Остров. Глава первая: Вот как началось всё

  1. Остров. Глава первая: Вот как началось всё
  2. Остров. Глава вторая: Это вампиры или женщины без мужчины?
  3. Остров. Глава третья: Остров Буян или осень на носу, а запасов нет
  4. Остров. Глава четвёртая: Верхнее и его обитатели
  5. Остров. Глава пятая: Покрытие зеленью или зима катит в глаза
  6. Остров. Глава шестая: Остров как единица мироздания
  7. Остров. Глава седьмая: Баня и новый опыт Маши
  8. Остров. Глава восьмая: Белый свет и женщина
  9. Остров. Глава девятая: Гарем гарему рознь или многожёнец
  10. Остров. Глава десятая: Эдем по-русски или ясли в согласии

Страница: 2 из 3

— Вы родственник деда Паши?

— Нет. Просто решил тут заночевать.

— А куда едете? — Допрос чистый воды! — Нам тут сидеть ещё и сидеть, зима скоро, скучно.

— Нет. Просто завернул с трассы. Вижу изба брошенная. Решил остановиться. К тому же, красиво тут.

— Вы тоже считаете, что тут красиво? — Она сняла платок, просто сдвинув его назад, выпустив роскошную копну волос. О! Блондинка! Да ещё натуральная?! Внутри меня заёрзал червячок. Оживаешь? — Мне сначала тоже так казалось.

— А чем вы заняты тут? — Дробовик встал к стенке, освободив мне руки.

— У нас метеостанция. — Она улыбнулась, видя, как я потащил из середины кучи небольшой мешочек.

— Шоколад будете? — Я раскрыл его, протянул ей. Пёс оскалил зубы.

— Не надо. — Она положила ему руку на голову. Такую громадную голову, которая украсила бы стенку охотника и была бы привлекательным трофеем. — Дядя наш. — Пёс кинул недоверчивый взгляд на меня, неё, опустился обратно на пол. — А шоколад давайте. Давно его не ела.

— Забирайте весь мешок. — Я положил ей в руку мешочек. — Я не очень люблю шоколад. Мне больше всего нравятся соления, маринованное. Короче, перчённое, солёное и так далее.

— Тогда вам лучше всего зайти к нам. У Светки такие соления и маринады! — Она улыбнулась. — Закачаешься!

— Так чего тянуть? — Я встал, подтянул дробовик. — Пошли?

— Лучше всё это. — Она указала на кучу. — Тут не оставлять. Мы уже гоняли отсюда мародёров. Сами понимаете, глубинка живёт всё хуже.

— Понял. — Я вскинул ящик с консервами на плечо. — Сейчас загрузимся обратно. Дорога-то к вашей станции есть?

— Есть. — Она взяла упаковку с пачками овсянки. — Ой, овсянка!

— Ага.

***

По прямой, через лес, до станции было совсем ничего, минут десять. А вот дорога вилась и вилась, то вбиваясь в лес, то выбегая на просторы каких-то полей.

— Раньше тут был совхоз. — Она держалась за спинку моего сидения, периодически толкая меня сзади, то головой, то плечом, обдавая волнами запахов женщины, так сладко манящие мужчину. — А станцию потом открыли. Новую дорогу не стали прокладывать, вот и скачем.

— Точно! — Рытвины были до такой степени глубокие, что я плюнул, свернул на целину. Бросать перестало, но поехали медленней.

— Фу! — Она поправила платок, смотрясь в зеркало заднего вида. Красавица!

— А как попала сюда? — Надо как-то занять время. Не сидеть же в упор её рассматривать. К тому же, дорога, петляя, старалась ускользнуть из поля зрения.

— Сначала работала в городской. А потом, вот, сюда. — Она помахала рукой тени Ветра, который сопровождал нашу машину, отказавшись садиться внутрь.

— Слушай, Милена, перебирайтесь сюда. — Я хлопнул по креслу. — А то голову назад сверну. К тому же, кричать не надо.

— Хорошо. — Она полезла между креслами, машину качнуло, и на моих коленях оказалась эта лесная жительница. Я нажал на тормоз, так как вести машину было уже нельзя. Во-первых, она занимала всё пространство вокруг меня. Во-вторых, о чём может думать мужик, когда у него на руках женщина, а её грудь выступает крупными бусинками сосков через ткань рубашки в расстегнутую куртку. В-третьих, мне её хотелось.

— Милена. — Я не знал, как и начать.

— Молчи! — Она погладила меня по щеке. — Колючий. — И впилась в мои губы своими нежными, жаркими губами. Жадно, ненасытно, требовательно губы и язык её бились с моими губами, языком, заставляя руки лихорадочно ощупывать складки, рельефы друг друга. Мои быстро сориентировались, нырнули под выбившуюся из-за широкого пояса ткань рубашки, проскальзывая к тёплым бокам, груди, манящей руки своей полнотой, тёплой мягкостью. Её продолжали блуждать по мне, ныряя за спину, за шею, цепляясь тонкими пальцами за волосы, уже отросшие за это время. Эх! Завернул-то как удачно! Какая она! Точно, давно не трахалась! И я тоже давно не трахал девочек в машине. Даже забыл, как тут тесно бывает. Хотя салон у моей машины просторный, по сравнению с Жигулями или Москвичом. В какой-то момент мы замерли, глядя друг другу в глаза.

— Я сейчас. — Руки мои выпустили её, нырнули к кнопкам регулировки. Кресло подо мной ожило, стало опускаться ниже, укладывая нас на спину, опускающейся спинкой сидения.

— Поняла. — Она заёрзала на мне, поднимая свою сладкую попку. — Я сейчас. — Что-то со щелчком отстегнулось у неё на поясе, шаровары поползи по бёдрам вместе с трусиками, открывая мне тёмный треугольник на белой полоске кожи.

— Погоди. — Мои руки, освободившиеся от кнопок регулировки, нырнули ей под рубашку.

— Вот. — Она рванула на себе рубашку, выпуская на свободу второй номер с торчавшими виноградинками сосков. — Сюда.

Мои губы обхватили один из них, замяли с нетерпеливостью ребёнка. Милена застонала, вцепилась в мои волосы, вжала грудь в лицо, задышала — громко, раздувая ноздри, толкая мои губы грудью, толчками бьющегося сердца. Придерживая её от сползания вбок, я пальцами нырнул по открытому пространству изгиба её попки, нырнул между бугорками, дотягиваясь до благоухающих губ пиздёнки. Она взвизгнула, торопливо задёргала ногами, стараясь спустить как можно ниже шаровары с трусами.

— Погоди. — Я положил её на сидение, дёрнул ремень на джинсах, выпуская на волю член. Одеревеневший, пульсирующий узник вырвался на простор, закачался, показывая себя в красоте лунного света.

— Мммммм! — Она застонала, увидев его, потянула руки. — Какой он!

— Нравится? — Я улыбнулся, а потом махом всадил ей между бугорков попки. Она уже лежала на боку, подогнув ноги, освобождая позади пространство для меня, и не ожидала такой атаки. Она пискнула, вытянулась, но я продолжать давить, раздвигая руками половинки. То, что головка члена идёт в правильном направлении я не сомневался. Как можно перепутать пульсирующий жар пиздёнки и теплоту ануса, лишь согревающегося от её жара?

— Я помогу. — Она завела руку, нащупала член. — Сейчас. — И потянула ладонью одну из половинок. — Теперь давай!

— Даю! — Я нажал, придавливая, подтягивая её за живот и отпирающий зад.

— Да! — Это она не сказала, взвыла, почувствовав, как головка движется по мокрому каналу, раздвигая её губы, уже не горевших, а пылавших. — Так! Сильней!

Член проскочил вглубь удивительно легко. Покрутив им немного, я задвигался, ощущая, как она плавится подо мной. Живот, такой плоский, чуть пухленький и такой мускулистый одновременно, нагревал мою руку, передавая мне все движения её организма, принимавшего меня сейчас. Она же хватала одной рукой меня за яйца, не отпуская от себя далеко, второй упиралась в край заднего кресла, не позволяя мне столкнуть её с кресла. Волосы рассыпались из-под платка, заволновались, крутясь вокруг головы, которой она вертела, скованная в ногах. Зажимая свои алые губы, Милена втягивала в себя воздух, охала, всхлипывала, вновь охала, чмокала губами, вновь стискивала их. В какой-то момент мне показалось, что она просто принимает меня в себя. Но я ошибался. Это было затишьем перед бурей. Она выла, трясла спинку сидения рядом, сжимала там мой член так, что я остановился. В тот же момент, она оттолкнула меня, повернулась горящим лицом ко мне.

— Что смотришь? — Ноздри её раздувались, глаза были просто безумными. — Не видел бабы?

— Да? — Я сунул ей в лицо член, ухватил за шёлк волос. — А ты не видела члена?

— Мммммммм! — Она втянула его в свой рот, обхватив руками мои ягодицы, словно боялась, что член выскочит у неё изо рта. Сосала она так себе, но с таким удовольствием и прилежанием, что у меня в голове вспыхнула фраза «главное не умение, а желание». Мне стало смешно, я тихо засмеялся. Она удивлённо подняла на меня свои пьяные глаза, невольно прихватив член зубками. И я кончил. Взорвался всеми своими мегатоннами и киловаттами и хрен знает ещё чем, накопившимися во мне. Глаза у неё удивлённо расширились, ресницы забились то ли в испуге, то ли в удивлении. Она оттолкнула меня, схватила себя за горло, с трудом ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх