Дурочка на чёртовой карусели. Часть 3

  1. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 1
  2. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 2
  3. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 3
  4. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 4
  5. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 5
  6. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 6
  7. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 7
  8. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 8

Страница: 1 из 2

Привычка

Сколько же она привыкала к нему? К его темпераментным, все ещё чужим привычкам? Не быстро. Недели через 2 её перестало тошнить и мутить после орального секса: ежедневная практика не прошла бесследно. Его совершенно не устраивали лизины дилетантские попытки минета, он хватал её за виски и без церемоний глубоко погружался ей в рот, прижимаясь мошонкой к губам. Кончив ей в горло или на губы, он устало обнимал её и гладил лицо, целуя. Анальный секс оказался самым легкопереносимым: к нему она привыкла быстрее всего при условии, что он специально не мучил её, стараясь вогнать длинный орган до самого упора. Они не были идеально подобраны в размерах: изящная Лиза совсем не подходила к его крупным формам. И только иногда забываясь, Александр, не слушая её воплей, сильно стукался о её зад бедрами, в порыве страсти загоняя в неё почти до яичек член, практически разрывая её на куски, как казалось ей. Но со словами «опять забыл, что ты не можешь... черт... прости... « весело хлопал её по попке после и успокаивал: — Да все там в порядке! Притворяешься ты, Лизавета! Дуришь меня!

Тяжело терпелись его оральные ласки, без которых он не мыслил постели, как она ни уговари-вала. Делая вид, что не слышит её «Саша, я прошу,... не надо,... мне больно...», оттолкнув её ру-ки и прикрикнув, он жадно припадал к вагине и всасывал в рот бледные нижние губки до тех пор, пока они не темнели и не начинали подрагивать. Прижав её спиной к стене, придерживая трепещу-щие ляжки, он далеко погружал в теплое отверстие шероховатый язык, алчно рыскающий там по стенкам и выискивающий чувствительные местечки, и нажимал носом туда, куда не достал язык.

Снисходительно взглянув на неё, изнуренную энергичными ласками, он завершал кунилингус финальным аккордом в виде разнообразных манипуляций с клитором, все ещё мучая её при этом. Смеясь, слушал её отчаянные крики, в то время как его быстрый язык исполнял некий безумный танец на кончике бугорка и вокруг него. Ухватив затвердевший конус губами, оттягивал его до тех пор, пока тот не увеличивался. Легонько прикусив нежный отросток зубами, он успевал отбиваться от неё, придерживая за руки. Никак не желал становиться клитор менее чувствительным, как и раньше болезненно реагируя на темпераментные прикосновения.

Слизав выступившие из неё соки, он неторопливо поднимался, хозяйски охватывал её трясущееся тело и, прижав её к стене или уложив, основательно погружался в неё, удобно устроившись между широко разведенных бёдер. Сперва толкаясь неглубоко и нерезко, позже мужчина наращивал темп и глубину проникновения, почти пронзая её матку, по твердому убеждению Лизы. — Что ж ты со мной, как с проституткой!? — упрекала она позже громко переводящего дух Александра. — Не говори того, чего не знаешь. До проститутки тебе — как мне до актрисы! — отмахивался он от её обвинений. — Капризничаешь ты, моя милая! Настоящего мужика у тебя не было! Радуйся!

И так постепенно привыкала девушка к то пугающему, то веселящему её мужчине, вызывающему у неё целую гамму эмоций: от страха до чувства защищенности. Как он и предрекал в первые дни их связи. Она освоилась в его доме, познакомилась и подружилась с домработницей — пожилой женщиной, искренне привязанной к хозяину и совершенно не боявшейся того. Сначала недружелюбно и подозрительно косившаяся на Лизу, гнавшая её с кухни и не принимавшая её помощи, ворчливая женщина привыкла к ней. Расспросив об Александре, девушке удалось вытянуть некоторые сведения, которыми та неохотно поделилась.

Александр женат, но несколько лет не живет с женой. Той — лет 30, а их дочери — 6, у них квартира в городе. Девочка бывает у отца. Жена вовсе не похожа на Лизу, ничего общего. Также на актрису не похожи все женщины, жившие здесь до неё и бывавшие. Сколько женщин? Живших — мало, задерживавшихся ненадолго — много. Все — шумные, живые, веселые, не в пример ей. Любящие широко погулять и так же громко поскандалить. Да, они часто менялись здесь, хозяин — широкая натура, он в поиске. Как и почему он выбрал Лизу и задержал на ней свое внимание — ей, домработнице, тоже непонятно. По всему видно, что они — разные люди и не подходят друг другу, но хозяину виднее. Раз девушка живет с Александром, значит, любит его, чего тот, безусловно, заслуживает. Слушая немудреные рассуждения тети Сони, Лиза мысленно усмехалась, дивясь дружбе хозяина и прислуги.

— Она, наверное, на твою маму похожа? — спрашивала девушка, удивленно слышавшая в ответ, что — нисколько. Изредка она расспрашивала его о прошлом, о семье, о работе и, будучи в настроении говорить, он коротко рассказывал; чувствовалось, что не всё. Не имеющий серьезного образования, но смелый, практичный и рациональный, создавал он с молодости свой разнообразный, в основном строительный, бизнес, полагаясь на интуицию, деловой нюх, щедро оплачиваемые кадры и прикормленных нужных людей. Как начинал свое дело, он рассказывать не стал, отшутившись, что ей не понравится, сказал только, что начал с должности разнорабочего. На вопросы Лизы о виденных ей его сотрудниках криминального вида, тот отрезал, что ей с теми не родниться, а для него они — самое то. Посоветовал ей сосредоточиться на своем мужчине, который у неё один, он, а на остальных головой не крутить, пока та не заболела.

Так и шли недели и месяцы их совместной жизни на удивление Лизы. Она испытывала на себе часто его раздражение и грубость после тяжелого рабочего дня, так же часто — приступы неуёмной щедрости, заваливаемая неожиданными подарками, почти всегда была мишенью его то веселых, то пошлых и даже злых шуток, крайне редко — объектом его угроз. И всегда была объектом его самого пристального внимания. Он исподволь наблюдал за ней. Руки на неё он больше не поднимал — она не давала повода, держа себя с ним крайне осторожно, как с непредсказуемым диким зверем.

Вытирая слезы унижения в очередной раз, недели через 4 после начала сожительства, смывая с лица его сперму и слюну, глядя на свое расстроенное, обессиленное лицо в зеркало, дала она себе обещание больше не плакать и быть сильной. — Я не жертва! Я не жертва! — исступленно повторяла она, не закрывая глаз под струями воды, стекавшими с волос. А он, мгновенно забывая о нанесенной ей очередной обиде, как будто не замечая её печального вида и отведенных глаз после привычных плоской шуточки или животного секса, невозмутимо и бодро тормошил её, обнимал и вёл в дорогие магазины или в кафе, клубы, неизменно щедро балуя её.

Театральные дрязги

Труппа готовилась к новому сезону, распределяя роли в новых пьесах и потихоньку репетируя. Лиза получила несколько заметных ролей, обойдя признанных прим. Разумеется, не обошлось без импровизированного скандала со стороны обиженных. Весь коллектив театра выслушал, что «... некоторые изворотливо вылежали себе роли, ложась вовремя под нужных денежных мешков». Также выдвигались инсинуации про «... молоденьких шлюх, умеющих только ноги раздвигать... вместо владения актёрским мастерством» и так далее. Давно ожидающая чего-то подобного, Лиза из последних сил сохраняла невозмутимость, ужасно переживая в душе кажущуюся ей несправедливость. Так не хотелось равнять себя с теми, кто всеми правдами и неправдами, расталкивая более достойных, захватывает не принадлежащие им лучшие места. Вот теперь и она в числе проворных девиц, добывающих заметные роли известным местом. Лиза не сомневалась, что любая, узнав её историю, не отважится занять её незавидное место, но, к несчастью, никто, кроме неё, этого знать не мог.

Утешаемая подругами, число которых значительно сократилось все из-за той же зависти к её успехам, девушка направилась поговорить с режиссером. Тот не понял её просьб или сделал вид, что не понял, и попросил не выкручивать ему рук, а разобраться со своими покровителями. Лиза направилась к директору, с которым с недавних пор поддерживала видимость ровных отношений. Выслушав её просьбу оградить её от пристрастного распределения ролей, бывший ухажёр, с интересом ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх