Восточная западня. Часть 3

  1. Восточная западня. Часть 1
  2. Восточная западня. Часть 2
  3. Восточная западня. Часть 3

Страница: 3 из 5

свидетели твоего плена... — А разве вы не подтвердите? Вы же всё знаете? Толкнув меня, начавшую постанывать, на скамью, мужчина нагнулся и, продолжая толкаться во мне рукой, опустил другую на лобок. Массируя выступающий клитор, он все ускорял и ускорял толчки, и вскоре уже удерживал моё бьющееся в судорогах тело, не давая свалиться на пол. Первый со времен секса с Омаром оргазм накрыл меня, дав высвобождение той тяжелой негативной энергии, скопившейся внутри, пока я слишком долго оставалась рабыней ненавистной семьи.

— Я ещё не принял окончательного решения насчет тебя. Салман-ага очень уговаривает вернуть тебя ему, уверяя, что вы любите друг друга. Верно, плохо ему там без тебя, что он как заведенный твердит, что все готово к свадьбе, — насмешливо глядя на меня, произнес новый насильник. — Салман-ага... ? К свадьбе... ? Зачем вы так поступаете со мной? Почему не отпустите домой? Почему лишили родины и свободы? Растирая выступившие соки по моему животу и трогая соски, мужчина снисходительно ответил: — Вопрос о твоем возвращении открыт. Я повторяю, что ничего ещё не решил... Не так быстро все делается... Вот поговорю завтра со стариком, посмотрю, что он предложит, тогда и подумаю, — спускаясь в бассейн, хладнокровно произнес мой нынешний хозяин. — Как завтра?... Зачем поговорите?... О чем?... — путаясь в вопросах, прокричала я. — Не надо нервничать заранее, — покровительственно ответил мучитель. — Кстати, ты не хочешь охладиться? Так приятно после расслабляющего массажа, ты не находишь? И отвечая на мой немой взгляд, пожав плечами, проговорил: — Я назначил ему встречу. Он готов нечто предложить мне... Если ты не намерена быть... лояльной ко мне... то мне придется... раз уж ты так любишь своего жениха... уступить ему и... Ты не составишь мне компанию?

Вскоре истерзав мои послушные губы, он поднимает меня на бедра и легко вводит член. Вода шумно плещется вокруг нас, темпераментно совокупляющихся посреди бассейна. Я получаю порцию спермы нового лощеного насильника, не обратившего внимания на мои отчаянные попытки избежать попадания внутрь. Все красивые слова о современном мироустройстве, о женской свободе и правах оказываются блефом, как только очередной негодяй получает власть над беззащитной жертвой. Жертвой — вот кем была я здесь, в этой недоброй стране, меняя насильников, без надежд на будущее. Вот уже новый тюремщик беспрепятственно входит в предоставленную мне комнату и похотливо осматривает моё, скованное испугом тело.

В хитросплетении интриг.

Осторожный стук в дверь раздается минут через 10 после того, как Зияд-ага проснулся и потянулся ко мне. Ночью он измучил меня беспрерывными ласками, увенчавшимися не менее чем 3 оргазмами для него. Свои я не считала, но получила настолько полное удовлетворение, что мы оба спали как убитые и хорошо выспались. Он недовольно вывернул голову из-под моих ног и крикнул, что случилось. Слуга тихо ответил за дверью, что пришел тот, кому назначено. — Твой жених. Пусть подождет! Проводи его в кабинет, — приказал он и вновь вжался между моих ног. Я стою над ним, широко расставив бедра, сжав горящие груди, и терплю начинающийся жар внизу живота. Ловким быстрым языком, губами и зубами он терзает моё пульсирующее влагалище, крепко обняв мои ляжки, чтоб я не дёргалась. Все тело сводит от желания, зудит и горит, и, ощущая это, мучитель удваивает собственные усилия. Зажимая рот, я испускаю стоны и истекаю соками, тут же слизываемыми им. Выкатившись из-под меня, Зияд приникает к моей спине, чуть пригибает, и вставший член легко вскальзывает в хлюпнувшее отверстие. Качаясь тесно прижавшись друг к другу, мы вслушиваемся в звонкое чавканье наших гениталий; мужчина, повернув к себе мое лицо, шутит по поводу этой музыки и впивается мне в рот. Когда наши горячие тела содрогаются в унисон, вывернутая шея нестерпимо затекла.

С сожалением выйдя из меня и ворча, что прервали столь сладкое занятие, Зияд запахивает длинный халат и удаляется, попутно прохаживаясь юмором насчет жениха, брошенного распутной невестой. Мне не смешно. Уже неделю лицемерный обманщик кормит меня обещаниями, что вот уже скоро будут готовы мои документы и меня примут в посольстве. Или дразнит меня тем, что вернет бузутешному жениху. Я боюсь только второго, потому как знаю, что из всех моих документов нужен только паспорт, а он надежно спрятан в кабинете чиновника. «Вылезший из грязи в князи» (по словам Салмана-ага), благодаря удачной женитьбе, и стремительно пролезший в столичную элиту, Зияд-ага тонко лавировал между старыми аристократическими кланами, пробивая себе удобное место под солнцем. Будучи на словах представителем новой формации чиновников, на деле лощеный делец не брезговал ничем, чтоб обогатиться и упрочить свое положение. Я была только разменной монетой в его делишках с семьёй старика. И очень боялась, что они договорятся. Мысль, что он увел из-под носа старинного аристократа лакомый кусочек — меня, забавляла циничного ловкача и предполагала зависимость того от Зияда-ага. И некие бонусы.

И ещё я подозреваю, что беременна. Уже дней 5. Я заранее ненавижу ядовитое семя, оставленное во мне похотливыми негодяями. И помалкиваю об этом, зная, что тогда уж точно Зияд отдаст меня в прежнюю тюрьму. И надеюсь на чудо. Может быть, вернется его жена, или в пику старику чиновник все же отвезет меня туда, куда я прошусь ежедневно.

Накинув большой мужской халат, тихонько выскальзываю из комнаты и крадусь по холлу к хозяйскому кабинету. Прильнув к двери, прислушиваюсь. Плохо слышно, мужчины говорят тихо. Произносят мое имя. Голоса приближаются, я прячусь за диван. Сгорбленный Салман-ага, шаркая ногами, идет к двери и тихо выходит. Он изменился. Зияд не появляется, и я проскальзываю в кабинет. Он поспешно закрывает сейф с бумагами и возвращается за стол. Перед ним плоская коробка, обтянутая атласом. Усмехнувшись, придвигает её: — Он просит тебя принять это и вернуться. Там очередное дорогое украшение, я со стуком захлопываю коробку. Опустившись к ногам сидящего мужчины, целую его руку: — Не отдавай меня ему... Я умру там... Верни меня домой... Возьми всё... — Как ты провезёшь всё это через границу? — внезапно интересуется он. Вся во власти безысходных мыслей, я только пожимаю плечами. — Так... Здесь есть чек... Хорошо. А больше, разумеется, у тебя квитанций нет... Ведь так? — вопрошает он. Тащит меня в супружескую спальную и, порывшись в тумбочке, на которой стоят свадебные фото в красивых рамках, вытаскивает пачку чеков. — Вот, разберёшься на досуге; отсчитай, сколько нужно, и чтоб примерно подходили к твоим.

Начав понимать, что к чему, я радостно обнимаю его и благодарю. — Ну вот, лучше, когда ты улыбаешься. Давненько ты не массировала меня. Иди, — хлопнув меня по попе и подтолкнув. Держа за затылок и резко загоняя набухший член мне в самое горло, выдергивает его и, поставив меня на колени на горячую кафельную лежанку, напористо ввинчивается в мой анус. Я пытаюсь вырваться; мертвой хваткой вцепившись в мои ягодицы, мужчина хрипит: — Ну не ломайся... Не притворяйся, что они не трахали тебя туда... Оставив сперму и ощущение тяжести в моем узком отверстии, пресыщенно заметил: — Как с вами европейками просто! Вас ничем не смутишь, вы на все согласны... В отличие от наших закомплексованных женщин... Я молча плачу и вновь ненавижу, ненавижу этого двуличного хитрого мерзавца, требующего платы всякий раз, как поманит меня лживыми надеждами.

Проходит ещё одна неделя в притворных хлопотах насчет моего возвращения домой. Мои упорные вопросы остаются без ответа, я существую в хитросплетении обмана, угроз, намеков, пустых ожиданий, тщетных надежд, густо приправленных неугасающим вожделением ловкого негодяя. Он тонко держит меня на сексуальном поводке, заставляя всякий раз раздвигать ноги после очередного звонка или встречи с бывшим престарелым «женихом». В другое время я ценила бы столь искусного мужчину, умеющего доставить истинное наслаждение женщине. Но я с тревогой прислушивалась к росшему ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх