Дурочка на чёртовой карусели. Часть 8

  1. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 1
  2. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 2
  3. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 3
  4. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 4
  5. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 5
  6. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 6
  7. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 7
  8. Дурочка на чёртовой карусели. Часть 8

Страница: 3 из 5

и дугой не выгибается её тело. Он вытаскивает её из джакузи на мокрый пол, прислоняет к стене в капельках воды и, подняв ей ногу, мгновенно входит в неё. Крепко обняв его ногами и руками, она апатично стукается спиной и изучает цветной кафель на противоположной стене. Он откидывает голову, чтоб увидеть её лицо, и Лиза меняет выражение на страстное. Он несет её на себе к кровати и падает на спину, смеясь её испуганному вскрику. — Завтра скупим тебе все тряпки по бутикам! — поглаживая её поднятые коленки, пока она, встав на корточки, осторожно насаживается на головку члена. — У меня всё есть, достаточно... — Это тебе кажется, что достаточно. Там выяснится, что не хватает. Купим! Будешь самой крутой по тряпкам!

Повернувшись на бок, ощущая тепло его прижавшегося тела и руку на талии, не обращая внимания на храп, Лиза изучает номер Игоря в телефонной книжке, и так зная его наизусть. Решившись, она нажимает «Удалить», и вот между «Иванова» и «Ирина» больше нет дорогих цифр. Одна слеза скатывается по её щеке. Опять без него... одна... с Александром... все по кругу... чертова карусель!

Безразлично-тихая, она ходит с любовником по магазинам, покупая самые дорогие наряды. На курорте она поняла, что опять беременна. От того, с кем и думать забывала о контрацепции. — Это мне награда или наказание такое? — мысленно спрашивает она себя, сквозь солнцезащитные очки вглядываясь в небо, как будто оттуда ей кто ответит.

Проблемы

По возвращении с курорта у Александра начались проблемы, поэтому он, сконцентрированный на них, не слишком обращал внимания на её отважные попытки замаскировать свое положение. В нужный срок у неё «наступали» сперва ПМС, потом критические дни; в любом случае Лиза ни на секунду не расслаблялась, приложив на этот раз для сохранения тайны гораздо больше усилий и актерского мастерства, чем на сцене. — Будь что будет, — решила она, — сохраню. Зачем ей нужен этот ребенок, она определенно ещё не решила, но убить последствия игоревой любви, она не посмела. Впоследствии, всё более укрепляясь в мысли, что поступает правильно и она отчаянно хочет этого малыша. Несмотря ни на что.

В доме нависла атмосфера тревожного ожидания, связанная с делами Александра. Он помрачнел, даже похудел, злился и раздражался на домашних, резко разговаривал со знакомыми по телефону. С Лизой ничем не делился, и казалось, мало обращал на неё внимания. Чувствовалось, что для него наступили трудные времена, и девушка только могла гадать, что же за причина вызвала их. На её невинный вопрос, почему не привозят Таню — она соскучилась и позанималась бы с ней, тот накричал на неё, обвинив, что большей глупости она не могла придумать. Почему это глупость — Лиза так и не поняла, но спрашивать перестала. Крайне редко в доме звучали теперь его тяжеловесные шутки и громкий смех. Он поздно приходил теперь и так же поздно ложился, ведя длительные телефонные переговоры; её почти не трогал, равнодушно засыпая рядом. Секс стал редким гостем их постели, что не могло не радовать Лизу, при общей неспокойной настороженности. Так невесело прошло их последнее лето.

Наступил новый театральный сезон, полным ходом шли репетиции премьер, где у Лизы уже традиционно были заметные роли. Отвлекаясь от ставшей мрачной домашней обстановки, девушка с головой окунулась в работу, проводя в театре целые дни. Она скрупулезно подсчитывала дни своей тайны — выходило ещё месяца 4 до декрета и месяца 2—2, 5 до своего полного обнаружения. Её и страшило, и радовало свое новое положение, особенно то, что любовнику сейчас не до неё. Об отдаленном будущем она старалась не думать, положившись на лучшее, то есть на авось.

Как-то встретив после работы, он задумчиво окинул её взглядом (Лиза напряглась) и подвез к 5-этажному дому. — Пошли! — бросил он ей через плечо, и они поднялись на этаж. Небольшая двухкомнатная квартира была отделана вчерновую: шпаклевка, побелка, валялись инструменты рабочих. — Вот квартиру купил. Нравится? — Да, — усталая девушка невнимательно оглянулась. — Тане? Он усмехнулся: — Да... ей. Как отделать? Ты что думаешь? — А что тут думать! Как ей нравится, так и отделай. Съезди с ней по магазинам, подбери обои или краску... — Эх, загнула, «съезди с ней»! Ты и поедешь. Завтра с утра. — Я? Почему я? А вдруг не угожу. Саша, я никогда не делала ремонт, негде было... Да она из меня сладости вымогать будет, а ей нельзя... — Ну, поедешь не с Танюхой, ни к чему. С мастером — он скажет, что и сколько. Купишь все на свой вкус. — Саша, да ведь ей может... — Не ной! Она ещё не завтра здесь жить будет,... потом... как-нибудь. — А-а! Когда вырастет! — Да-да, потом... — А пока ты квартиру сдавать будешь? Он утомленно взглянул на неё и засмеялся: — Ага, чтоб копейку заработать на жизнь. А то на тебя слишком много уходит. Лиза обиженно замолчала и тем не менее месяц по его приказу занималась ремонтом и отделкой, следя за рабочими и покупая материалы. Он не контролировал её, велел только, чтоб все было как следует; она видела — ему не до таниной квартиры.

Покушение

Они возвращались домой после лизиного спектакля вчетвером: кроме них, водитель и ещё кто-то наглядно знакомый ей. Было темно, девушка подремывала рядом с Александром на заднем сидении с цветами на коленях. Дальнейшее она помнила только по своим ощущениям, так как ничего толком не видела, только слышала. Резкий визг тормозов, непонятные хлопки, треснуло стекло, машину кидало в разные стороны и, чуть ли не крутило, т. к. её прижало к сидению, Александр дернул её за голову вниз, больно ударив о свои колени и давил рукой на её спину, словно желая запихнуть под сидение. Мужчины кричали все одновременно матом, призывая кого-то «давить», «бить» и «таранить». Потом последовал сильный удар, её кинуло о переднее кресло. Они выскочили из остановившейся машины и убежали, а зажмурившаяся Лиза, полулежа частично на сидении, частично под, ждала чего-то ужасного. После нескольких невнятных хлопков вновь раскрывались дверцы их автомобиля, что-то доставалось, мужчины уже не кричали, а громко говорили между собой и по телефонам.

Девушка начала немного соображать, когда Александр вытаскивал её из машины: — Как ты между сидениями оказалась? Не бойся, дай руки! В чем это пол? А-а, цветочки, мать их... Он увел её за их покореженную машину и, обнимая одной рукой, счистил с неё лепестки и листья раздавленных букетов. Он не разговаривал, а она боялась задавать вопросы. Вскоре подъехали ещё машины, они уселись в одну и быстро оказались дома. Её ноги не несли, и ругаясь на неё «Что ты как неживая! Иди быстрей, не задерживай меня!», он дотащил её до дома и втолкнул внутрь. Захлопнул за ней дверь, потом открыл, сказав: — Ничего не бойся, спать ложись, меня не жди! — вновь закрыл и ушёл.

Раздевшись на автомате и закутавшись в одеяло, она протряслась несколько часов без сна, ожидая его с известиями. Он прошел в ванную, не заходя в спальную, и возился там. Она прислушалась к звукам оттуда и тихо вошла. Он раздевался, и его рубашка была в коричневых пятнах. От ужаса она второй раз в жизни начала заикаться: — Те-тебя уби... ра-ранили. Ч-что это? Что де-делать? Схватив за рубашку, она трясла его; внезапно откуда-то взялись слезы и залили глаза. Он отрывал её руки от себя и нервно рычал: — Это не моя кровь! Перестань! Зачем ты встала!? Тебе спать велели, а не вмешиваться! Наконец, дернул её плачущую к себе, обнял и испачкал кровью и её. Раздевшись и покидав окровавленную одежду в корзину для белья, они стояли, полуголые, напротив друг друга, и он, скривившись, произнес: — Вижу тебя голую и не хочу... Вот оно как!

Одевшись вновь, она помогла одеться ему, досадливо отмахивающемуся от неё. Уложив её и накрыв, он направился из спальной; она жалобно попросила: — Са-Саша, я н-не засну. По-побудь со м-мной. Ворча, что ему не до неё и некогда, он прилег и обнял её. — Всё? Засыпаешь? Я пойду... — Саша, а что это было? Кто в нас врезался? Чья это кр... — Это тебя касается? — глухо и недружелюбно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх