Одиссея 2300-х. Глава восьмая

  1. Одиссея 2300-х. Как всё началось
  2. Одиссея 2300-х. Глава первая
  3. Одиссея 2300-х. Глава вторая
  4. Одиссея 2300-х. Глава третья
  5. Одиссея 2300-х. Глава четвёртая
  6. Одиссея 2300-х. Глава пятая
  7. Одиссея 2300-х. Глава шестая
  8. Одиссея 2300-х. Глава седьмая
  9. Одиссея 2300-х. Глава восьмая
  10. Одиссея 2300-х. Глава девятая
  11. Одиссея 2300-х. Глава десятая

Страница: 2 из 3

и дурманящее пахнувшими. Трусики, только обозначавшие преграду между нами, её руки сняли сами, задевая торчавший и готовый к действиям член. Не останавливая движение её рук, я нырнул ниже, губами ухватывая складочки, попадавшиеся на пути к треугольнику между ногами. Несколько мимолётных вздохов, касаний губ и волоски на лобке, горячем, остропахнувшем, зашевелились под моим дыханием. Они, волоски на лобке, были такими же шёлковыми, ласковыми, как её руки, теребившие теперь член. То потянет, то закатит головку, то пробежит паучком подушечками пальцев вдоль члена.

— Дай. — Вилькина рука подхватила комочек трусиков, скользивший по ноге Пепе. Нет, больше терпеть не могу! Руки сами развернули дрожавшую то ли от страха, то ли от нетерпения девушку, раздвинули ноги.

— Не так быстро! — Она подобралась, но я уже лёг между ног, касаясь одеревеневшим членом внутренней части бедра.

— Мы не торопимся. — Я поцеловал её. Нежные губки ответили мне, страстно, как в последний раз. Хотя, откуда я мог знать, как целуются в последний раз? Просто сравнение пришло в голову.

— Не волнуйся. — Это она кому? Вилька легла рядом, возясь со своими трусиками. Когда она лифчик успела снять? — Просто слушай своё тело. Помнишь как тогда? — Это когда тогда?

— Я не боюсь. — Руки Пепе не останавливались, выделывая что-то невообразимое с моим членом. — Очень не боюсь. — Нет, я сейчас сам. — А больно будет?

— Пепе. — Вилькина рука легла на грудь Пепе, перед мои лицом, закрыв кружочек приземления моих губ. Она пощипывает её соски? А! Чего тянуть?

Член, обхваченный пальцами Вильки, промахнувшись, сначала уткнулся в плотный и мокрый участок между ног. Пепе двинулась чуть вверх, оттолкнувшись ногами, явно уклоняясь от посещения моего красавца. Я прижал её к себе рукой, заведённой за спину, ощущая биение её сердца, пульсировавшего в сосках. Девочка попыталась вырваться, но головка уже двинулась по губкам вверх, усиливая давление.

— Нет! — Какие тут могут быть «нет»? Почувствовав углубление, головка нырнула сама туда, следуя простому закону физики — есть свободное пространство? заполняй его! Пепе вцепилась в мою спину пальцами, стала сводить ноги, зажимая между ними меня. — Нет!

— Дурочка! — Вилька уже стояла на четвереньках над нашими с горящими глазами и не менее выразительно напрягшейся грудью. — Расслабься.

— Не бойся! — Как же там дальше? Головка уже протиснулась в сжимающуюся щель, заставляя мускулы уступать напору. Я налёг ещё сильней. Головка сплющилась, протискиваясь в ещё более тесное пространство, а потом рванулась вниз. Вмиг мой член вошёл наполовину в неё, заставив меня чуть притормозить. А где же она? Девственная преграда межу миром подростка и взрослой жизнью?

— А-а-а-а! — Пепе вытянулась струнной, раскидывая, вместе с тем, ноги в сторону. Я налёг сильней, дальше протискивая член. Только когда я почувствовал, что дальше я не могу протиснуться, а яйца упираются во что-то огнедышащее и мокрое, стало понятно — я вошёл в неё полностью и где-то в пути ЭТО и произошло. — Сильней!

— Сильней? — По рассказам парней это для многих девушек болезненное действие. А тут? Сильней! Руки обхватили меня за бедра потянули вверх. Вилька? Дёрнув задницей и освободившись от рук, я вновь налёг на неё.

— Да! — Пепе открыла глаза, зажмуренные до этого, когда моё лицо оказалось в сантиметре от её лица. Какие глаза! — Отдери меня так, чтобы я выла! — И это девственница? — Вилька, жми!

Палец проскользнул по моими пальцами, повергая меня в оцепенение. Он явно направлялся в сторону сжатых половиной аппетитных половинок задницы Пепе. Это что?

— Двигайся! — Пепе завозилась подо мной. — Двигайся!

— А ты девственница ли? — Я не спросил, выдохнул, вгоняя в неё член.

— Тут, да. — Она захохотала, видя моё изумлённое ответом лицо. — А теперь нет. — К другому пальцу Вилькии присоединился второй. Эй! А кто мой зад там щупает, словно челнок, выделывая круги перед посадкой? Эй, мой зад это мой зад!

***

От этого ужаса я открыл глаза. Нет, Пепе была в реальности, и было всё у Крю, и Вилька тоже своё получила. А вот покушения на мой зад — это уже фантазия моего сексуально озабоченного мозга. На коленках в кресле стояла Валерия, смотревшая в иллюминатор на местность, отсвечивая ровными половинками своей попкой. Без трусиков? Я похлопал глазами. Нет, одела. Только такие прозрачные, что их словно нет. Когда и где успела купить? А чего так трясёт? Трейлер выезжал на обочину, трясясь на каких-то неровностях. Я проспал так долго, что проспал отъезд?

— Доброе утро. — Я потянулся, чтобы сбросить напряжение этого сновидения, явно с нехорошим концом для меня, если бы оно продолжилось.

— Привет. — Она, не поворачиваясь, пошевелила в воздухе пальцами руки. — Проснулся? — Вот сейчас бы её, вот так! Не опуская на пол!

— Ага! — Я приподнялся, накрыл нижнюю часть тела одеялом. Член стоял торчком, показывая свою готовность к подвигам. Мало ему, мало одной Софии. А может быть, это таблетки курса реабилитации, прихваченные с собой, так действуют? — А что там случилось?

— Эй! — Внизу что-то грохнуло, почувствовался какой-то противный запах. — Нико! Вставай! Нужна помощь. У нас вылетела одна опорная шина. Нужно поставить.

— Я сейчас! Иду! — Вскочить с кровати, натянуть на себя шорты, майку — дело секунды. А член? Ладно, чего стесняться после того, что было? К тому же, его не так просто уложить обратно.

— Иди вниз! — Валерия повернулась ко мне, обняла, поцеловала в губы, мягко прихватила тонкими пальчиками член. А потом толкнула в грудь, отправляя к Ло, который уже гремел вытаскиваемыми инструментами, каждый раз чертыхаясь, когда какой-нибудь из них бухал по металлической крышке шкафа. Вот, пойми после этого женщин?

***

Верхнюю прогулочную палубу нельзя назвать самым приятным местом на этом судне, но просто так лежать, закутавшись в тёплый плед, наблюдая за серебряными точками, снующими вокруг большого квадратного сооружения в сером пространстве космоса, было приятно. Наш грузопассажирский рейс сделал остановку у очередной станции, висевшей на орбите мрачной планеты с аммиачной средой, в которой плавали автоматические фабрики. Автоматические фабрики заготавливали как чистый аммиак, так и делили его на фракции, вырабатывая полуфабрикаты для последующего использования в производстве столь необходимых Конфедерации товаров. Через какое-то время они тихо тонули, давая место новым фабрикам. Пару таких, наш рейс, как раз, и привёз на замену. Даже несмотря на такие расходы по добыче, станция только росла, отмечая точками сварок места надстраиваемых помещений. Что означало, что Конфедерации это выгодно, приносит хорошую прибыль. Иначе стали бы они держать тут станцию, тратя деньги на поддержание, увеличение многоблочного сооружения, обеспечение такого количества жителей станции? Автоматы дешевле.

Моё созерцание космической суеты вещь и вынужденная, и результат моего волевого решения. Отключившись от очередного сеанса ощущений, я осмотрел каюту, посмотрел на себя в зеркало, заглянул в шкаф. Нет, надо гулять. Иначе, к концу полёта превращусь в «ночную тень». Я видел одного такого. Тощий, какой-то невнятного вида, с глубокими синяками под глазами. Нет, я не хотел быть таким. Поэтому, отложив аппарат, немного посидел в парной, и, разморенный, поднялся сюда, на прогулочную палубу. Где гуляют пассажиры, отдыхают члены экипажа, кипит своя жизнь, отличная от жизни на служебных палубах и в секторах. Спокойная и размеренная, она убаюкивала, затягивала темнотой сцены под названием космос, испещрённой точками каботажных судов, буксиров, кубом станции. Я задремал своим сном, пряча лицо в складки пледа. Хотя на палубе было тепло, но меня немного морозило, отчего казалось, что плед именно то, что мне не хватало. А может быть надо полежать в каюте? Наверно. Но мне хотелось полежать тут. Посмотреть на какое-нибудь движение, сменить обстановку. Через пару часов, судно двинется ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх