Остров. Глава пятая: Покрытие зеленью или зима катит в глаза

  1. Остров. Глава первая: Вот как началось всё
  2. Остров. Глава вторая: Это вампиры или женщины без мужчины?
  3. Остров. Глава третья: Остров Буян или осень на носу, а запасов нет
  4. Остров. Глава четвёртая: Верхнее и его обитатели
  5. Остров. Глава пятая: Покрытие зеленью или зима катит в глаза
  6. Остров. Глава шестая: Остров как единица мироздания
  7. Остров. Глава седьмая: Баня и новый опыт Маши
  8. Остров. Глава восьмая: Белый свет и женщина
  9. Остров. Глава девятая: Гарем гарему рознь или многожёнец
  10. Остров. Глава десятая: Эдем по-русски или ясли в согласии

Страница: 1 из 3

Все тамбуры в поездах, вне зависимости от классности вагонов, поездов, направлений одинаково холодны, сиротливы и пахнут долбанами. Этот запах, как его не вытравляй, стойко держится за металлические стенки, полы. Через два-три часа он вновь появляется, как не отмывай, как не насыщай воду добавками, воздух аэрозолями. Или так просто пахнет дорога? По которой мы все движемся, как в жизни, отдельно, каждый со своей конечной точкой? Только в дороге ты знаешь, практически всегда, куда ты движешься, а в жизни, поди угадай, куда придёшь? Так думал я, стоя в тамбуре, давая возможность соседям по плацкартному вагону номер шесть накапливаться для высадки на станции. Остановка короткая — всего шесть минут, а тут нужно выгрузиться, ничего не потеряв, и загрузиться в вагон новыми пассажирами всё ещё не знающих где какой вагон остановится. В конце этой очереди стояла девушка, спокойно и даже безучастно наблюдавшая за всем этим. Я отметил про себя, что такая юная девушка, с такими ножками, соблазнительно обтянутыми легинсами, путешествует в такие дали одна, да еще в плацкартном вагоне. Это говорило, что она не из робкого десятка.

Моя поездка обратно в город случилась внезапно. Обустройство в избе, в которой не жили достаточно долгое время дело занятное. Купленные в Верхнем топор, пила, рубанок, гвозди, молоток, гвоздодёр, пассатижи были очень и очень кстати. Завершив ударный труд в субботу в бане по-черному, которая укрылась от глаз в самом конце этого небольшого островного хуторка, я прилёг отдохнуть, но внутри меня тонкой болью мелькнула мысль «надо обратно». Сев на постели, я подождал немного, а вдруг это просто от усталости что-нибудь болит. Но мысль усиливалась. У меня обычно так — чувство опасности не возникает, но приходят мысли. И лучше к этим мыслям прислушиваться. Поэтому, утром в воскресенье, захватив документы и переправившись на берег, я дёрнул через лес к Суковке, которая оказалась достаточно большой деревней с красивым названием, совершенно противоположным своему прозвищу. Правда, договариваясь о подвозе на станцию, я понял, почему там, в глубинке этого бескрайного леса называли эту деревню именно так. Но как бы ни было, через трое суток я поднимался в лифте в свою квартиру на девятом этаже, соображая, что в первую очередь надо сделать.

В квартире кто-то был. Женские тапочки, пальто, куртка, сапоги, какая-то косметичка на зеркале, календарь с дурацкими мотоциклами, а также шумела вода в ванной. Вытащив травматический пистолет, я проскользнул в большую комнату, откуда мог контролировать всё — комнаты, коридор, кухню. В доме была только эта женщина. Я сел на кресло, прикрыл травму полой куртки, и стал ждать, когда эта русалка накупается. Она, не подозревая о моём присутствии, весело что-то напевала в ванной, перекрывая шум воды. Девочка, лет восемнадцати, не больше, если судить по голосу. Так решил я наслаждаясь её голосом. А что мне оставалось делать? Врываться в ванную — «Всем стоять! Криминальная полиция! Выходить с поднятыми руками?» Смешно.

Она вышла из ванной в полной расслабленности — голая, с башенкой полотенца на голове. Потирая глаза, прошла мимо меня к большому зеркалу, переехавшему из спальни в большую комнату. Мда, фигурку я её оценил, но с возрастом промахнулся — её лет двадцать пять или около того, наверно. Она спокойно посмотрела в зеркало, отыскивая у себя на лице что-то её одной важное, а потом потянула баночку с кремом. В туже секунду баночка со звоном ухнула по полу, она рванулась бежать, но сжалась, прикрывая руками извечные женские ценности — грудь, фигурно выстриженный лобок.

— Вы кто? — Она схватила воздуха, увидев, что я сижу на кресле, потирая ствол пистолета о колено.

— А вы? — Я криво усмехнулся. Такой белой женщины я не видел. Помимо того, что кожа у неё белая, так и страх ещё сильнее выбелил её. — Мне впору задавать вопрос — кто вы, что вы тут делаете, как попали сюда!? — Я чуть утяжелил голос. — Ответы дать можете?

— Я? — Она, увидев своё отражение в стекле горки, большой любви моей бывшей, сжалась ещё сильней. — Я?

— У вас на голове полотенце, которым вы можете закрыться и сесть. — Посмотрим, как вывернется. Мои слова немного успокоили её. Отвернувшись, она стянула полотенце с головы, бросая взгляды на меня через плечо. Обернувшись, женщина села на диван как модель, чуть на краешек, свернув ноги в одну сторону. Ну, что же. Она не лишена чувства стыдливости, не хочет демонстрировать бёдро, выглядывающее между расходящимися краями полотенца, прикрывает грудь, низ живота, прижимая полотенце рукой. Вторая рука держалась за подлокотник. На случай, если ей потребуется ускорение при бегстве от меня.

— Меня зовут Татьяна. — Она остановилась.

— Да? — Я делано удивился. — И это всё?

— А вы кто?

— Тут вопросы задаю я! — Строгость в голосе придавила её. Видно не очень-то её жизнь трепала. — Я хозяин этой квартиры и имею право, прежде чем прибить на месте или сдать полиции, знать кто в моём доме моется, вешает дурацкие мотоциклы! И забрызгивает пол кремом!

— Я уберу. — Кусая губы, она металась глазами, словно искала что-то спасительное, то, что поможет решить эту возникшую ситуацию.

— Конечно. Кто бы сомневался. Как вы попали сюда?

— Я? — Мда, она совсем не в адеквате.

— Кофе делать умете? — Я спрятал пистолет.

— Да.

— Оденьте халат, идите на кухню и приготовьте кофе. Себе и мне. Ведь вы ещё не завтракали?

— Да. — Она с трудом поднялась, удерживая полотенце на себе.

— Я вас провожу.

— Зачем? — Удивление было неподдельным.

— Что бы у вас не было соблазна, вернувшись из спальни, прыснуть мне в лицо какой-нибудь гадостью и убежать. — Я кивнул ей — иди в спальню. — Ведь, тогда я вынужден буду стрелять в вас. — Она подобралась. — А я выстрелю, не сомневайтесь.

В спальне было всё по-прежнему, только вот бельё было другим. Что было хорошо. Не хватало, чтобы и моим бельём пользовались!

История была и грустная, и смешная. Смешная, так как вломился я в частную жизнь девушки по имени Татьяна и своего партнёра. В моё отсутствие ему ничего не пришло в голову лучшего как поселить эту безквартирную приезжую красавицу, бывшего администратора какого-то модельного агентства в мою квартиру. Видите ли за квартирой присмотреть. А грустное в этой в ситуации было то, что девка, выдравшись из своего какого-то муховска, где подрабатывала чёрт знает чем, тут устроилась администратором в модельное агентство. Хотя самой ей надо было устраиваться моделью. А когда в очередной раз хозяина арестовали за свои криминальные пристрастия в виде продажи девочек куда-то там дальше Беларуси, агентство приказало всем долго жить, растворившись вместе с деньгами, паспортами и ещё всем тем, что было в столах работников. И в этот момент появился партнёр, пристроивший на такую прекрасную работу. За что и получает плату в виде секса.

— А куда мне деваться? — Она кусала губы, сдерживая себя. — Обратно к себе? Ну, не могу я там больше! Не могу! — Слёзы навернулись, пробежали к краям глаз.

— Мда, понятно. — Кофе она умела варить. — Мама научила варить?

— Да. — Она смахнула слёзы, краешком мизинца. — Она была такой кофеманкой. Искала рецепты, из журналов выписывала. Даже книжку такую составила с рецептами.

— Это называется хобби. — В голове внезапно, как чёрт из табакерки, выскочил план. Давно у меня не было возможности получить компромат на партнёра. Жена у него девочка родителей, от которых лучше держаться подальше. Если что, ему точно резьбу навернут, а потом зашлифуют. И это надо было использовать. Так!

— Слушай, а хочешь квартиру? Однокомнатную. На окраине, но свою? — У меня всегда так. Делаю тут же, не втягиваясь в длительную осаду, если существует такая возможность.

— Зачем? — Гм, вопрос поставлен верно.

— Он тебя очень любит в виде строгой дамы? — Хлыст, латексная юбка, замеченные в спальне меня толкнули в этом направлении, послужив запускным механизмом всей афёры. ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх