Время перемен. Часть 1

  1. Время перемен. Часть 1
  2. Время перемен. Часть 2
  3. Время перемен. Часть 3

Страница: 2 из 5

с книгами и какими-то реактивами. В глубине коморки за столом с ноутбуком сидел тот парень из приемной комиссии. К моему радостному удовлетворению, направленную им в мой адрес приветственную улыбку мой организм встретил безо всяких докучливых фортелей.

— О, новички! — довольно воскликнул парень, пожирая, практически раздевая меня взглядом. — Екатерина Соколова и Максим Милюков? Позвольте представиться, я — Севастьян Курощупов, аспирант второго курса. Вас ко мне послал завлаб? Отлично — тогда берите вон там, в углу ведра, тряпки, здесь надо хорошенько прибраться!

Мы сделали, как и было сказано — взяли ведра и пошли в туалет за водой. Максим был явно очень воспитанным молодым человеком — он взял оба ведра и тащил их обратно один, заметив, что, как истинный джентльмен, не может даже подумать о том, чтобы девушка тащила такую тяжесть. Может это звучит и глупо, но он сказал это с такой улыбкой, с такой интонацией, что он мне сразу очень понравился — причем понравился не моей капризной киске, а моей голове, создав мысль «а этот парень, если подумать, не так уж и плох».

Когда мы начали протирать полки, Севастьян решил нас развлечь. Направив на себя вентилятор (лучше бы на нас!), он начал рассказывать о проводимых на кафедре исследованиях.

— Представьте себе примитивное животное. Чем оно руководствуется в своем поведении? Инстинктами, ясно дело. Причем инстинктами как безусловными — врожденными, так и условными — приобретенными. Теперь наоборот — возьмем homo sapiens, человека «разумного». Все мы руководствуемся в своем поведением разумом, верно? Это и отличает нас от животных. А теперь представьте на секунду... — работу не прекращайте! — что это ложь. Что человек, для того, чтобы обосновать свое превосходство над животными, объявил, что лучше их благодаря своему «разуму», хотя он точно так же руководствуется теми же инстинктами? Представьте себе это на мгновение, что это так. Ведь если это так, то все попытки манипуляции разумом априори обречены на провал. И более того — если мы научимся управлять нашими инстинктами, то человечество только тогда и сможет стать истинно разумным! И это будет новой эрой развития человечества!..

— Так чем же вы тут занимаетесь-то? — перебил аспиранта Максим, которого явно раздражала его напыщенная речь. — Болтовней да философией?

Севастьян нахмурился.

— Нет, не болтовней. Мы изучаем влияние гормонов на поведение лабораторных мышей и крыс, а также влияние на поведение процессов обучения — то бишь, тренировки разума. А теперь за работу, вам за сегодня нужно успеть вымыть хотя бы треть комнаты...

3.

— Ну этот аспирант и свинья! — ворчал Максим, потягивая пиво. После отработки он пригласил меня в кафешку, чему я была искренне рада — обзавестись другом даже до начала первого семестра — это дорогого стоит! Тем более — мальчиком! Макс продолжал, — Нет чтобы на нас направить вентилятор да спокойно дать работать! Так нет — сидел себе, кайфовал, пока мы там потели почем зря, да еще и по ушам ездил всякой чушью про разум да инстинкты. Тоже мне, «новая эра развития человечества», тьфу!
— Да, — ответила я, потягивая сок (Макс предложил заказать пиво и мне, но я не пью, что он очень одобрил), — мне не понравилось, как он на меня пялился, словно извращенец какой-то. Блин, до сих пор противно!
— Ничего, если он будет к тебе приставать, ты только мне скажи, — Макс довольно хлопнул себя кулаком по широкой груди, — я его от тебя на все пять лет отважу!
— Ха-ха-ха, спасибо! — рассмеялась я.

Ладонь Макса легла на мою и я приятно почувствовала себя защищенной.

В другие дни отработки завлаб направлял нас мыть уже другие аудитории, и Севастьяна я больше не встречала. А с Максом мы тем временем все сближались. Он попросил завлаба ставить нас в одну команду и добродушный старичок нам и не думал отказать. Потом, когда отработка была пройдена, у нас было еще две недели свободы до начала семестра. Почти каждый день мы ходили на свидания, и с каждым разом я убеждалась, что Максим — именно тот человек, которого я так ждала, ради которого я берегла свою невинность. Как он сам не уставал заявлять — он был джентльмен, — и он не совершал никаких приставаний, не было никаких поползновений к моему телу, он даже словно боялся на меня смотреть, будто боясь спугнуть. Но я видела, что он неотрывно смотрит на меня боковым зрением, что он пытается предугадать каждый мой шаг, пытается уловить каждую мою мысль. Он обращался со мной не как с «телочкой», чем грешил каждый первый его сверстник, он обращался со мной как с леди — как меня и старался воспитывать папа.

Время шло, начался семестр, мы оказались в разных группах, и уже не могли так часто встречаться — разве что только на общих лекциях да на традиционном свидании в воскресенье. Эта пусть и малая, но разлука испугала меня — в группе Максима было несколько красивых девчонок, типичных разукрашенных шлюх, словно соревнующихся в том, у кого более пошлый макияж, больше грудь, короче юбка и длиннее шпильки. Я начала бояться, что он, не дождавшись ответа от меня, уйдет искать счастья к ним. Тогда я решилась — чтобы окончательно оформить и официально закрепить наши отношения, можно и нужно заняться с ним любовью. Я-то, конечно, могла поддерживать ментальную стабильность мастурбацией, но ему-то должно быть, ой-как не легко, думала я, он может подумать, что я просто смеюсь над ним, вожу за нос... А я на самом деле любила его! Берегла свою девственность именно для него! Так что нужно скорее сделать это. Причем, хорошо бы привязать это к какой-нибудь хорошей дате. Мой день рождения, как и его — весной, это слишком долго, день святого Валентина — в феврале, тоже не вариант... выходил только Новый год.

К этому дела я начала готовиться загодя. Памятуя о своем не самом спортивном сложении, я записалась на физкультуру на секцию спортивной аэробики и дополнительно на танцы. Я хотела стать более желанной для любимого, не быть бревном в постели — и была готова перешагнуть ради этого через свой привычный распорядок. Более того — я пригласила на танцы и Максима, и он, похоже, был бесконечно рад легитимной даже для джентльмена возможности меня пообнимать.

Как-то раз Макс заболел и не пришел на занятия танцами. Отзанимавшись, я вышла на улицу, кутаясь в пальто — на улице был ноябрь, было уже темно, а погода испортилась, начинался снегопад. Ничего не видя перед собой, не обращая ни на что внимания я направилась на остановку, ждать последнего автобуса. Думая о Максиме, я не заметила, как ко мне подкрались сзади.

Сильные мужские руки схватили меня, придавили к земле и закрыли лицо мокрым платком, не давая ни вздохнуть, ни крикнуть. Через несколько секунд я потеряла сознание.

4.

Проснулась я от того, что меня легонько хлестали по щекам. Я попыталась крикнуть, но рот был заклеен скотчем. Сознание медленно возвращалось ко мне, но я сразу поняла, что голая, сижу привязанная скотчем к стулу. Руки были связаны за головой, что приподнимало мои маленькие грудки, а колени были разведены, выставляя напоказ мою девственную, даже не побритую киску. Мои вещи, блузку, трусики, лифчик и джинсы, явно разрезанные ножницами, я заметила в мусорном ведре неподалеку. Жутко испугавшись, я начала дергаться, мычать что есть мочи, но ласковое прикосновение к голове заставило меня съежиться от страха. Обойдя мой стул, передо мной встал Севастьян.

— Привет, Катя Соколова, — сказал он как ни в чем не бывало. — Ты, наверное, хочешь узнать, зачем ты здесь? Окей, могу сказать. Обычно я работаю на мышках и крысках, но иногда отрабатываю наработки на особях покрупнее. И нет ничего более удобного для опытов чем человеческая самка. Ведь в отличие от мышей вы можете словами выражать свои ощущения, верно? Да и палитра ваших возможных действий более разнообразна, что дает более широкие возможности для анализа...

Тут похитителю позвонили.

— Ага... Ага, отлично. Что ж, — обратился он ко мне, положив трубку, — пошли, прибыли ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх