Френд-зона

Страница: 9 из 10

от упражнений и унижений, а тебя совершенно бесстыдно, по-хозяйски, рассматривают, словно рабыню на невольничьем рынке.

— Ладно, посмотрим, что ты скажешь на это, — Саша положил меня на кровать, приказал поднять руки и привязал их к изголовью. Пока он все это проделывал, я с ужасом думала: «Что он готовит для меня на этот раз?» Конечно, снова оказаться беспомощной, в полной власти самца, у которого, судя по бугру в брюках, давно все стоит, было не очень приятно. Я даже не столько боялась новых унижений, сколько боялась своего организма: как он может отреагировать на новые придумки Сашки? Правильно я боялась! После того, как я оказалась с привязанными руками, Сашка взял плотную черную ткань, приподнял мою голову и завязал мои глаза таким образом, что я уже не видела ничего, не помогла даже детская уловка — опустить взгляд и смотреть в узкую щелку между повязкой и щеками, — настолько прилегала эластичная ткань.

— Лежи и не дергайся, — сказал он.

А потом я почувствовала, как его губы начинают дорожку от межключичной впадинки. Я едва подавила желание прогнуться, чтобы подставить свое тело под этот скользящий поцелуй. Но этого был еще мало — по мере движения его губ вниз мой организм вздрогнул, и я едва не раздвинула ножки как можно шире, чтобы, типа, ему было удобнее прильнуть к источнику вновь пробудившегося желания. Усилием воли подавив свой неприличный порыв, я попыталась хмыкнуть. Увы, вместо этого из моего горла раздался сладострастный стон.

Блин, что же это происходит? Я уже сама желаю, чтобы его губы добрались до моих сладострастно занывших нижних губок! Впрочем, дорожка до лобка не добралась, по всей видимости, Сашка вернулся на исходную: скрипнула кровать, и я почувствовала, как Сашкины губы обегают по окружности сосок. Черт бы побрал этого мерзавца — я уже всерьез надеялась, что получу хотя бы немного ласки, там, между ножек, но он решил по-своему, теперь его палец исследовал упругость моей груди.

— Если бы ты знала, чем я тебя сейчас ласкаю.

Едва я услышала эти слова, как задохнулась, сама не понимая отчего — то ли от ярости, то ли от вожделения. Это что же? Он трется по моим сиськам своим вставшим членом?

— Ты же сказал — никаких половых актов! — в панике мой голосок дрожал.

— Это не половой акт, — я услышала смешок в его голосе, а потом отдалась восхитительным ощущениям от скольжения члена по моей бархатистой коже. Я чувствовала движения Сашки рядом, а его член неспешно путешествовал по моему телу. Он упруго тыкался под округлость груди, терся в ложбинке между сиськами, обегал сосок, двигался по бедрам, животу. Мое тело само по себе вздрагивало при любом прикосновении. Я уже исходила влагой, елозила попкой по постели, но пока что ножки держала сжатыми.

Гадкий замысел этого извращенца я поняла не сразу. Он умело возбуждал меня, находя самые чувствительные эрогенные зоны, но при этом не разу не задел того, что молило о внимании — ни набухшие соски, ни увлажненные складки ни разу не удостоились ни одного прикосновения. Я уже всерьез извивалась на постели, распаленная желанием заполучить внутрь этот изуверски ласковый инструмент на свою глубину, но еще боролась с собой, пытаясь сохранять независимый вид, как бы глупо это ни было в данной ситуации. Жаль, нельзя было показать взглядом и гордо вздернутым подбородком, как отрицательно я отношусь ко всему происходящему. Первому мешала повязка, а второму — поза со связанными у изголовья руками.

Моя стойкость была сломлена, как только я почувствовала, как бархатистый снаружи и очень твердый внутри член нежно скользит по контуру моего подбородка, затем проходится по щечкам, а потом к ним прижимается к ним. Мне кажется, что я даже ощутила биение вен на горячем стволе.

И мой организм решил все за меня. Я этого не хотела, но мои губки раскрылись, голова сама собой повернулась в сторону этого чудесного инструмента. Вся беда в том, что Сашка не позволил мне вобрать свой член в рот, он лишь провел им по моим губкам так, словно наносил помаду — сначала понежнее, а потом с нажимом... Я, как дура, в тщетной надежде, открываю ротик, а он, понимаешь ли, и не собирается давать мне в рот! Мерзавец! Мой милый хороший негодяй!..

Похоже, я уже была готова на все — сама старалась поймать ускользающий постоянно член губами, насколько мне позволяла моя несвобода, но у меня ничего не получалось! Каждый раз, когда я чувствовала прикосновение горячей твердой головки к губам, Сашка убирал ее из досягаемости. Я обреченно поняла, чего он добивается! Он хочет, чтобы я попросила его о сексе! Что ж, похоже, у него это получилось... Устав ерзать на постели, желая получить этот соблазнительный половой орган хоть в какую-то из своих дырочек, я, во-первых, поняла, что давно лежу с широко раздвинутыми ногами, делая легкие, но весьма неприличные движения бедрами, словно меня уже трахали; а во-вторых, я услышала собственный, искаженный страстью стон:

— Возьми меня, прошу тебя!

— Что ж, — сказал Сашка, — для начала попробуем так...

Я, наконец, почувствовала, как толстый член входит мне в ротик, и с восторгом несколько раз энергично двинула головой, сделав губки колечком и ощущая неимоверную мужскую мощь. Член в моем ротике вздрогнул, словно живой, я почувствовала на язычке смазку, однако долго сосать мне не позволили. И это было даже хорошо, потому что Сашка переместился между моих широко раздвинутых ног.

— Сделай это! — взмолилась я, почувствовав, как моих чуть раскрытых складочек касается нечто очень горячее и округлое.

И Сашка одним движением пронзил меня, вырвав животный вскрик. Я ухнула в высшее наслаждение, едва не разорвавшее меня, а на глубокое резкое проникновение мое тело отреагировало само — оно выгнулось, желая прильнуть к мужчине грудями и особенно сосками, ставшими такими твердыми и чувствительными. Казалось, я опираюсь на постель только затылком и попкой, одновременно вжимаясь в мужской торс мягкими, упругими деталями своего организма. Одновременно я широко раздвинула ножки, предлагая себя Сашке. Ну, зачем? Зачем он связал мне руки? Как бы я хотела сейчас ласкать его плечи, грудь, гладить тугие ягодицы! Впрочем, я сейчас представляла собой беспомощную жертву, распростертую под самцом, полностью покорную и зависящую от его малейших прихотей, и новизна этих захватывающих впечатлений заставила меня послушно кончить после всего нескольких ожесточенных ударов, отдающихся восхитительными молниями во всем организме. Сашка завладел моим телом полностью, я жаждала дарить ему всю себя, наслаждаться зависимостью от его безапелляционного владения моим телом. Повязка на глазах лишь усиливала этот эффект.

А потом я застонала от разочарования, все еще ощущая неутихающие толчки внутри — Сашка вдруг покинул меня на максимальной амплитуде, словно из-под канатоходца, балансирующего над пропастью, выдернули канат. Ощущение безысходности и мгновенной тоски от потери контакта быстро сменилось новым восторгом — я почувствовала между ног Сашкины губы, которые принялись вытворять со мной такое, что я на долгие минуты превратилась в ничего не соображающую самку, покорную то быстрым, то плавным движениям умелого языка.

Как невыносимо замирает сердечко, когда из-за завязанных глаз не знаешь, что тебе уготовано в следующий момент: случилась очень короткая передышка, Саша оторвался от моего сокращающегося влагалища, а потом вновь направил в него свой ствол и принялся наносить сильные размашистые удары. Одновременно он умудрялся целоваться со мной, иногда снисходительно позволяя посасывать свой язык. В эти моменты он имел меня нежно, медленно входя и словно пытаясь продолжить движение, насаживая мое тело так, что, казалось, его член сейчас проткнет живот.

В следующий раз меня оставили на невыносимую пару секунд. Я успела подумать: «Что?! Что сейчас он приготовил?», а потом в мои губы ткнулась пышущая жаром головка. Мои губы послушно раскрылись, чтобы обхватить ее, но, увы, вместо восхитительной твердости и нежности ...  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21466
2
26 мая 2015
4
 
наверх