Девятое марта

Страница: 4 из 5

как котенка. Она едва успела сложить все, как было, и выскочить в коридор, как в номер вошел Иван Иваныч.

— О! Утренний туалет! От самого Господа Бога... Ну, чувырло, выспалось?

Он обнял ее за спину, нагнулся к ней, поцеловал в оба соска, а потом и в губы.

— Так. Чего это такая? А ну-ка...

Он взял за подбородок напряженную, набыченную Лору и заставил глянуть себе в глаза.

Они, как всегда, блестели азартом и сумасшедшинкой. Лора изо всех сил старалась делать вид, что она такая, как всегда.

— Таки да, не выспалась. Тащил тебя из самолета, как мешок с картошкой... Давай чеши в душ, Лора-Микрофлора, а то от тебя пахнет вчерашней страстью...

7.

Когда она оделась, накрасилась и вышла с ним на улицу — с каждым шагом ее глаза делались все круглей и круглей.

Во-первых, рядом было море. Сразу, в двух шагах — бархатное, бездонно-синее, как в сказках Шехеразады.

Во-вторых, вокруг сверкала такая благодать, что хотелось взмыть в голубой воздух и носиться вместе с чайками. Зелень, пальмы, ослепительное солнце обрушились на Лору вдруг, неожиданно, хоть и предупреждали о себе солнечными зайчиками в холле, — и Лора захлебнулась ими с непривычки, как захлебываются жадно пьющие.

В-третьих, вокруг то и дело попадались полностью голые люди. И мужчины, и женщины, и даже дети. Они запросто ходили вокруг отеля, общались, садились в машины и делали все то же, что делают обычные одетые.

Шокированная Лора вопросительно смотрела на Ивана Иваныча.

— Никогда натуристов не видела? Это один из крупнейших натуркурортов. Сейчас низкий сезон, и тут, считай, безлюдно... Ага, говорил тебе — иди босиком!

Каблуки на песке — как ходули в болоте. Было жарко, и на руке у Лоры росла куча снятых тряпок...

— Сбегаю в номер — отнесу?

— Не надо. Сейчас эта проблема решится сама собой.

Они подошли к чему-то вроде пропускного пункта, отделявшего отель от берега.

— Гляди, Лора-Флора. По-аглицки разумеешь?

— Не-а, — соврала перепуганная Лора, хоть давно уже прочитала и поняла табличку «GIRLS ENTRANCE NAKED ONLY».

— А по-французски? — зачем-то спросил Иван Иваныч.

... Это было ужасно. После долгих препирательств, замираний, уханья в сердце, мурашек и оглядываний Лора зашла в самый укромный, как ей казалось, уголок, и вышла оттуда с таким видом, что даже голуби и чайки застеснялись за нее. Ее голая пизда и грудь кричали из каждого ее глаза, из пунцовых щек и из блудливой улыбки.

Вручив одежду улыбчивой вахтерше (одетой, между прочим), Лора прошла с Иваном Иванычем к берегу.

Море сразу опьянило ее. Настороженность вдруг улетучилась, и взамен разлился головокружительный восторг морю, наготе и свободе. Ветерок бил в нос морской солью, обдувал голое тело, непривычно холодил интимности... Лора какое-то время терпела, стараясь быть взрослой, а затем не выдержала, взвизгнула — и помчалась вприпрыжку по берегу, вздымая гроздья песка. Сунулась в море, заорала, выскочила, как ошпаренная, упала на песок, выкаталась в нем, как свинка, и снова врезалась в воду...

— Пятнадцать градусов, — крикнул Иван Иваныч, наблюдая за ней.

С пятой попытки ей удалось даже проплыть два или три метра. Она вылезла посиневшая, оглушенная, и какое-то время чинно шла рядом с Иваном Иванычем. Вместе они эффектно смотрелись: голая Лора, блестящая от капелек, и высокий, лощеный, с иголочки одетый Иван Иваныч.

Он заметно нервничал, хоть Лора отметила это уже после.

— Сейчас мы зайдем к моим друзьям, — сказал он, когда она допьяна набегалась, накупалась и навалялась в песке.

Тревога, приглушенная морем и солнцем, сразу вернулась к ней, и сразу вспомнилось то, что она нашла в его блокноте.

— Вот здесь. Можно голышом, не стесняйся.

Лора препиралась, как могла, но Иван Иваныч решительно вел ее к коттеджу, выходящему калиткой на берег. Азарт приключения пересилил: обливаясь мурашками, Лора вошла за ним во двор.

Она так волновалась, что плохо переваривала все увиденное. Там были двое каких-то мужчин, похожие на киношных мафиози; они целовали ей руку, сально улыбались и гоготали, угощали выпивкой, дрянной на вкус, говорили с Иван Иванычем по-французски, и Лора не понимала их.

Иван Иваныч демонстративно обнимал ее и целовал в губы. Видно было, что ему не по себе, что он плохо знает французский, и что эти двое главней его. Они обглазели голую Лору с ног до головы, и от стыда у нее вся кожа гудела, как барабан.

— Давай перейдем на английский. Все-таки мы знаем его лучше, чем ты французский, — вдруг сказал по-английски один из «мафиози».

— Да, но... — Иван Иваныч кивнул на Лору.

— Ты сказал, что она не говорит по-английски.

— Да, но... Ладно. Я слушаю вас.

Шокированная Лора изо всех сил старалась делать вид, что она ничего не понимает.

—... Значит, ровно в четыре. У нас куча дел, а таким подарком нужно насладиться как следует, без суеты...

— Иван Иваныч, я выйду на берег. К морю хочу, — по-русски сказала Лора.

— А? — вздрогнул Иван Иваныч. — Хорошо, хорошо. Иди. Подождешь меня.

— Угу. — Лора вышла из коттеджа и, оглянувшись, пошла быстрым шагом к отелю.

Шаг перешел в бег... но вдруг Лора остановилась. Постояла минуту или две, глядя под ноги, и медленно побрела обратно.

Навстречу ей уже шел Иван Иваныч:

— Лорчик! Лорчик-помидорчик! Куда упорхнул от нас? Дикий, асоциальный Лорчик! Сегодня нас ждут великие дела...

Лора подошла к нему. Помолчала, глядя в песок. Потом сказала:

— Иван Иваныч... Давайте уедем сегодня. Наймем для них шлюху какую-нибудь...

Шумело море. В ушах свистел ветер. Вокруг ходили люди, глазевшие на странную парочку...

Иван Иваныч застыл. Потом закрыл лицо руками.

— Без вас я бы пропала... Но и вы без меня сейчас... Плавали бы в своей ванной...

Он дернулся и воткнул сумасшедший взгляд в Лору.

— Я ведь видела, как вы бритву забрали тогда... из ванной... Ну зачем же так?

Минуту или больше Иван Иваныч стоял, ломая пальцы. Потом вдруг ринулся в море.

— Ааааа! Стоооойте! Спасите! Хеееелп! Хееееелп!... — орала Лора и бежала за ним.

Море было обжигающе холодным. Иван Иваныч хлюпал уже где-то далеко, в волнах, и Лора с ужасом понимала, что не успеет...

8.

... Он вздохнул и крепко, жестоко закашлялся.

— О! Очнулся, Ив Кусто!

Долговязые спасатели, загорелые, как папуасы, скалили над ним зубы.

Выкашляв воду, он подхватися:

— А... где... где...

— Да тут она. Не бросит тебя твоя краля. Она обещала. Верно?

— Верно, — подтвердила Лора. Она как была, так и осталась голой.

— Так что больше не занимайся дайвингом в пиджаке...

Часом спустя они сидели в номере — укутанный в одеяла Иван Иваныч и Лора, по-прежнему голая. После дня, проведенного без одежды, ей казалось кощунственным надеть на себя даже трусы.

— Так ты шпаришь по-английски лучше самой королевы! Нафиг соврала?

— Не знаю. Я не специально, так само получилось, честно...

— Женский организм предчувствовал, как видно... Ну, и что нам с тобой делать, Лорелея?

— Я не Лорелея, я Элеонора... Не знаю, что делать. Драпать отсюда.

— Ого! Так ты у нас прекрасная Элен? Это же все меняет! Это...

— Кстати, мне надоело называть вас Иван Иванычем. Это двое говорили вам «Ник». Николай, да?

— Зови меня по-человечески — «Коля». И хватит мне выкать! В конце концов, не такой уж я и старый. Сорок два — расцвет мужского организма, к твоему свед...

— Хорошо, Коля... Ха. У меня был уже один Коля.

— Никаких Коль у тебя не было. Ты была чистехонькой целкой, когда я тебя натянул в тубзике, Лора-Элен...

— Ну что вы... то есть ты... все время болтаешь всякую ерунду! Скажи что-нибудь по существу.

— По существу? Хорошее замечание... Ну что ж, по существу. Ффффуууух...

Коля ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх