбочку, я тут же последовал ее примеру, не отпив еще и трети содержимого.

— Соси!, — грубо приказал я.

Маша не совсем не обиделась. Скорее наоборот. Умелыми ласками она быстро привела моего дружка в боевое состояние. После этого, без лишних слов и прелюдий, я поставил жену раком и с ходу начал драть ее в задницу. Маруся активно подмахивала и подбадривала меня с применением площадной брани. Я не обращал на это внимания, так как мысли были заняты другим. Я все время с опаской ждал перемен в ее состоянии, о которых предупреждала Гонтия. И это началось. Сначала жена перестала двигать тазом навстречу моим движениям, потом протянула руки назад и стала отталкивать меня. Пока вяло. Но это стало для меня сигналом. Я вышел из тугого отверстия, обхватил Машу за талию и бросил на кровать навзничь.

— Нет! Что ты делаешь?! Я больше не хочу!!! Оставь меня!, — закричала она

О том, что было дальше — даже неприятно рассказывать. Я жестко изначиловал собственную жену. Она отбивалась, как дикая кошка. Брыкалась, кусалась, царапала меня своими острыми коготками и орала благим матом, ругая меня последними словами. Но силы были неравны, а я был беспощаден. Только приговаривал без конца: «Так надо, любимая... Так надо!».

* * *

... Все было кончено. Маруся снова мирно спала, а я смотрел на нее и потирал ушибленные и исцарапанные места. Позвонил на подруге жены (они работали вместе) и взял для Маши отгул на 2 дня. На вопрос, почему она не позвонила сама, соврал, что не может говорить, связки простудила. Потом стал собираться на работу. Уже на выходе, вспомнил про вторую склянку с прозрачным зельем и сунул ее в карман брюк.

Первую половину дня я все время прислушивался к собственным ощущениям, но ничего подозрительного в себе не обнаружил. Тем не менее, помня о предостережении ведьмы, я старался не смотреть в глаза женской половине нашего коллектива. Несколько раз я порывался пойти в туалет, выпить зелье и передернуть в приготовленный мной пластиковый стаканчик. Но каждый раз что-то мне мешало: то неожиданный звонок, то срочная задача, то разговор с коллегой. А после обеда случилась катастрофа. Неожиданно позвонила Галина Моисеевна, наш исполнительный директор, и недобрым голосом приказала срочно зайти к ней в кабинет. Там, едва я закрыл за собой дверь, она принялась распекать меня за срыв в поставке комплектующих для нашего производства. Моей вины в этом не было, но я даже не делал попытки защититься, а просто молча изучал рисунок на ковре подо мной.

— Почему Вы молчите?!, — вдруг прервала свою нотацию Галина, — Нечего сказать?! И почему Вы на меня не смотрите?!

— Мне... есть что сказать. Готов написать объяснительную. По электронке можно отправить?, — спросил я, не поднимая глаз.

— Нет! Если есть что сказать — говорите здесь! И прекратите меня игнорировать и пялиться на мой ковер! А то я могу подумать невесть что!

«Ну если я коротко посмотрю на нее, ничего же не случится, наверное», — подумал я и поднял глаза. Наши взгляды встретились на долю секунды, но этого моему бесу хватило. Начальница вдруг ойкнула, плюхнулась в кресло и обхватила голову руками. Ее замешательство длилось недолго. Она подняла трубку и набрала свою секретаршу:

— Лидочка, у нас с Евгением серьезный разговор. Никого ко мне не пускать и ни с кем не соединять. Вы поняли?

Девушка у нее что-то спросила, и Галина твердо ответила:

— Нет! Никаких исключений! Все!!

Директриса положила трубку и мягким вкрадчивым голосом обратилась ко мне:

— Евгений, закройте, пожалуйста дверь изнутри. Там рычажок такой есть...

— Галина Моисеевна, зачем это?, — я не пошевелился.

— Вы же слышали. У меня к Вам серьезный разговор.

— Я пойду лучше, Гали...

— Нет! Если Вы выйдете, то можете завтра на работу не выходить!

Мне все было понятно. Непонятно было только, что теперь делать. Искуситель в моей голове уже не шептал, а говорил в полный голос: «Да чо такого?! Она баба симпатичная, и фигурка ничего. Ну трахнешь ее разок. Это ж ее инициатива, а не твоя! Тебе-то чего стыдиться? Ей должно быть стыдно! А потом выпьешь свой пузырек. Давай, мужик! Воспользуйся ситуацией! Всего один раз! Не увольняться же!». Я вновь посмотрел на женщину. Она сидела в кресле, вальяжно закинув ногу на ногу. Увидев, что я на нее смотрю, Галина приосанилась, выпятила свою немаленькую грудь, а на ее лице расплылась скабрезная улыбочка. Я хотел сказать что-то нейтральное, но вместо этого с моих губ совершенно непроизвольно сорвалось:

— Хочешь попробовать моего хуя, шлюшка?

Я густо покраснел, осознав, что ляпнул, и замер в ожидании реакции начальницы. Но вместо гневной отповеди, женщина улыбнулась еще шире, поднялась с кресла и нагнулась ко мне через стол.

— Какой ты нетерпеливый! Мне такие нравятся!

Дальше все продолжалось в том же духе: я хотел сказать одно, но бес внутри меня заставлял произносить совсем другие слова.

— Муж-то не ебет что-ли толком?

— Муж у меня традиционных взглядов, — она начала медленно расстегивать блузку, — а я — женщина разносторонняя. Мне иногда хочется и в ротик взять, и чтоб попку мою кто-нибудь растянул...

— И что, рога ему наставляешь?

— Нет, но сегодня собираюсь, — она закончила с пуговицами, предъявив мне свой выдающийся бюст, с трудом удерживаемый белоснежным кружевным лифчиком.

— И в попу дашь?

Галина игриво засмеялась

— Она у меня еще девочка, но очень скучает по большому члену.

— Больно же будет. Орать начнешь. Лидочка твоя услышит. Не боишься?

— А мы ее сейчас позовем!, — ухватилась за идею женщина, — Мне кажется, ты сможешь ее убедить к нам присоединиться.

Она скинула блузку и освободилась от лифчика. 2 внушительных полушария с крупными коричневыми сосками вырвались наружу.

«Черт! Еще этого ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх