Время перемен. Часть 1

  1. Время перемен. Часть 1
  2. Время перемен. Часть 2
  3. Время перемен. Часть 3

Страница: 3 из 5

реактивы.

Зайдя мне за спину, он разрезал скотч, которым я была прикована к креслу. Тут я решила, что это единственный мой шанс пока извращенец ничего со мной не сделал, и бросилась вон из комнаты. Но Севастьян в пару прыжков меня догнал и повалил на пол. Я пыталась освободиться, но он был массивнее меня и с легкостью меня обездвижил.

— Так-так, куколка, не хочешь по-хорошему, будем по-плохому, — прорычал аспирант. Он щелкнул чем-то за спиной и спокойным голосом произнес:

«26 ноября... 22.34. Пациентка №3 предприняла попытку к бегству. Ввожу состав № 18, 3 мл».

Услышав звук открываемой пробирки я забилась в истерике, я умоляла мучителя меня оставить, говорила, что никому ничего не расскажу, но все было тщетно. Через несколько секунд я почувствовала укол в беззащитную попу и затем резкое ощущение жара, распространяющееся по организму. Мои мышцы обмякли, все силы к сопротивлению практически за пол минуты оставили меня. Подняв меня на ноги, Севастьян повел меня вперед по коридору. «Да это же наш учебный корпус!» — с удивлением подумала я. «Быть может, мне все-таки удастся сбежать!»

Севастьян привел меня на нижний, цокольный этаж. Там, около одной из дверей без таблички стоял чемоданчик. Севастьян хмыкнул, взял его, и толкнул меня в помещение. По всей видимости, это была биохимическая лаборатория, причем оснащенная по последнему слову медицинской науки — у стен стояли большие новенькие приборы непонятного мне назначения... но снова биться в истерике меня заставили не они. Посреди комнаты стояло гинекологическое кресло, к которому Севастьян меня подтолкнул:

— Давай, на место.
— Нет, нет, — взмолилась я, — не трогай меня! Я... Я заплачу! У меня есть деньги, сбережения, квартира! Я никому не скажу, клянусь!
— О, квартира? — потянул бровью вверх Севастьян. — Очень интересно. А теперь давай, садись!

Несмотря на мои обессиленные протесты, парень поднял меня и водрузил на кресло. Он зафиксировал мои руки, ноги, живот и голову специальными ремнями, чтобы я не могла пошевелиться. Мои рыдания и слезы протеста его, похоже, только забавляли. Потянув за одну из ручек кресла, он развел мои ноги на 150 градусов — большего моя растяжка не позволяла.

— Так, эти заросли нам ни к чему... — пробормотал безумец, проведя рукой по моему лобку,... но сперва держи вот это, чтобы не скучать. Из ящика, подобранного под дверью он достал готовый шприц с жидкостью светло-коричневого цвета и снова включил диктофон.

«... 22. 41. Ввожу пациентке состав «J 1/9», по 2 мл в каждую из молочных желез. Этого должно быть достаточно чтобы размер груди пациентки №3 увеличился с... первого до третьего в течение месяца»

— Неет, неееет! Прошу, умоляю, нет! — в отчаянии молила я., но все, чего я добилась, это было то, что Севастьян заклеил мне рот скотчем. Поднеся к моим глазам шприц с зельем, он усмехнулся.
— Дурочка. Тысячи девчонок мечтают о таком подарке, а ты еще отказываешься? Типичное проявление ложного инстинкта самосохранения... Знала бы ты, сколько стоит эта вакцина!

Лишенная способности к сопротивлению, я могла лишь со слезами на глазах смотреть, как он вкалывает свое зелье мне в груди — сперва под левый сосок, потом под правый. Я прислушивалась к ощущениям, но ничего не происходило. Севастьян рассмеялся.

— Ха, ты же не думаешь, что это вот так сразу произойдет? — сказал он, разминая мои груди, — Нет, грудь начнет расти постепенно, почти безболезненно, это опробованная сыворотка. В отличие от всех остальных...

«Пациентка не бреет паховую область. Хороший шанс испытать вакцину PCB-01... постойте-ка... Ты что, девственница?!»

— Угу!, угу! — я бы кивнула, не будь моя голова зафиксирована. Может быть, увидев мое сокровище, он меня пожалеет?! — молилась я.

«Как оказалось, пациентка девственна. Выбор был сделан превосходно. Сразу приступаю к процедурам дефлорации и стерилизации.»

От ужаса у меня глаза полезли на лоб. Если с дефлорацией еще понятно — наивно было надеяться, что маньяк пощадит мою дорогую целочку, то стерилизация-то тут каким боком?! Он вообще думает, что несет?! Я же не смогу иметь после этого детей!

— Что такое? — обратился ко мне безумец, подкатывая к креслу какой-то прибор с фаллическими щупами чудовищного, шипастого вида. — Не хочешь быть стерилизованной? Опять глупишь — я же тебе блага желаю, зачем тебе эти мелкие вечно орущие спиногрызы?

В исступлении я билась сквозь повязки, как могла, но мучитель был непреклонен.

— Глупости какие. «Пациентка №3 дала полное согласие на стерилизацию». А? Да не переживай, Катюша, я потом за тебя на документе распишусь, пустая формальность. А теперь приступим...

Севастьян взял в руку тонкий фаллический щуп, с отверстием на конце и шлангом, идущим к аппарату. Включив аппарат, Севастьян одел очки.

«Так как пациентка №3 является девственницей и ее влагалище, очевидно, не разработано, применяем самый малый зонд. Размеры влагалища будут доведены до необходимых в ближайшие недели.»

Увидев, что я уже практически теряю сознание, Севастьян погладил меня по голове и сказал:

— Глупая. Потом же сама благодарить будешь.

Когда щуп пронзил мое лоно, порвав мою драгоценную плеву, я, к счастью, потеряла сознание. Хотя мне казалось, что лучше бы я просто умерла.

5.

Проснувшись утром, я вернулась в ад, я все еще находилась в этом проклятом кресле. Осмотревшись, я заметила, что к Севастьяну присоединилась девушка, колдовавшая у одного из приборов у стены. Мой же мучитель сидел за столом и что-то записывал в большую тетрадь. Заметив, что я проснулась, он устало потянулся.

— Проснулась, Катена? Счастливая! А я всю ночь с тобой работал, с ног валюсь. Пойду-ка и я посплю, а тебя оставлю на попечение этой милой девушки, — Севастьян подошел к лаборантке и звонко шлепнул ее по попе, — это Вика Малиновская, моя ассистентка.

Расхохотавшись, Севастьян вышел из комнаты. Вика же не обращала на меня никакого внимания, продолжая настраивать какой-то непонятный прибор. С заклеенным ртом это было трудно, но я попыталась привлечь ее внимание. В раздражении оставив свой прибор, она подошла ко мне и оторвала скотч.

— Мне надо в туалет! — взмолилась я. Это был мой шанс — судя по свету за окном, уже было утро, значит в корпусе начались занятия, значит чтобы спастись достаточно привлечь чье-либо внимание. Поход в туалет подходил для этого как нельзя лучше. Но мои надежды были разбиты. Достав из под гинекологического кресла, катетер со шлангом Вика разместила его у меня в уретре. Из-за привязанной головы я этого не видела, но почувствовала. Проверив надежнсть закрепления, она вернулась к своему прибору.

— Вика! — взмолилась я, — пожалуйста, отпусти меня! За что вы меня? Хватит меня мучать, умоляю!
— Мучать? — донеслось из за моей спины. — Глупая, мы же тебя лечим. Когда мы с тобой закончим, ты будешь идеальной девушкой, самим совершенством.
— Самим совершенством?! — я вновь бросилась в рыдания. — Что этот Севастьян со мной сделал?
— ... А. Ну да, — после секундного колебания ответила Вика. — Он говорил дать тебе прослушать его процедурный отчет.

Подойдя ко столу, ассистентка отмотала пленку назад и включила диктофон. Подавляя рыдания я вслушивалась в спокойный голос Севастьяна с замиранием сердца.

«Пациентка не бреет паховую область. Хороший шанс испытать вакцину PCB-01... постойте-ка... Ты что, девственница?! Как оказалось, пациентка девственница. Выбор был сделан превосходно. Сразу приступаю к процедурам дефлорации и стерилизации. Пациентка №3 дала полное согласие на стерилизацию. Дефлорация прошла успешно, много крови, но пациентка потеряла сознание. Впрочем, это только облегчит дальнейшие процедуры. Ввожу зонд в глубину влагалища. Кстати, его глубина примерно 10 сантиметров... Дошел до шейки матки, из зонда ввожу в нее катетер. Это нужно делать аккуратно, дабы не повредить ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх