Аномальный отряд. Первый раунд

  1. Аномальный отряд. Первый раунд
  2. Аномальный отряд. Второй раунд
  3. Аномальный отряд. Третий раунд
  4. Аномальный отряд. Четвертый раунд
  5. Аномальный отряд. Пятый раунд

Страница: 1 из 2

Синопсис

В отдаленном будущем человечество ожидали не самые светлые денечки. Ядерная зима, охватившая земной шар, заставила оставшихся людей сплотиться в нескольких городах, защищенных от радиации недавними и сложными в изготовлении приборами.
Израсходовав весь провиант, самые отчаявшиеся решили покинуть периметр — и обнаружили, что «зима» ушла, как и привычная им Земля. Деревья, растения, животные стали выглядеть по-другому, даже вода изменила цвет. Новый мир таил в себе множество опасностей и первой из них стали мутанты, бывшие когда-то людьми, попавшими под удар. Со временем выжившие — «старые» — стали находить места изменений. Физические и химические законы знакомого мира были здесь... пластичны. Вспомнив былые годы, старые назвали эти места аномалиями, а предметы с аналогичными, алогичными свойствами — артефактами.

***

Постоялый двор «Одинокий дом», 3 километра от форпоста при Берлине.

— Серьезно, представляешь? Я сижу, удочка в руках, в одних трусах и газе, загораю... А рядом этот олух в ОЗК, вижу только, как линзами на меня гневно сверкает. Комары — с твой палец, едва резину не прокусывают, бедолага вертится, как уж на сковородке — а мне хоть бы хны. Главное, он сам напросился, говорит, ребята рассказывали, что там рыба дико вкусная — ну так кто же виноват, что ребята эти легкими давно не дышат? Вот и попробовал, на свою голову — не будет больше завидовать матерым... — Даниэль продолжал травить свои бесконечные байки. — Там-то я и убедился, что после 77-ой на меня насекомые не бросаются.

— ВСЕ насекомые? Или только комары? — лениво уточнил Эресс.

— Сейчас он расскажет, что задницей на муравейник садился, — добавила дров в костер Ольта.

Даниэль поднял палец, требуя тишины.

— Кто-нибудь из вас слышал про Долину Меда?

— Название знакомое, — прищурилась наемница, дернув себя за ушко. — Кажется, это на юго-восток, в бывшие земли славян.

— Да, именно. Порядка двухсот километров от Праги, я там был рядом. Нанимался в отряд охранников — такую продовольственную базу нельзя было терять, тогда все сидели впроголодь, а на добытчиков навалились «новые», — выдал Маанат, самый опытный из Отряда. — Земля обетованная для такой сладкоежки, как Шэдри. Я даже на дерево залез, но края поля так и не увидел. Представляешь себе соты, каждая длиной с твою руку? Они там холмами по всему полю, между ними здоровенные цветки и п***ц какие здоровенные пчелы. Ядовитые, величиной с человека, длинные жала, шипастые лапы. Добытчики говорили, они телепаты: как-то раз смельчак проткнул одну пчелку копьем, налетели и разорвали его в клочья, — он с непонятным чувством посмотрел на собеседника. — Отчаянный ты тип, коли и правда затеял такую проверку.

— А как было еще проверять? — обозлился Даниэль. — На тарантулу напасть, что ли? Нет уж, я еще поживу... Старые добытчики мне говорили, эти твари нападают на всех, кто ворует соты, но если бросить и удрать, преследовать не станут. Куда безопаснее?

Маанат флегматично пожал плечами, встал и двинулся к стойке.

— Возьми мне меда! — озаботилась Ольта.

— В общем, — продолжил Даниэль прерванный рассказ, — они меня тупо не заметили, хотя я прям перед их зелеными носами соту тащил. Так что для насекомых я и правда невидим.

— Нетушки! Для полного и окончательного а-ка-де-ми-чес-ко-го знания надо, чтоб тебя муравьи не покусали, — хихикнула Ольта.

Заглянув в ее чашку, байщик убедился в своих подозрениях.

— Пожалела бы друзей, они тебе еще пригодятся... вытащить твою симпатичную задницу из-под очередной тарантулы.

Наемница передернулась и притихла. В Отряде все знали привычки друг друга, а уж такую, как арахнофобию... И дело даже не в том, что тарантулу боялись ВСЕ, просто Ольта ненавидела пауков. Мохнатых, холодных, хищных и мерзких тварей. Особенно таких, как тарантула: даже молодая особь не смогла бы пролезть в дверь этого здания. А уж та, которая собиралась отложить в нее яйца, была какой угодно, но не молодой.

— Вот вы мне объясните, какого беса мы встречаемся именно здесь, и где носит Шэдри? — задумался вслух Эресс. Наемник-одиночка, лишь недавно вступивший в Отряд, он частенько задавал вопросы, ответ на которые лежал на поверхности.
Маанат поставил на стол 4 кружки и отдал Ольте небольшую миску, зажатую локтем.

— Элементарно, Ватсон! Мы встретились здесь, потому что 14-ая не самое лучшее место для того, чтобы бегать по окружности и аукать, это понятно? А Шэдри была тут еще неделю назад, я узнавал — осмотрится, вернется и расскажет, куда идти и что брать. Так всегда бывает, не думаю, что этот случай — исключение.

Охранник прошествовал от угла к двери и впустил нового гостя. Вернее, старого — у Шэдри был снят здесь номер еще неделю назад. Отряд уставился на командира со смешанными чувствами. Маанат поднял бровь, Ольта схватила себя за ухо, Даниэль разинул пасть, а Эресс поперхнулся пивом и закашлялся. Посмотреть было на что — бывшие когда-то рыжими, короткие волосы охотницы стали белыми — даже ресницы. Шэдри держалась правой рукой за живот и смотрела на бойцов блестящими ртутью глазами.

Все в Отряде давно уже не были детьми. Каждый из них прошел не одну аномалию, каждый из них что-то оттуда вынес. Дружеские пикировки между ними не были редкостью, и у бойцов появлялись клички. Одни были связаны с их новыми особенностями, одни были просто старой историей, как это обычно водится... Маанат Индеец, как и другие наемники годы назад, носил железные доспехи, и попал в 21-ой аномалии в температурный контур. Когда он дошел до ближайшего форпоста и с него срезали железо, цвет его кожи приобрел устойчиво красный оттенок. Ольта Апостол прославилась своей приобретенной способностью преодолевать гравитацию, благодаря чему никогда не проваливалась в снег. И не плавала. Даниэля торжественно нарекли Рыбаком-С-Большой-Буквы еще в юношеском возрасте: возвращаясь с друзьями с речки, он нес здоровенную рыбину неопределенной породы, положил ее на траву, чтобы передохнуть, а она упорхнула. Только новичок Эресс еще ничем не отметился в Отряде.

Все это промелькнуло перед глазами Шэдри, и она решительно двинулась мимо стола.

— Рыбак, за мной!

Наемники удивленно переглянулись.

— Какая долгожданная, радостная встреча! — съязвил Эресс.

— Тихо ты! — шикнула на него Ольта. — Что-то с ней не так...

Индеец вернул бровь на подобающее место и принялся за пиво, кивнув Даниэлю. Тот лишь развел руками, на ходу отхлебнул из своей кружки и пошел за командиром.

Поднявшись по лестнице, Рыбак зашел в первую открытую дверь. Беловолосая взяла его за воротник и небрежно двинула в глубь сумрачной комнаты. Пытаясь удержаться на ногах, наемник сделал несколько быстрых шагов назад, где кровать и поставила ему подножку. Подняв глаза и услышав шум захлопнувшейся двери, он увидел Шэдри, хищно разглядывающую его тело. Нависая сверху, она принялась обнюхивать его, пока, наконец, не добралась до штанов. Свист выдернутого ремня привел ошарашенного парня в чувство.

— Командир, какого черта ты дела...

Пистолет, покоящийся в набедренной кобуре женщины, уже смотрел ему в лоб. Рыбак ненадолго задумался, пытаясь посчитать пропорцию скорости движений командира своей алкоголизированности, но быстро бросил это занятие, осознав, что лежит уже со сдернутыми штанами и трусами, а ее теплая ладошка уже мнет его яйца.

Шэдри довольно оскалилась и сжала губами его достоинство. Пикантность ситуации, а также долгое воздержание на пути сюда быстро возбудили мужчину. Лаская колечком губ головку, затуманенным сознанием Шэдри отметила, что все уже встало, большего не предвидится. Теперь она вцепилась коготками в его бедро, глубоко вдохнула и наделась головой на его член.

Даниэль широко открыл глаза, не понимая, что происходит. Все годы, что он знал командира, она была спокойной и уравновешенной... Но сейчас... Он не решался шевелиться, так как дуло пистолета мерно покачивалось перед ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх