Остров. Глава первая: Вот как началось всё

  1. Остров. Глава первая: Вот как началось всё
  2. Остров. Глава вторая: Это вампиры или женщины без мужчины?
  3. Остров. Глава третья: Остров Буян или осень на носу, а запасов нет
  4. Остров. Глава четвёртая: Верхнее и его обитатели
  5. Остров. Глава пятая: Покрытие зеленью или зима катит в глаза
  6. Остров. Глава шестая: Остров как единица мироздания
  7. Остров. Глава седьмая: Баня и новый опыт Маши
  8. Остров. Глава восьмая: Белый свет и женщина
  9. Остров. Глава девятая: Гарем гарему рознь или многожёнец
  10. Остров. Глава десятая: Эдем по-русски или ясли в согласии

Страница: 1 из 3

Если бы мне примерно полтора года назад сказали, что я буду отшельником на острове посреди среднерусской равнины проводить свою жизнь, я бы рассмеялся тому человеку в лицо. Я? Отшельником? На каком-то острове посреди реки? И что до ближайшего населённого пункта три дня на лодке, шесть на собаках? Бред. Чистой воды бред. Как это может быть, когда у тебя жизнь бьёт ключом, бизнес идёт в гору, жена красавица и всё если не в шоколаде, то уж по маслу, точно!? Бред. Но. Как говорится, никогда не говори никогда. В тот вечер я рано вернулся из поездки в какой-то жопинск, где осматривали полуразвалившийся завод на предмет превращения его в живой хозяйствующий субъект. А так как все эти бани, бляди и прочее были мне уже по самое горло, то я сел на проходящий поезд и вуаля, на двенадцать часов раньше прибыл в родной очаг. В котором, через стекло зимнего сада наблюдал, как мой близкий друг драл мою жену. А та повизгивала, крутилась под ним, вообще, вела себя совершенно не так, как со мной. Картинка, так сказать, как из анекдота — возвращается муж из командировки.

Сначала мне хотелось убить их. Пройти через кухню, подняться к себе, достать, купленную недавно трёхлинейку и расстрелять их. На месте, без выслушивания их трусливых объяснений. А потом подумал — чего их убивать? Потом суды и прочая там проза жизни? К тому же, если жена изменяет тебе, то, наверно, ты такой. Собрал я вещи по минимуму, загрузил свой оружейный склад, выгреб все документы с деньгами из сейфа и убыл в офис. На следующий день, сам не знаю почему, сел за стол написал заявление, (документооборот и документы должны быть в порядке!) отзвонил своим, предупредив, что я убываю в командировку на длительное время. А потом. Потом был юрист, нотариус, адвокат, испуганное лицо заместителя, встревоженные лица моих двух партнёров. Были и её звонки, звонки её матери, брата, этого близкого друга. Но как бы то ни было, вечером я сел в машину, заехал в супермаркет, где затарился, словно ехал в Арктику или, там, на Северный полюс, и стартанул. В сторону, куда глаза глянули. А глянули они в сторону Сибири. Увидел рекламу озера Байкал в этом супермаркете, и в голове сложилось — «В Сибирь!». После яркой вспышки рекламы на выезде из города, дорога росейская подхватила меня, скользя по гладким дорогам городов, протащила по ребристому асфальту районных дорог, бросила в колдобины разбитых дорог. Крутя руль, лавируя между ямами, какими-то миргородскими лужами, с завязшими в них машинами, я не спеша двигался на Восток. Туда, где вставало солнце, где начинается новая жизнь. И всё это время я думал. Думал ни о жене, такой красавице, так подло предавшей меня, ни о бизнесе, ни о друзьях. Думал о себе. Спорил с собой, вспоминал всю мою жизнь с того момента, когда двери родительского дома захлопнулись за мной, а дребезжащий автобус увёз меня в армию. Наверно, где-то в глубине души, моя жизнь после армии мне не нравилась. Особенно жизнь последнего времени, и я подсознательно искал причину отойти от всего этого. И измена жены, которая теперь хрен чего получит, как бы ни старалась, это просто повод уйти, постоять, подумать. А потом вернуться, если надо будет.

Она сама приходила ко мне во снах, крутила бёдрами, тянула на себя, помахивая снятым лифчиком, подставляя мокрую пиздёнку, готовую принять меня. Даже втягивала меня в свои танцы, уводя в такие дали, из которых меня выдёргивали только толчки по плечам, спавших в одной комнате попутчиков. После таких снов, в которых, как мне говорили они, я стонал, отказываясь от чего-то, я засыпал с тяжёлыми чувствами. Я всё ещё любил её, наверно. Или просто скучал по сексу с ней?

Ночевки в каких-то гостиницах, на стоянках вместе с дальнобойщиками, которые оказались на удивление душевными, понимающими людьми, нечастые звонки своим, успокаивающие их, втянутых, как я понимаю, в тяжёлые бои за недвижимость, наследство и прочее были теми моментами, в которых прежняя жизнь пыталась вернуться ко мне или вернуть меня к ней. Но каждый раз я всё больше убеждался в том, что всё это уже не моё. Та, прежняя, напряжённая жизнь, полная всяческих хитросплетённых интриг, недомолвок и прочего, что тянется за бизнесом, теперь мне казались каким-то ну, не ужасом, но вещью уже ненужной. Сбежал ли я от проблем? Думаю, что нет. Все инструкции были даны, всё было оформлено, адвокат туго знал своё дело, за что и получал такие деньги. Когда я позвонил из какого-то почтового отделения полуразрушенного посёлка и услышал слова о том, что всё образовалось, я вспомянул добрым словом всех, завернул на просёлочную дорогу и погнал через лес, ориентируясь только по наличию пространства между деревьями, плотно сжимавшихся стеной.

Вот тут точно можно посидеть какое-то время. Пару брошенных совсем недавно изб, речка, широкая, красивая в свете встававшей луны, хорошие новости, настраивали меня на мирный лад. Разгрузив машину, я сел в доме, рассматривая в свете небольшого светильника гору из арсенала, продуктов, всяких там инструментов. Я уже успокоился, не думал в раздражении и гневе о событиях моей жизни нынешней или до этого. Сейчас я пытался понять. Куда я в Сибирь еду? Зачем еду? И надо ли мне возвращаться? Последнее особо волновало меня. Возвращаться? Обратно к ночным ай-на-не, липким рукам чиновников во власти, лживым глазам сотрудников, так и мечтающих, чтобы этого эксплуататора слегка пощипали, хотя это и отразиться на их зарплате, ко всему тому, что проходит занимающийся бизнесом человек, чтобы подписать нужный контракт, получить право на что-то? Это больше всего заставляло меня думать.

Размышления в стиле Гамлета прервали чьи-то шаги по деревянным доскам, проложенным к дому. Признаюсь, я немного вспотел. В такой час, в такой глуши? Лихорадочно забив патроны в вытащенный дробовик, я сел в тёмный угол, готовый тут же открыть огонь. Сердце моё выскакивало, руки дрожали, холодный пот выступил на лбу.

— Эй! Кто тут живой есть? — Неожиданно милый женский голос ударил по нервам. Понимаю, если бы грубый мужской голос захрипел. А тут такой мелодичный, приятный женский голос.

— Есть. — Чего мой голос такой какой-то как у дистрофика. — Очень даже живой есть. Заходите. Будьте гостем.

— Ну, сами позвали. — Она хохотнула за дверью, грохнула бревном, подложенным к двери — типа звонок, вошла в первую комнату.

— Здравствуйте. — Я поднял лампу, освещая гостью. Вторая рука, держала дробовик готовым к выстрелу навскидку. На первый рывок достаточно будет и выстрела вслепую. Оглушить, испугать.

В проёме двери стояла невысокая женщина, замотанная в красивый платок с яркими красными цветами, в курточке, синих флисовых шароварах, такие были в лыжных костюмах когда-то, резиновых сапожках в яркие жёлтые ромашки. И лицо! Такое милое лицо, яркий румянец — не наведённый уверенной женской рукой, а природный, который хочется поцеловать, прижаться к нему.

— Из города? — Она кивнула мне.

— Да. — Да, хоть с Марса! — А вы местная?

— Ну, можно сказать так. — Она дёрнула рукой, показывая куда-то вбок. — На станции мы. — Интересно, а мы это кто?

— Меня зовут Сергей. — Я перехватил лампу, прижал дробовик к боку локтём, протянул руку.

— А меня Милена. — Она пожала руку, ударив по нервам нежным теплом сухой, горячей руки. — Увидели что тут свет, решили проверить. Неделю как умер последний житель, вот и подумали, что какие-нибудь мародёры решили разобрать дом.

— И пошли одна? — Я поставил стул ей, сел на другой стороне кучи вещей.

— Нет. Со мной Ветер. — Она так сказала спокойно, уверено, что я стал сомневаться в услышанном.

— Ветер?

— Да. Нашу собаку так зовут. — Она повернулась к проёму дверей. — Ветер, Ветер, иди сюда. — Вот это собака!! Я даже отпрянул назад. Чёрный, здоровый, мне по пояс, пёс неслышно образовался рядом с женщиной.

— Он не кусается? — Неожиданно для себя спросил я, даже не зная, как реагировать.

— Не кусается. — Она засмеялась, а пёс переступил с ноги на ногу и, по-моему, тоже улыбнулся. Чертовщина!...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх