Время перемен. Часть 1

  1. Время перемен. Часть 1
  2. Время перемен. Часть 2
  3. Время перемен. Часть 3

Страница: 4 из 5

нежные ткани. Ввожу в матку раствор KF-011. Он должен полностью заполнить полость матки, поэтому вводим с избытком, 7 кубов. KF-011 нейтрализует все яйцеклетки пациентки в ее яичниках, что даст нам эффект стерилизации, а также напитает девушку подготовительными гормонами, необходимыми для дальнейших изменений. Возможные побочные эффекты от операции — головные боли. Зато теперь у пациентки никогда не будет месячных и связанных с этим проблем. Превосходно!»

От рыданий у меня перехватывало дыхание. Я почувствовала небольшую тянущую боль внизу живота — прощальный сигнал моего женского естества. Что я теперь за человек? Какая я теперь женщина, если не могу родить ребенка?! Зачем теперь вообще жить? Лучше бы они меня сразу убили! А диктофон тем временем продолжал.

«Так, с главным покончено, но у нас еще много работы. Наношу на лобок, ноги и руки пациентки гель «Kurz». Он выжгет ее волосяные фолликулы, и ей больше никогда не придется делать эпиляцию... Впрочем, сомневаюсь, что она ее когда-нибудь делала. Побочный эффект — сильная боль при нанесении — нивелирован потерей сознания пациентки. Ей повезло. Дальше. Введение в сосочную область состава GF-05. Это гель, который скопится в ореолах и сделает их слегка выпирающими над основным телом молочной железы. Помимо улучшения визуального эффекта, при ласках груди пациентка будет получать значительно более сильное возбуждение. Более того — при этом в районе сосков будет выделяться белесая молокоподобная жидкость, при употреблении орально увеличивающая половое желание полового партнера пациентки. Ввожу по 20 мл GF-05 в каждую грудь — хочу проверить, что будет, если превысить предельно допустимую дозу. Дальше. Возвращаемся к влагалищу. То, что пациентка оказалась девственницей с неразработанным влагалищем — серьезная помеха для процедуры изменения секрета ее бартолиновых желез. Процесс придется делать поэтапно. Сейчас, на первом этапе я вкалываю в малые половые губы по 5 мл состава «Полимед». Это вызовет изменение состава выделяемой железами смазки, что приведет к стимуляции мужской потенции ее полового партнера. Другими словами, чем чаще у них будет происходить половой акт, тем более длительным он будет. В совокупности с GF-05 в ее грудях это должно приводить к кардинальному увеличению длительности полового акта, что, в конечном итоге, будет способствовать скорейшей разработке влагалища пациентки...»

Видя, что от шока я снова близка к обморочному состоянию, Вика выключила диктофон, подошла ко мне и обняла. Мои слезы сразу покрыли ее блузку.

— За что? — рыдала я. — За что мне это?! Я же не какая-нибудь проститутка! Возьми любую из них — каждая была бы рада! Меня-то за что так уродовать?!
— Ну, ну, ну... — успокаивающе поглаживала меня по голове Вика. — Просто ты больна, а мы тебя лечим — вот болезнь и сопротивляется, мучая тебя. Уверяю, когда ты выздоровеешь, ты нам спасибо скажешь. А теперь примемся за твой внешний вид... Не иметь украшений на таком теле — настоящее преступление! Нам предстоит много работы, так что позволь сделать тебе наркоз.

Увидев в руках у Вики шприц, я в отчаянии замотала головой, у меня не было сил даже на крик. Но она лишь улыбнулась и сделала мне укол в вену. Через несколько секунд я отключилась.

6.

Проснулась я в кровати в незнакомой комнате. На мне были свежие белые трусики, обычные слипы, и белый шелковый халатик, волосы распущены и всколочены. С тяжелой головой я осмотрелась. Это была глухая комната без окон и с одной дверью. Из мебели здесь были лишь кровать, большой шкаф, да туалетный столик со стаканом и графином воды.

Слабо понимая, что делаю, я поднялась с кровати, захлопнула халатик, подошла к двери и дернула за ручку. Заперто. Тогда я подошла к шкафу и открыла дверцу. Внутри было несколько полок с вещами, но мое внимание привлекло зеркало. Или, точнее, что в нем отражалось.

Я была на себя не похожа — припухшие розовые губы, черные брови, стрелки на глазах, в ушах серьги с большими цветными камнями, распущенные волосы — ни дать ни взять, типичная гулящая восемнадцатилетняя шлюха, вышедшая на поиски парня. Слава Богу, мне еще хоть волосы не перекрасили, подумала я. Подойдя к столу, я налила из графина на ладони воду и постаралась как могла умыться, — лишь бы смыть с себя эту мерзость. Вернувшись к зеркалу, я обомлела — ничего не изменилось! Макияж как был на моем лице, так и оставался, только кожа налилась румянцем. Перепугавшись, я принялась тереть брови, веки, губы руками изо всех сил — но ничего не сходило. Я слышала о такой вещи как татуаж — перманентный макияж, но никогда не видела его вживую. И вот, похоже, мне его сделали.

Бросившись на кровать, я залилась слезами. Как мне теперь на улицу выходить с такой харей! Какой позор! Что бы сказал папа, увидь он меня сейчас?"Шлюха! Потаскуха!» — я словно слышала его слова. Я попыталась снять серьги, но и тут меня ожидало фиаско — они тоже не желали сниматься.

В панике я распахнула халатик и присмотрелась к себе в поисках других изменений. Первое, что я заметила — прокол пупка, причем не один, а два — сверху и снизу. Снизу это был обычный банан с блестящими шариками из белого металла на концах. Сверху же пупок был проколот огромной подвеской с нежно-розовой бабочкой, закрывающей собственно пупок и кристаллическим сердечком, висящим на пятисантиметровой цепочке. Теперь мой красивый плоский животик стал походить на живот какой-то восточной развратницы! Я всегда выступала категорически против прокола пупка — эта традиция идет родом из гаремов восточных султанов, где наложницам в обязательном порядке прокалывали пупки — считалось, что это раскрывает их сексуальную чакру. А теперь это извращение сделали со мной... Я попыталась снять эти уродливые «украшения», но, похоже, у них был какой-то хитрый замочек, и мне это не удалось. Где-то в глубине подсознания проскочила мысль, что теперь мне всю жизнь придется прятать этот срам, что теперь мне ни на пляж нельзя будет выйти, ни в бассейн... но это было не самым страшным. Я боялась стянуть трусики, я была в ужасе от того, что эти изверги могли сделать там.

Обратив внимание на ощущения, я вдруг поняла, что не чувствую свою киску, не чувствую прикосновения к ней трусиков. Значит, помимо общего, мне сделали еще и местный наркоз, который еще не прошел. А значит, там есть чему болеть. В ожидании худшего я спустила трусики и ахнула — там, где я никогда не брилась был гладенький холмик. Я совсем забыла виды детства, и даже не думала, что это может быть красиво. Но это было изуродовано татуировкой бабочки! Её длинные усики уходили вверх до самого лобка, а цветные крылья были широко, до самых бедер расправлены в стороны от моих аккуратных половых губ, слава Богу не тронутых, но представлявших тело этой бабочки. С облегчением я выдохнула — эти извращенцы вообще могли лишить меня клитора и половых губ — и тогда бы я больше никогда в жизни не почувствовала удовольствия от секса. Однако приглядевшись, я поняла, что расслабляться еще рано. Мои аккуратные губки как-то странно топорщились и были слегка раскрыты, хотя ранее за ними этого не наблюдалось. Запустив туда пальцы, я вздрогнула — внутри меня был чужеродный предмет!

Дрожащими руками я раскрыла губки и увидела, что на малых половых губах «красуются» четыре маленьких колечка, а сами малые половые губы, в контраст с телесным цветом больших, имеют ярко выраженный нежный розовый оттенок, чего раньше не было — похоже, татуаж добрался и сюда.

У меня уже не было сил плакать. Мое отчаяние достигло критической точки: меня испортили с головы до ног, испортили как внутри, так и снаружи. Меня лишили как возможности стать женщиной, стать матерью, так лишили и чести, изуродовав мое тело. И все это в восемнадцать лет, на первом курсе, в родном институте! И как внезапно, как бесповоротно! Еще вчера вечером я, счастливая, танцевала в зале, мечтая о том, чтобы показать танец любимому, а теперь — как я покажусь ему на глаза, как посмею даже поднять на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх