Френд-зона

Страница: 4 из 10

страшиться порки, если сделаю что-то не так; и одновременно тащиться от того, что Сашка видит мою чуть увлажненную щелку с набухающими нижними губками. Что? Увлажненная щелка? Набухающие губки? Я едва не застонала, поняв, что стала возбуждаться от столь бесцеремонного обращения с собой и, главное, от того, что беспомощно демонстрирую негодяю все, чем богата. А тут еще в мозгу всплыла чарующая картинка, как к обнаженной стройной блондинке, услужливо прогнувшейся и непристойно демонстрирующей свою щелку, подходит мужчина и обнажает свой член, чтобы... Пришлось кусать губы едва не до крови. Черт, едва не спалилась от эротических видений, рисуемых мозгом! Как, оказывается, неприятно возбудиться, причем на пустом месте (Сашка — кто он такой, всего лишь друг), и одновременно не иметь возможности хотя бы намекнуть ему, что девушка созрела... А признание, что уже хочу его, было равно катастрофе. Ну, как же! Разве можно меня, принцессу и стерву, вот так ставить почти раком под угрозой порки? Нееет, тебе это даром не пройдет!

— А теперь раскрой свои нижние губки.

Меня чуть не разорвало пополам от противоречивых чувств. Даже давнишнему любовнику я не посмела бы показать, как сама себя ласкаю. А с другой стороны моя щелка уже нуждалась в чем-то более действенном, чем просто взгляды. «Ну, выбора у тебя нет, — с облегчением подумала я. Не сделаешь, как он приказывает, получишь по заднице. Так что я не виновата!». И храбро коснулась увлажненных лепестков ногтями. Ух, блин, как приятно! Я едва удержалась, чтобы не застонать... Что же делать? Так хочется настойчиво провести в треугольничке, дотронуться до клитора, буквально взвывающего о ласке... Но тогда я точно не удержусь и выдам себя стоном. Пришлось только слегка трогать внутренние, по ощущениям, чуть раскрывшиеся губки. Это было приятно... Но как же этого было мало!"Убью... Убью мерзавца!... Кастрирую тупыми ножницами! — вопила я про себя, чувствуя, как по пальчикам стекает капелька прозрачной смазки...

— Поимей себя пальцами.

— Вот уж дудки! — едва не взвилась я, но вспомнив о стеке, покорно осталась стоять в унизительной позе с рукой между бедер. — Ты сказал — никаких половых актов, а это уже половой акт. С собой...

— Ладно, согласен, — как-то быстро согласился Сашка.

Ага! Наверное, у него на меня такой стояк, что брюки сейчас треснут. Я осторожно повернула голову и выглянула из-за плеча. Ну, точно, так и есть! На мужском паху имелся внушительный бугор, который было ни за что не скрыть. Так ему и надо! Мучайся, скотина, разглядывая стройную девушку, наклонившуюся и совершающую непотребные вещи со своей щелкой. А ты не тронь — низззя!... Впрочем, тьфу, блин! Это ж я стою раком и ласкаю себя на глазах у насильника, силой заставляющего иметь себя пальчиками. И кому из нас хуже?

Какое-то время сохранялся статус-кво. Я по-прежнему была нагнута, лаская себя, а Сашка за всем этим наблюдал, как ни в чем ни бывало. Но долго так продолжаться не могло. Еще немного и либо я начну себя трахать, либо сдамся и попрошу его о близости. Что-то надо было делать!

— И что дальше? — как можно более холодно спросила я, словно и не сходила с ума от желания. У меня почти получилось. Во всяком случае, Сашка не обратил внимания на страстные нотки в моем голоске.

— А давай поужинаем!

«Вот тебе раз!» — удивилась я, почти всерьез разочарованная, что меня все же не будут насиловать. Но выпрямилась, чувствуя, как дрожат ножки от напряжения и желания, чтобы между ними очутилось нечто горячее и твердое... И очень мужественное... Впрочем, это была секундная слабость. Этот мерзавец заслужил кастрации, а я, как дура, мечтаю о близости с ним! Вот уж фигушки. Перебьется! В конце концов, кто из нас принцесса, а кто верный паж? Так было всегда, так и будет!

— Сложи сзади руки — запястье к локтю, — услышала я и, недоумевая, зачем ему это понадобилось, послушно выполнила требуемое. И тут же оказалась со стянутыми руками в неудобном положении.

— Это чтобы ты не решила поласкать себя, чтобы разрядиться. Что-то мне подсказывает, что ты уже близка к просьбе о первом сексе.

— Ха, — вскричала я, чуть оборачиваясь и уничтожающе глядя этой сволочи в глаза. — Это с тобой-то? Не смеши меня, пожалуйста.

Я двинулась к арке, отделяющей кухонную зону, и, «случайно» коснувшись оголенным бедром его паха, мило улыбнулась:

— Как себя чувствуешь? — я даже слегка потерлась о внушительный бугор. Черт, там была такая твердость, что у меня сердечко на миг сбилось с ритма! Мне удалось справиться с желанием увидеть этот агрегат наяву и, снова улыбнувшись, проворковать: — Нигде не жмет?

Саша сделал угрожающее движение, я ойкнула и быстренько проскочила к столу, кажется, забыв дышать и моргать — а вдруг мои провокации приведут к решительным действиям? А что? Я уже полностью раздета и связана, что ему может помешать? И к тому же без сомнения потекла, что сделает проникновение легким и беспрепятственным... Вот я дура! Затеяла провокации в такой ситуации! Но, к счастью все обошлось, Сашка только с досадой рыкнул. И это меня немало порадовало — не одной мне мучиться от невозможности усмирить тем или иным способом свое желание.

Последняя мысль меня настолько приободрила, что я постаралась пройти к столу и сесть на предупредительно отодвинутый Сашей стул, словно принцесса — чинно-благородно — с выпрямленной спинкой, и не упустив возможности выпятить свою правильной формы грудь. Одним словом, будто для меня плевое дело ужинать с мужчиной в одних чулочках и со связанными руками... Блин... Со связанными руками... Я вне себя от изумления посмотрела на поставленную передо мной тарелку с салатом и куском разогретого мяса, потом на Сашку. Тот уже вовсю уплетал еду, непринужденно орудуя ножом с вилкой, и, посмеиваясь, иногда кидал взгляды на меня. Веселится, недоумок!

Я, насколько могла, холодно и отстраненно подняла одну бровь. Раньше это означало, что я очень недовольна, и Саша может быть отлучен на неопределенное время от лицезрения меня, предмета своей страсти. К тому же, казалось, мой ледяной взгляд сейчас его заморозит. Но нет, парень только усмехнулся и сделал приглашающий жест рукой:

— Ешь! Не стесняйся!

— Я похожа на свинью — есть прямо из тарелки? — презрительно поджала губки я, стараясь не замечать, как мужской взгляд то и дело оглаживает мою упругую плоть.

— А спорим, что если я захочу, ты так и сделаешь? — Сашка достал из-за спины стек и силой шлепнул его на стол.

Я непроизвольно икнула, судорожно выдохнув, а заодно отметив, как мужские глаза опустились на мою дрогнувшую при выдохе грудь.

— Не переживай, я сейчас тебя покормлю!

Мой похититель уже закончил с едой и, поднявшись, подошел. Он чуть развернул стул вместе со мной, взял руками кусок мяса и ткнул им прямо мне в губы. Я отшатнулась и зло посмотрела на него, презрительно цедя слова между сжатыми зубами:

— Что-то не хочется мне есть!

— А надо! — усмехнулся он, слегка дотронувшись до кончика моего носа кожаной петелькой стека. И я, больше не раздумывая, открыла рот. К этому времени сок и какой-то соус уже давно капали мне на грудь, стекая тонкой струйкой почти до пупка. Зажмурившись от позора, я вцепилась в долбанное мясо и откусила кусочек. Аппетита и правда не было — не смотря на то, как со мной обращались, я по-прежнему выпускала капельку за капелькой под себя. Вот если бы меня хорошенько отодрали, тогда бы на меня напал нешуточный жор... Блин, дура! О чем ты думаешь?

— Вина? — спросил этот мерзавец, взяв со стола бокал с красным вином.

С вином получилось еще хуже, чем с мясом, по Сашкиному произволу, естественно. Он не стал заморачиваться тем, чтобы по глоточку давать мне пить, а сразу наклонил бокал. В результате вино хлынуло в основном не мне в рот, а потекло по подбородку, струйками устремившись по ложбинке между шарами моих грудей, потом по животу — прямо к промежности. А этот мерзавец, чуть склонив голову, с любопытством ...  Читать дальше →

Показать комментарии (43)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21451
2
26 мая 2015
4
 
наверх