Трофей. Часть 1

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2
  3. Трофей. Часть 3
  4. Трофей. Часть 4

Страница: 2 из 2

он весь грязен, задымлен. Может, его самого она бы и не узнала, но эти пронзительные синие глаза — узнала сразу. Обводя взглядом поверженных и сдавшихся врагов, он замечает её, и она не успевает опустить голову. По его лицу расплылась торжествующая усмешка. Роксана нажала нужный камень и нырнула в едва открывшийся проход, ободрав плечи. Здесь нет факелов, их предполагается приносить с собой, ничего не видно.

Дикарь тоже успел вломиться в проход, не дождавшись, пока дверца откроется полностью, и выломав её края. Роксана бежала, касаясь правой рукой стены, чтобы не заблудиться, и надеялась, что строители были аккуратны, и пол везде ровный. Позади она слышала топот.

Внезапно девушка со всего разбега врезалась в стену — тупик, видимо, здесь выход куда-то ещё, но некогда искать рычаг, там вроде была развилка. Она замерла, пытаясь понять, где дикарь, но он тоже замер. Решив, что такой крупный человек занимает практически всю ширину коридора, Роксана вытащила взведенный арбалет. Страх накатил с удвоенной силой, удары сердца эхом отдавались то ли в ушах, то ли в узком коридоре. Это было похоже на кошмарный сон — она крадется в темноте, в которой прячется чудовище, и ноги с трудом слушаются.

Тихо. Послышался звук, но он снаружи. Ладно, надо рискнуть. Она подняла арбалет туда, где у него должен быть по её представлению живот, и выстрелила. Стрелка швыркнула, улетая в темноту, раздался приглушенный возглас и ругань — попала! Девушка бросилась бежать в ответвление, в котором ещё не была, но не преодолела развилку.

Железные пальцы сжались на её плече, из темноты выступило усмехающееся лицо. Роксана вскрикнула, рванулась, но бесполезно.

— Я же сказал, что вернусь за тобой, — сказал он прямо ей в ухо.

Где-то неподалеку грохнуло, пол тряхнуло, рядом обвалилась стена. Роксана коротко и сильно укусила держащую её руку, и рванулась туда. Да, его рука разжалась от неожиданности, но девушка и двух шагов не успела сделать, как он впечатал её в стену так, что воздух вышибло из легких. То ли от ужаса, то ли от удара она несколько секунд не могла вдохнуть. Дикарь сгреб её за шею, как котенка:

— Таких кусачих у меня ещё не было. Пошли.

Он так и выволок её в пролом, где его встретили восторженные соратники.

— Она — моя личная добыча, кто упустит или попортит — шкуру спущу, — дикарь швырнул Роксану на пол. Она оказалась на полу впервые с тех пор, как научилась ходить. Взыграла гордость.

— Я не твоя, дикарь.

Хотела было добавить, чтобы убрал грязные руки и не прикасался, но... защитить её некому. Захочет — прикоснется. Смешить же их бессмысленной руганью она не станет.

Роксана поднялась на ноги в кругу захватчиков, гордо вскинула голову.

— Ты будешь принадлежать тому, кому я скажу, — он взглянул на свою рану. Тонкая стрелка маленького арбалета пробила кожаную штанину и вошла в его ногу на треть. Дикарь выдернул её и бросил под ноги, посмотрел на укус — отпечаток её зубов на его руке, сочащийся кровью.

— Всыпать тебе плетей за дерзость? — он вздернул рукой её подбородок. Роксана смотрела в ярко-синие глаза упрямо и зло.

— Ты не посмеешь.

Она умрет, немедленно умрет, если её ударят. Её никогда не били. Впрочем, быстрая смерть — неплохой выход.

— Увидишь. Заприте её в какой-нибудь спальне, но чтобы там не было потайных ходов.

Он развернулся и ушел. Роксану грубо схватили за плечо и потащили.

Хорошо, хоть не в отцовскую, там, небось, ещё кровь не отмыли, — думала Роксана, сидя на стуле в одной из гостевых спален. Здесь было пусто, пыльно, и тихо, в шкафу ещё висела чья-то одежда. Свечи ей никто не принес, а солнце село уже давно. Учитывая, что нападение произошло ночью, прошли почти сутки. Хотелось есть, но к этому она привыкла за время ограничения в еде, и не обращала внимания. Может, про неё забыли?

Нет. За дверью раздались неторопливые шаги, заскрежетал ключ, в освещенном прямоугольнике вырос огромный силуэт. Роксана гордо выпрямилась. Плен — это почти нормально, рыцарей постоянно берут в плен. Её выкупят. Она — принцесса этой земли и этих людей, её не могут не выкупить. У неё есть отец и брат. Хотя бы её жених. Хоть какая-то от него польза.

Он вытащил лампу из подставки в коридоре, и занес в комнату, поставил на стол. Роксана продолжала смотреть прямо.

— Вы проиграли. Сегодня сдались последние войска. Твоей Ландрии больше нет.

Она молчала. Успела поплакать днем и по потерянному положению, и по себе лично. По стране? Она видела эти земли только на картах, а людей — в учебниках истории. Те люди все давно умерли.

— Гордячка, — он распустил ленту в её волосах, рассыпав их по плечам, снова вздернул её подбородок, — это ненадолго.

Волосы у неё цвета шоколада, густые и очень длинные, накрыли спину мерцающим плащом.

А он умылся. Она впервые хорошо разглядела резковатые, но достаточно правильные черты его лица. Нос почти незаметно свернут — видимо, давний перелом, и тонкий шрам остался. Хорошо вылепленные скулы, четко очерченные губы. Лицо мужчины. И глаза, кажущиеся почти черными в полумраке. Жгучими.

— Я даже не знаю, с кем говорю, — учителя хороших манер были бы довольны холодностью её голоса. С детства тренировалась...

— Моё имя — Дагор Хорт.

— Мне оно ни о чем не говорит.

— Зато говорит всей стране, по которой я прошел.

— Это мне не интересно, — она отдернула голову, попытавшись вновь вперить взгляд в стену.

— Так заинтересуйся, — он резко вздернул её, рванул платье. Шнуровка лопнула, обнажилась нижняя рубашка. Он сорвал все, дорогая ткань без сопротивления расползлась в сильных пальцах. Роксана вырывалась, сжав зубы — бесчестье хуже смерти.

— А это к вопросу, посмею ли я всыпать тебе плетей, — он сел на кровать, перекинув её через колено, одной рукой прижал, а другой больно ударил по торчащей вверх голой попе. Роксана вскрикнула, но тут же сжала зубы: не дождется. Однако уже ударе на третьем замычала сквозь зубы, потому что было действительно больно, после каждого удара казалось, что она больше не выдержит, но удары продолжали сыпаться. Дышать было трудно, и не из-за неудобной и унизительной позы. Никто не смел прикасаться к ней! Он шлепал, пока ягодицы не стали красными и пылающими от жара и боли, а девушка не начала вздрагивать от малейшего движения.

Вместо этого Дагор перебросил её на кровать, и стал раздеваться. Роксана отползла в дальний угол, стараясь не задевать измученными ягодицами простынь. Она уже прочувствовала, что все эти мышцы — не для красоты, и она ничего не может ему противопоставить.

— Ты не посмеешь, — уже менее уверенно сказала она, — за меня дадут выкуп...

— Выкуп? Где твои друзья возьмут больше, чем я захватил здесь сам?

Он схватил её за тонкую щиколотку и подтянул к себе, как щенка.

— Ты теперь принадлежишь мне, как все здесь, и я буду делать с тобой все, что захочу.

Роксана сжала ноги и попыталась его оттолкнуть. Его стоящий член казался просто огромным.

— Нет! Не смей!

Он вонзил колено между её сомкнутых ног, и перехватил обе руки одной, прижал к кровати.

— Пожалуйста, нет!

— Как ты быстро становишься вежливой!

Навис, шире раздвигая ей ноги. Роксана отчаянно дергалась, чувствуя, как большое, твердое и горячее упирается прямо в неё. Он давил все сильнее, проникая вглубь, пока головка члена не скрылась внутри. Роксана ахнула, зажмурившись, а он нажал, и тогда внутри действительно вспыхнула боль, заставив её вскрикнуть. Может, это заставило Дагора немного притормозить, дав ей немного времени привыкнуть, зато потом он задрал её колени выше, и вошел очень глубоко, до самого дна. Она закусила губу, сдерживая стон — он просто разрывал её, внутри пылало.

— Ты будешь вежливой и послушной, и не будешь мне перечить, — сказал он ей на ухо, всем весом прижимая её к кровати, — понятно?

Роксана промолчала. Ощущая его внутри, его тяжелое, твердое тело на себе, его дыхание на щеке, она не могла владеть собой. Было жарко, и трудно было дышать.

Не услышав ответа, Дагор рукой повернул её лицо к себе. Синие глаза горели совсем рядом.

— Понятно?

— Понятно, — выдавила она, не в силах сопротивляться. Так беспомощна она ещё никогда не была, и чувствовать его внутри себя было ужасно. Он начал ритмично двигаться, сначала старался хоть немного сдерживаться, но потом все сильнее. Роксана сжимала зубы, иногда втягивая сквозь них воздух, когда было совсем больно. Он не дождется ни криков, ни стонов.

А самое ужасное — она поняла, почему люди называют это «овладел». Он действительно владел её телом, и она ничего не могла сделать. Только терпеть. Опираясь на ту руку, которой держал её, второй он гладил её небольшую упругую грудь, шею, плечи, гладил и собирал в горсть волосы. Нависал всем телом, заслоняя комнату, подминая, а она не могла сопротивляться, вынужденная покориться. Всё его тело было твердым от мышц, гармоничным, и очень сильным.

Роксана считалась самой красивой невестой страны — идеально сложена, кожа нежная, почти не видевшая солнца, большие, опушенные густыми ресницами глаза, красивое лицо. (Порно рассказы) Никогда она не думала, что пожалеет об этом.

Когда Дагор ещё ускорился, она решила, что сейчас или умрет, и закричит. Получилось только заскулить. Но он сам внезапно напрягся, приподняв её бедра и вдавившись изо всех сил, зарычал. Может, он сам умрет?

Нет, через несколько долгих секунд потихоньку расслабился, и скатился с неё.

«Вот и все, — подумала Роксана, сжимая ноги и отворачиваясь, — теперь я обесчещена, и вообще падшая женщина. Хоть бы он меня убил». Было очень больно, но ещё сильнее — злость на то, что все так получилось. Всю жизнь быть идеальной принцессой, все слова и улыбки по учебнику этикета, идеальная жизнь... И все исчезло в несколько минут, стерто его похотью.

Дагор поднялся, встряхнулся.

— Найди какую-нибудь одежду, если не хочешь ехать голой, — он оделся, глядя на рассыпавшиеся по кровати волосы, наполовину скрывшие тонкое тело, — на рассвете мы уезжаем. Пошли, у меня ещё дела.

Роксана не ответила — чем он может её заставить, что может быть ещё хуже?

— Значит, выбираешь голой, — Дагор сдернул её с кровати и потащил к двери

— Пусти, я оденусь.

— Следовало бы везти тебя прямо так, — но все-таки отпустил. Слегка пошатываясь, Роксана добралась до шкафа, нашла там простенькое платье с пояском, и натянула прямо на голое тело. Ножей в комнате нет, окно зарешечено. Ничего, она найдет способ.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх