Девятое марта

Страница: 3 из 5

Безумная Лор, волоокая Лор... * Девочки, делаем блонди. С золотом, с медом, с рыжиной. И стрижем, конечно. Каре, не слишком короткое, попышней только...

_________________________

*Из стихотворения Гийома Аполлинера «Лорелея». — прим. авт.

Когда Лора выходила из салона, стриженная, перекрашенная, вконец оторопевшая от впечатлений и оттого, что не узнала себя в зеркале — она заметила, как сразу несколько мужчин из толпы оглянулись на нее, и кто-то даже замедлил шаг.

— То ли еще будет, — сказал Иван Иваныч. — Будем считать, что на тридцать процентов мы тебя раскрыли. Осталось еще семьдесят... Погнали, волоокая Лор, совсем мало времени!

— Куда?

— Как куда? В Домодедово.

— Что?!

— Аэропорт такой. Не слыхала? — бормотал Иван Иваныч, вталкивая ее в джип.

— Куда вы меня...

— В одно тепленькое местечко.

— Но...

— Одиннадцатого вечером вернемся. Родаки все равно звонят по роумингу, да? Я кину тебе на счет тыщу рэ. Так сколько тебе лет?

— Восемнадцать...

— Ну и славно. А то я уже думал, что зря старался...

5.

Через три часа Лора, пьяная от мужских взглядов, сидела в кресле самолета Москва-Дубровник, а Иван Иваныч как ни в чем не бывало излагал ей тонкости ловли бабочек:

— С ней надо, понимаешь ли, как с человеком: понять ее. Тогда она сама полетит на тебя...

Когда можно было расстегнуть ремни, Иван Иваныч спросил:

— В туалет хошь?

— Ага...

— Ну пошли.

Ничего не подозревающая Лора прошлась, опустив глазки, между рядов, и удивилась только, когда он всунулся вместе с ней, захлопнув дверь.

За стенками ревело, будто вокруг клокотал водопад. Сразу стало жутко.

— А... а...

— Пипи хотела? Ну и давай.

— А... а вы...

— А я полюбуюсь. Можно?

После недолгих препирательств Лора спустила трусы и присела на унитаз.

— Подальше садись, чтоб видно было. Вот так...

Обомлевшая Лора пустила струю, физически ощущая взгляд на пизде.

— Ну вот. Писающая девочка — это куда красивей, чем писающий мальчик, смею тебя заверить. А теперь — немножко гигиены...

Он намылил руку и принялся деловито мыть Лорину пизду, ощупывая каждую складочку и каждый уголок.

Это было так одуряюще приятно, что Лора против воли закатила глаза.

— Мы с ней хорошо понимаем друг друга... с твоей девочкой... — приговаривал Иван Иваныч, поблескивая глазами.

Мытье незаметно перешло в ласку: плавными, глубокими движениями он дрочил Лоре клитор, и той казалось, что он щупает и щекочет ее сердце. Дверь дергали, и внутри у Лоры всякий раз ухало холодком, но Иван Иваныч говорил — «ничего, тут еще один тубзик есть», — и продолжал делать свое дело.

Сладкий зуд наполнил Лору до ушей. Ей казалось, что в пизде трепещет щекочущее перышко, исторгая из нее потоки меда с сиропом... Вскоре Иван Иваныч достал какой-то жирный крем и вымазал им Лорин бутончик, проникая пальцем в устье; затем расстегнул штаны, добыл свой детородный орган — самый настоящий, багровый, в прожилках и складках, — тщательно смазал его тем же кремом...

У Лоры потемнело в глазах.

— Делала раньше это? — спросил Иван Иваныч.

— Что?

— Не чтокай. Ебалась раньше?

— Нннет... — запинаясь, пролепетала она.

— Знаю. Для проформы спрашиваю. Ну-ка привстань...

Он приподнял ее за подмышки.

— Попку выше... вот так... Ну, держись, сеньора Лора!

Он пристроился к ее пизде. Крепкие его руки держали Лору, как в тисках, и она даже не пыталась вырываться. Было страшно, как у стоматолога, когда зудящий стержень уже тянется к зубам...

Вокруг ревел невидимый водопад. Пол вибрировал, и ступням было щекотно. Под задницей зияла бездна в десять километров...

— Ааааааа!... — заверещала вдруг Лора.

— Чего ты? Я еще ничего не делаю, — хмыкнул Иван Иваныч... и вдруг сильным движением насадил ее на себя.

— Аааахгр...

Лора подавилась криком.

— Все, все, глупенькая, ну все уже, ну чего ты? — шептал Иван Иваныч, понемногу въебываясь в нее. — Какая же ты узкая...

Он стал целовать ее в лоб, в виски, в глаза... Беспомощная Лора чувствовала, как в ней хозяйничает ОН — натягивает ей сердцевину, подается вперед, назад, снова вперед... Это почти не было больно, а просто было чудовищно непривычно — чувствовать так глубоко в себе чужую плоть. Почти так, как если бы Лору вскрыли, как бандероль, и месили бы ей голыми руками сердце и мозги, или прямо в нее высадили бы живое дерево или цветок...

«Меня ебут», думала она. «Господи. Меня ебут. По-настоящему. Сейчас. Аааааа...»

Вдруг отозвалось щекочущее перышко, засевшее там, внизу; тут же откликнулись стенки пизды, натянутой до судорог, и захотелось ворочаться, елозить, насадиться плотнее, хоть и было больно...

— Ааааа, заработала наша задничка, — обрадовался Иван Иваныч. — Почуяла, что с ней делают... Ну, держись!

Он стал ебать ее крепче, не выходя наружу, а только вдавливаясь вглубь крепкими, отрывистыми толчками. Каждый толчок бил туда, где зудело щекочущее перышко...

От напряжения Лоре заложило уши. Она не замечала, что из нее рвутся хныкающие стоны, что ноги ее затекли, бедро свело судорогой...

Это не было блаженством или даже удовольствием; это было неудобно, страшно, в чем-то больно и неприятно; но это было так мощно, так стыдно и горячо, и Лору захлестнуло такое первобытное возбуждение, что она потеряла контроль над собой.

— Ээээ! Тише, тише... — уговаривал ее Иван Иваныч, целуя красное, как пион, лицо. — Тише, девочка, не надо так...

Он давно выкончался в унитаз, и ему стоило большого труда остановить распалившуюся Лору и вынуть из нее набухший хер.

— Ыы... ыы... ы... — скулила Лора, остывая после гонки.

— О боги! Ты кончила? Ну ты даешь... Чувырло ты мое, — он чмокнул ее в нос. — Одевайся, и пойдем. Пойдем, Лора-Сеньора... Ну и что, что очередь? Не усретесь, уважаемый, — огрызнулся он кому-то, открыв дверь.

Лора еле доползла до своего места.

Она так устала, что, усевшись в кресло, сразу заскользила в радужную пустоту — и не стала ей сопротивляться, а наоборот, радостно ухнула туда, оставив ум и память где-то на поверхности...

6.

Проснувшись, Лора долго глядела круглыми бессмысленными глазами на стены и портьеры, пытаясь нащупать хоть какую-нибудь зацепку в памяти.

Память, как всегда, вернулась внезапно. Дернувшись, Лора протянула руку к пизде. Подвигала бедрами, проверяя ощущения. Полежала неподвижно, пытаясь прочувствовать то, что с ней было...

Вдруг сообразив, что лежит голышом, она вскочила.

На простыне под ней слиплись желтые пятна. Похоже, Иван Иваныч трахнул ее, пока она спала...

Эта мысль не ужаснула ее, наоборот — кольнула нервы сладкой жутью, и Лора принялась петь и скакать, прыгая, как козлик.

Кроме нее, в номере никого не было. В соседней комнате лежали вещи Иван Иваныча — одежда, мобилка и блокнот.

Глядя на них, Лора задумалась... но тут же увидела зеркало и пулей подлетела к нему.

— Вау!..

Вместо привычной готицы с черными патлами до груди на нее смотрела голая красотка с обалденным макияжем, до сих пор не смытым, с волосами и бровями, перекрашенными в дивный золотисто-медовый цвет, с зашибенной ассиметричной стрижкой и чувственным, истомно-щедрым телом.

Больше всего ее удивило, что ей впервые понравилось ее тело. Она даже возбудилась, глядя на свои изобильные сиськи, которые всегда считала рыхлыми и неаккуратными. Натискав себя, накорчив зазеркальной красотке рожи и слегка подрочив бутон, Лора вприпрыжку поскакала на поиски душа... но снова наткнулась на вещи Иван Иваныча.

Искушение было слишком велико. Десять раз оглянувшись и прислушавшись, она взяла его блокнот и погрузилась в изучение, высунув язык от любопытства...

Быстрые шаги за стеной заставили ее подпрыгнуть,...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх